Логический конец логической песни классической тональностью

Aлeкceй Лyбянкo

Логический конец логической песни классической тональностью

Боль - это то, что внутри. Hе гляди - она превращается в боль. Спасибо - жив.

Колокольчики.

Это за ним:

Я вас ждал. Я вас с нетерпением ждал. Спасибо. Пожалуйста. Вот тут у нас свет. Да. Это ванная, а вот здесь руки... Полотенцем этим... Да. Пшел вон!!! Извините - кот. Разбойник. Бегемотом зовем. Hу что вы! Какое уж там. Пожалте. Hу-у-у... Проходите-проходите. Стульчик. Ага, спасибо. У всех бокалы полны? Тогда разрешите мне, как...

Другие книги автора Алексей Лубянко

Aлeкceй Лyбянкo

Телефонные наслаждения

Звонок

- Алле?

- Московское время пять часов. С добрым утром товарищи...

Весь день был бесповоротно испорчен!!!

x x x

- Вам письмо - в ушах зазвенел тоненький голосок и вслед за этим рука, покрытая сплошной зеленоватой (болотной) шерстью про тянула конверт. Е-х-хо-хо! Существо посмотрело на меня невинными глазами без зрачков, налитых кровью...

- Приятного аппетита.

Aлeкceй Лyбянкo

Иллюзия голоса

Сад открыт всеми окнами в дождь. Помолчим, полежим под дождем. Знаешь, это уже было когда-то. Hа свет будем кружиться бабочками ночными. Все дороги существуют для напряженных шагов. Все цветы нужны для последнего штриха на твою красоту. Ты просто красавица. Озираюсь путником на жемчуг твоих зубов. Как грубо - "зубов", "волков", "дубов". Есть "зубки", "волчишко", "дубок"...

В траве струился мириад огней

Aлeкceй Лyбянкo

Второе предвосхищение

Тяжела ноша, да не крест - крест легок, да грехи тяжки.

Движение от себя к себе через все, что лежит вокруг, что идет навстречу иль убегает прочь.

Каждый рыбак, примерив одежды надежы, меряет глубину вод в поисках Золотой Pыбки. И того не понимает, что она сама идет в невод Золотого Pыбака.

Хотелось чего-то большего. Большее становилось все больше, пока не лопнуло. Лопнуло вот так: ХЛОП!

Популярные книги в жанре Современная проза

Повесть опубликована в журнале "Иностранная литература" № 3, 1974

Из рубрики "Авторы этого номера"

...Мы публикуем повесть Адели Фернандес «Ранний плод — горький плод» («Le fruit sans douceur», Paris, Les Editeurs Francais Reunis, 1972).

Серёга и Настя стоят у бетонного перешейка, где озёрная вода с шумом ухает в зарешеченный колодец, откуда по жёлобу-коридору стекает уже узко, ручьём. Рядом — пляжик, сейчас, в августе, как и всегда к концу лета, замусоренный. От пляжа — холм, уводящий в лес. По левую руку — родная для обоих деревня. Сейчас им — не до красот природы, не до купанья, не до грибов… Молодые — в напряжённом разговоре-противостоянии.

Оба крепкие, высокие. Серёга — с тёмно-русым ёжиком, плечи развёрнуты, майка-тельник, штаны-камуфляж. Настя в бандане, удерживающей светло-русые пряди, плещущие на ветру, в красной майке и бриджах. Ладные. Такие, каких немного встретишь, особенно ближе к мегаполису, где всех подряд будто скрючивает и высушивает опаляющая стихия сверхскоростей.

Что может подарить мужчина на день рождения своей девушке? А если этот мужчина губернатор? Обычный подарок исключен. Фантазия губернатора становится спусковым крючком этой истории, в которой стремительные повороты сюжета превращают любовный роман в захватывающий триллер. Герои пытаются благополучно миновать рифы избирательной кампании. Они идут на риск и переживают разочарования. Но оказывается, что самый важный выбор – это выбор человека, который рядом с тобой.

Целая жизнь – длиной в один стэндап.

Довале – комик, чья слава уже давно позади. В своем выступлении он лавирует между безудержным весельем и нервным срывом. Заигрывая с публикой, он создает сценические мемуары. Постепенно из-за фасада шуток проступает трагическое прошлое: ужасы детства, жестокость отца, военная служба. Юмор становится единственным способом, чтобы преодолеть прошлое.

Размеренную жизнь Ирис, замужней матери двух почти взрослых детей, нарушили не только боли, вернувшиеся через десять лет после едва не убившего ее теракта, но и встреча с давней, но вовсе не забытой, самой сильной в жизни любовью. Чтобы скрывать от всех вновь начавшийся роман с Эйтаном, Ирис приходится лгать все более изобретательно и изощренно. Как далеко заведет ее эта ложь и чем она решится пожертвовать ради самого дорогого в жизни?

Один человек слишком много лжет и однажды попадает в пространство, где обитают его выдумки. Другой человек всегда живет с закрытыми глазами, потому что так удобнее фантазировать. А третий пережил кому и теперь скучает по тому, что в ней увидел. А четвертому непременно надо поехать в детский сад на большом синем автобусе. А пятый – к примеру, Бог в инвалидной коляске. А шестой загадал золотой рыбке два желания из трех и все откладывает третье на потом. Мертвые и живые, молчаливые дети и разговорчивые животные, сны и реальность: мир Этгара Керета – абсурд, трагизм и комизм, чистая эмоция и чрезмерная рефлексия, юмор, печаль и сострадание. Его новая книга – сборник коротких шедевров о повседневности, о самых обыденных вещах, которые прячут в себе невероятную сложность, тоску, радость, веселье, опасность и просто жизнь. Иногда к автору в дом заявляются незнакомые люди и требуют, чтобы автор сочинил рассказ, сию же минуту. Потому что о такой жизни просто необходимо рассказывать.

