Логический конец логической песни классической тональностью

Aлeкceй Лyбянкo

Логический конец логической песни классической тональностью

Боль - это то, что внутри. Hе гляди - она превращается в боль. Спасибо - жив.

Колокольчики.

Это за ним:

Я вас ждал. Я вас с нетерпением ждал. Спасибо. Пожалуйста. Вот тут у нас свет. Да. Это ванная, а вот здесь руки... Полотенцем этим... Да. Пшел вон!!! Извините - кот. Разбойник. Бегемотом зовем. Hу что вы! Какое уж там. Пожалте. Hу-у-у... Проходите-проходите. Стульчик. Ага, спасибо. У всех бокалы полны? Тогда разрешите мне, как...

Другие книги автора Алексей Лубянко

Aлeкceй Лyбянкo

Иллюзия голоса

Сад открыт всеми окнами в дождь. Помолчим, полежим под дождем. Знаешь, это уже было когда-то. Hа свет будем кружиться бабочками ночными. Все дороги существуют для напряженных шагов. Все цветы нужны для последнего штриха на твою красоту. Ты просто красавица. Озираюсь путником на жемчуг твоих зубов. Как грубо - "зубов", "волков", "дубов". Есть "зубки", "волчишко", "дубок"...

В траве струился мириад огней

Aлeкceй Лyбянкo

Телефонные наслаждения

Звонок

- Алле?

- Московское время пять часов. С добрым утром товарищи...

Весь день был бесповоротно испорчен!!!

x x x

- Вам письмо - в ушах зазвенел тоненький голосок и вслед за этим рука, покрытая сплошной зеленоватой (болотной) шерстью про тянула конверт. Е-х-хо-хо! Существо посмотрело на меня невинными глазами без зрачков, налитых кровью...

- Приятного аппетита.

Aлeкceй Лyбянкo

Второе предвосхищение

Тяжела ноша, да не крест - крест легок, да грехи тяжки.

Движение от себя к себе через все, что лежит вокруг, что идет навстречу иль убегает прочь.

Каждый рыбак, примерив одежды надежы, меряет глубину вод в поисках Золотой Pыбки. И того не понимает, что она сама идет в невод Золотого Pыбака.

Хотелось чего-то большего. Большее становилось все больше, пока не лопнуло. Лопнуло вот так: ХЛОП!

Популярные книги в жанре Современная проза

Ирина Васюченко — родилась в 1946 году в Харькове. Окончила МГУ, русское отделение филологического факультета. Начинала как критик в середине 70-х гг., в конце 80-х занялась литературным переводом с французского. Автор повестей “Лягушка в молоке” (под псевдонимом Н.Юченко; “Дружба народов”,1997, № 10) и “Автопортрет со зверем” (“Континент”, 1998, № 96). Живет в Москве.

70-е годы 20 века. В Германии идут съёмки фильма про Гитлера. Актёр, исполнитель главной роли слишком глубоко вживается в роль и начинает представлять себя Адольфом Гитлером.

Олег Чувакин

Чёрные снежинки, лиловые волосы

1

Её имя очень взрослое — Антонина, а я зову её коротко: Тоша.

Коротко ей не нравится, а я всё равно зову.

Я и Тоша, мы гитаристы. Мы учимся заочно в училище искусств и ведём в музыкальных школах классы гитары. Тоша совсем молодая заочница, ей едва исполнилось восемнадцать. Я уже отслужил в армии.

В музыкальном мире гитаристы — изгои. Отщепенцы, на которых криво, снисходительно поглядывают снобы-преподаватели: баянисты или аккордеонисты. Аккордеонисты считают, что гитара — это Булат Окуджава или Владимир Высоцкий, а заносчивые баянисты пропускают академические концерты гитаристов.

Олег Чувакин

Страусовая политика

К тому, что Володя не работает — не имеет работы, не ходит на работу, не зарабатывает денег, — Даша привыкла. Она и не помнила, как давно к этому привыкла: месяц назад, полгода, год или два. Она уходила на свою работу, и возвращалась с неё, зная: Володя дома.

Володя тоже привык к тому, что он не работает. Его жизнь, в сущности, напоминала дни школьника на каникулах. Он привык не работать с мыслью о том, что вот-вот найдёт работу, но что это случится не сегодня. А сегодня он ещё может посидеть за ноутбуком, поиграть в «Героев магии и меча» или посмотреть фильм «2012». Володя может пригласить в кино жену: набрать телефонный номер, спросить начальника отдела по работе с поставщиками и сказать: «Даша, пойдём вечером в кино?» Она обрадуется, и они пойдут на поздний сеанс. На «2012».

Хиппи-беглецы из социалистического рая живут на загнивающем Западе, спецслужбы современной России и мафия ищут наследника миллиарда, в Праге возникает Центр развития идей шестидесятых годов, бабушка-десантница и патриарх Церкви Джинсового Бога Святого Духа по имени Еб (голландец, голландец!), огромное море марихуаны, почти постоянный стеб и карнавал (для некоторых), смерть и кровь для других…Повышенное количество беглецов на единицу времени и площади романа оправдывается реализмом, цинизм спецслужб скрашивается огромнейшим количеством любви во всех возможных проявлениях, наглые и постоянно обкуренные волосатые фейсы сорока с лишним лет не желающие взрослеть против всего цивильного разумного мира взрослых и старых… И неожиданный конец!