«Руководство к действию на ближайшие дни» молодого израильского писателя Йоава Блума каждому, любому не поможет. Оно пригодится лишь неудачнику Бену Шварцману, бывшему библиотекарю на три четверти ставки, который к тому же совсем не пьет. Странные советы дает ему книга, запугивает и поддерживает, и среди прочего рекомендует к употреблению крепкие спиртные напитки особых достоинств. Если он этим наставлениям последует – что будет? Проснется ли он просто с тяжелой от похмелья головой или, может, совсем другим человеком?.. Вдруг «Руководство» поможет ему защититься от агрессивного мира? Или, напротив, в ближайшие дни Бен поймет условность границ между силой и слабостью, опытом и невинностью и растворится в этом самом мире?.. И справится ли со всем этим Бен Шварцман?

А все мы – каждый, всякий, ты, я – обречены ли оставаться только собой? Может, никому не вырваться из собственного заколдованного круга, пока некий Йоав Блум не написал «Руководство к действию» специально для него?..

Впервые на русском языке!

Авраам Б. Иегошуа – писатель поколения Амоса Оза, Меира Шалева и Аарона Аппельфельда, один из самых читаемых в Израиле и за его пределами и один из самых титулованных (премии Бялика, Альтермана, Джованни Боккаччо, Виареджо и др.) израильских авторов. Новый роман Иегошуа рассказывает о семье молодого солдата, убитого «дружественным огнем». Отец погибшего пытается узнать, каким образом и кто мог сделать тот роковой выстрел. Не выдержав горя утраты, он уезжает в Африку, в глухую танзанийскую деревню, где присоединяется к археологической экспедиции, ведущей раскопки в поисках останков предшественников человечества.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Т.Луценко

Создатель "Человеческой комедии"

Вступительная статья

Бальзак О. Гобсек; Евгения Гранде; Отец Горио

Оноре де Бальзак родился 20 мая 1799 г. в г.Туре. Его отец, крестьянин по происхождению, в годы революции стал чиновником и коммерсантом, разбогатев за счет поставок провианта армии.

В восемь лет родители определили мальчика в Вандомский коллеж, пребывание в котором оставило тяжелый след в сознании писателя. Здесь господствовал суровый полумонастырский режим. Дети не имели каникул, годами жили в стенах коллежа вдали от семьи. Грубые и невежественные учителя часто прибегали к телесным наказаниям, обучение было сухим и схоластическим. Втайне от наставников юный Бальзак много читал. Книги несколько скрашивали его мрачное существование в коллеже, помогали переносить муштру и казенщину. Так продолжалось шесть лет. Под конец нервы подростка не выдержали - он заболел, родители вынуждены были взять его домой.

Давным-давно в далекой Галактике...

Считанные дни до осады Набу. Боевой флот Торговой Федерации во главе с вице-королем Нуте Гунраем готов осадить солнечный мир набу и гунганов.

Галактическая Республика в чудовищном кризисе. На Корусканте, центре цивилизованного пространства, несмотря на все усилия верховного канцлера Валорума, Сенат поражен алчностью и коррупцией. В отдаленных уголках Галактики все торговые пути контролируют гигантские станции набирающей силу Торговой Федерации.

Но теперь даже Торговая Федерация оказалась под перекрестным огнем — пираты и рейдеры нападают на ее корабли, а террористы требуют положить конец торговой тирании.

Для тех, кто борется за сохранение Республики, настало время испытаний. Последняя надежда Галактики на рыцарей-джедаев — вечных хранителей мира и справедливости. Один из лучших рыцарей Куай-Гон Джинн вместе со своим учеником Оби-Ван Кеноби оказываются в ключевой точке катастрофы Галактической Республики...

Сенаторы Кос Палпатин и Бэйл Органа, магистр Йода и канцлер Валорум, правители Торговой Федерации Нуте Гунрай и Даултай Дофайн в преддверии Первого Эпизода Звездных Войн!

Евгений Аркадьевич ЛУЧКОВСКИЙ

"И ПРОЧИЕ ОПАСНОСТИ!"

Рассказ

Этот день для Эдуарда Баранчука начался исключительно неудачно. На работу он проспал и потому, наскоро умывшись, сунул в рот огромный кусок колбасы и стал запрыгивать в брюки. Одновременно он еще натягивал свитер, но слегка запутался в нем. Ботинки Эдуард шнуровать не стал и, схватив куртку, ринулся в коридор, на ходу проверяя, на месте ли пропуск, права и запасные, "свои ключи" от замка зажигания и багажника. Пренебрежительное отношение к обувной фурнитуре не замедлило сказаться самым фатальным образом: в темном коридоре он наступил на шнурок, зацепил висящую на гвозде раскладушку, та в свою очередь сбила велосипед и самопроизвольно разложилась, перегородив все. Эдик промчался по этим хрустящим и звякающим предметам, вылетел на лестничную площадку. Там стояла полуглухая соседская испуганная бабушка, у ног ее жался испуганный пинчер.

Лучников Алан

Пасквиль, гнусный пасквиль!

Пpедупpеждение:

Все события, пеpсонажи и печатные издания этого pассказа являются абсолютно вымышленными. Все совпадения с pеально существующими событиями, пеpсонажами и печатными изданиями, а также ассоциации с таковыми и аллюзии на таковых являются абсолютно случайными.

Посвящается***.

"Жила-была Катя."

Цитата из этого pассказа.

I.

Однажды я написал pассказ.