Фантастическо-реалистическо-сюрреалистический роман о том, как из потерявшегося в советской действительности интеллегента-алкоголика, вроде бы прожившего несколько жизней, можно сделать космонавта. Главное — пообещать квартиру оперу из угрозыска. Пародия на ельцинскую Россию с элементами гиперболы и сюрра, спецслужбы, мафии, революционные армии освобождения, показуха и обман — все знакомо, узнаваемо и… страшно. Недаром первая часть называется — Партия, вторая — Россия, и третья — Дурдом… Взбесившийся космический корабль, живущая на подачки Запада страна и конец?.. Не конец? Кто знает…

1.0 — создание файла

«Почему иностранец менее стремится жить у нас, чем мы в его земле?» — некогда осведомлялся достославный мыслитель и сам себе ответствовал: «Потому что он и без того уже находится за границей». Сто с лишним лет миновало, а поди ж ты, все таит в себе заграница неизъяснимую прелесть для россиян, маячит болотным огоньком в тумане, блазнится: вроде и есть она, вроде и нет ее, и проверить нет решительно никакой возможности. Но темна вода во облацех—ни с того ни с сего приоткрылась вдруг в начале семидесятых годов неширокая щелка на Запад, и хлынули в нее толпою, чуть не калеча друг друга, интеллигенты и подпольные коммерсанты, зубные техники и тайные агенты, бобруйские инженеры и ленинградские художники-модернисты. Так и Костя Розенкранц, двадцатисемилетний переводчик английской технической литературы, в один прекрасный день вошел на негнущихся ногах в пропахшее сургучом и почтовым клеем здание московского Центрального телеграфа, как бы символически увенчанное светящимся глобусом, и тайком от родных заказал разговор с Иерусалимом, где уже постигал азы иврита его школьный приятель Борька Шнейерзон. «Присылай,—выкрикнул Костя сквозь телефонные шумы, писки и поскрипывания,—присылай, и срочно, сил моих больше нет!» Месяца через три он уже выуживал из своего почтового ящика длинный конверт с прозрачным окошком и, приплясывая на лестничной клетке от возбуждения, узнал о надеждах своего родственника Хаима, не Розенкранца, правда, а Розенблатта, на то, что советское правительство со свойственной ему гуманностью позволит Косте воссоединиться с ним на земле предков.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Т.Луценко

Создатель "Человеческой комедии"

Вступительная статья

Бальзак О. Гобсек; Евгения Гранде; Отец Горио

Оноре де Бальзак родился 20 мая 1799 г. в г.Туре. Его отец, крестьянин по происхождению, в годы революции стал чиновником и коммерсантом, разбогатев за счет поставок провианта армии.

В восемь лет родители определили мальчика в Вандомский коллеж, пребывание в котором оставило тяжелый след в сознании писателя. Здесь господствовал суровый полумонастырский режим. Дети не имели каникул, годами жили в стенах коллежа вдали от семьи. Грубые и невежественные учителя часто прибегали к телесным наказаниям, обучение было сухим и схоластическим. Втайне от наставников юный Бальзак много читал. Книги несколько скрашивали его мрачное существование в коллеже, помогали переносить муштру и казенщину. Так продолжалось шесть лет. Под конец нервы подростка не выдержали - он заболел, родители вынуждены были взять его домой.

Давным-давно в далекой Галактике...

Считанные дни до осады Набу. Боевой флот Торговой Федерации во главе с вице-королем Нуте Гунраем готов осадить солнечный мир набу и гунганов.

Галактическая Республика в чудовищном кризисе. На Корусканте, центре цивилизованного пространства, несмотря на все усилия верховного канцлера Валорума, Сенат поражен алчностью и коррупцией. В отдаленных уголках Галактики все торговые пути контролируют гигантские станции набирающей силу Торговой Федерации.

Но теперь даже Торговая Федерация оказалась под перекрестным огнем — пираты и рейдеры нападают на ее корабли, а террористы требуют положить конец торговой тирании.

Для тех, кто борется за сохранение Республики, настало время испытаний. Последняя надежда Галактики на рыцарей-джедаев — вечных хранителей мира и справедливости. Один из лучших рыцарей Куай-Гон Джинн вместе со своим учеником Оби-Ван Кеноби оказываются в ключевой точке катастрофы Галактической Республики...

Сенаторы Кос Палпатин и Бэйл Органа, магистр Йода и канцлер Валорум, правители Торговой Федерации Нуте Гунрай и Даултай Дофайн в преддверии Первого Эпизода Звездных Войн!

Евгений Аркадьевич ЛУЧКОВСКИЙ

"И ПРОЧИЕ ОПАСНОСТИ!"

Рассказ

Этот день для Эдуарда Баранчука начался исключительно неудачно. На работу он проспал и потому, наскоро умывшись, сунул в рот огромный кусок колбасы и стал запрыгивать в брюки. Одновременно он еще натягивал свитер, но слегка запутался в нем. Ботинки Эдуард шнуровать не стал и, схватив куртку, ринулся в коридор, на ходу проверяя, на месте ли пропуск, права и запасные, "свои ключи" от замка зажигания и багажника. Пренебрежительное отношение к обувной фурнитуре не замедлило сказаться самым фатальным образом: в темном коридоре он наступил на шнурок, зацепил висящую на гвозде раскладушку, та в свою очередь сбила велосипед и самопроизвольно разложилась, перегородив все. Эдик промчался по этим хрустящим и звякающим предметам, вылетел на лестничную площадку. Там стояла полуглухая соседская испуганная бабушка, у ног ее жался испуганный пинчер.

Лучников Алан

Пасквиль, гнусный пасквиль!

Пpедупpеждение:

Все события, пеpсонажи и печатные издания этого pассказа являются абсолютно вымышленными. Все совпадения с pеально существующими событиями, пеpсонажами и печатными изданиями, а также ассоциации с таковыми и аллюзии на таковых являются абсолютно случайными.

Посвящается***.

"Жила-была Катя."

Цитата из этого pассказа.

I.

Однажды я написал pассказ.