Locus Solus

Locus Solus
Автор:
Перевод: Евгений Маричев
Жанр: Социальная фантастика
Год: 2000
ISBN: 966-521-043-2

Роман гениального французского писателя Рэймона Русселя (1877–1933), которого Андре Бретон называл «самым великим магнетизером нашего времени», «Locus Solus» публикуется на русском языке впервые.

«Locus Solus» — это долгая, бесконечная прогулка, которую можно воспринимать и как некий путь к посвящению. Блестящий ученый — законченный образ писателя, художника или, согласно Русселю, гения — открывает нам на семи остановках семь захватывающих дух чудес, которые он задумал, создал и поместил в своем парке. Среди этих ошеломляющих находок — летающая трамбовочная «баба», составляющая мозаику из разноцветных… зубов, гигантский «алмаз», в котором плавает танцовщица с музыкальными волосами, ожившие покойники, разыгрывающие самые знаменательные эпизоды своей жизни…

Но прежде всего «Locus Solus» — это интеллектуальный эксперимент, сколь просчитанный, столь и непредсказуемый.

Отрывок из произведения:

Кто он, Рэймон Руссель (1877–1933), — великий писатель или великий безумец? Не одно поколение исследователей его творчества пытается найти ответ на этот вопрос. Но то, что он великий, не отрицает никто. Сам Руссель в девятнадцать лет, заканчивая поэму «Подставное лицо», написал:

«По каким-то неуловимым признакам догадываешься, что из-под твоего пера выходит шедевр, а сам ты чудесным образом отличаешься от остальных…

Мой гений стал равен дару Данте и Шекспира, мои ощущения спорили с чувствами умудренного старостью семидесятилетнего Гюго или мыслями Наполеона в 1811 году, мне было ведомо все то, о чем мечтал Тангейзер на Венериной горе. От написанных мной страниц исходит какое-то сияние, и я плотно закрываю ставни на окнах, чтобы ни одна щелочка не пропускала сверкающие отблески моего пера — мне хотелось отдернуть занавес внезапно и залить светом весь мир. Оставить эти листки бумаги без присмотра значило высвободить ослепительные лучи такой силы, что они наверняка достали бы до самого Кигая, и в мой дом ринулась бы обезумевшая толпа».

Другие книги автора Реймон Руссель
СОДЕРЖАНИЕ

Обложка худ. А. Шпир. — Серая банда. Рассказ В. Чаплыгина. — Пушки. Рассказ Д. Руссель. — Клад хана-пастуха. Туркменский рассказ М. Зуева-Ордынца. — Охотники за пшеницей. Биографические рассказы Поля Крюи. (Продолжение.) — На манчжурском рубеже. Рассказ В. Белоусова. — Как это было: Белуга с хронометром. Рассказ-быль Ал. Смирнова-Сибирского. — Памяти великого полярника. — Очаги социалистического строительства СССР. Рудная промышленность. — Объявления.

С 1927 по 1930 годы нумерация страниц — общая на все номера года. В № 6 номера страниц с 401 по 480.

Орфография оригинала максимально сохранена, за исключением явных опечаток — Гриня

Популярные книги в жанре Социальная фантастика

14-е место в конкурсе ХиЖ-2004

Опубликован: в журнале «Порог» № 5, 2006 год.

2-ое место "Свободное творчество"-2009 (СИ)

Огни Анютинска

I

Синие облака медленно тянулись по ярко-красному небу. Темно-

зеленая река текла вверх, на гору, на вершине которой росло одинокое

дерево кроной вниз. Вдаль уходила аллея, усыпанная осенней листвой.

«Леснинский, беги!», - кричал кто-то непонятно откуда, - «Беги скорей». И

Леснинский побежал по аллее. Небо вдруг стало черным, полил зеленый

Я не собираюсь убеждать читателя в подлинности фактов. Допускаю, что существуют и засекреченные свидетельства моих «подвигов», так что книга прольет на них дополнительный свет, только света этого будет недостаточно для секретных сотрудников, имеющих к ним секретный доступ.

 А попасть к ним в лапы для уточнения я не боюсь, так как Материализатор на запястье правой руки делает меня неуязвимым в любых обстоятельствах.

Я, честно говоря, давно уже ничего не боюсь.

«Честно говоря, я думал, каюк. Напоролись на дрон, а это значит, что жизни нашей осталось на час-другой, не больше. Тут залегай хоть к медведю в берлогу, а беспилотник не перележишь. Будет кружить – елозить, как пылесос по коврику, каждый сантиметр прощупает и в конце концов найдет. Вот он, совсем близко тарахтит, сволочь. Низом идет. Выходит, засек, сейчас всадит…»

«– Эй, парень, ты куда собрался?

Охранник, здоровенный детина с рыжей курчавой бородой, с ног до головы был затянут в чешуйчатые доспехи из кожи грифона. Даже шлем не снимал, только забрало поднял. Лайдр к подобному снаряжению пока не привык – где на Земле найти богатыря, способного устоять под тяжестью грифоновых доспехов?..»

«Я сижу на удобном мягком стуле, обхватив руками огромный живот. Мир съежился до размеров одного тела – моего. Это странно, но я начинаю привыкать. Наверное, любая мать поняла бы меня – то, что я собираюсь сделать…»

В ближайшем будущем ученые научатся проникать в сознание умерших людей, путем отправки к ним «прыгунов» – специально подготовленных агентов, готовых ступить на опасную территорию посмертия и добыть информацию для продажи ее заинтересованной стороне.

Главный герой, бывший наемник Дэниел Даск, очнувшись в госпитале Цюриха после неудачной военной операции, получает предложение присоединиться к такой организации от загадочного человека по имени Аш, который ищет себе нового напарника.

Так Дэниел оказывается вовлеченным в заговор, грозящий катастрофическими последствиям для человечества. Распутывая шаг за шагом клубок интриг и предательств, герой постепенно превращается в мишень для могущественного противника, преследующего загадочную цель.

Комментарий Редакции: В основу научного-фантастического романа положены смелые медицинские, психоаналитические концепции о бессознательном, как неисчерпаемом хранилище уникальной информации, которая продолжает храниться вопреки смерти сознания человека.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Исповедь сыроеда

Автор: Изюм

История известного сыроеда Изюма о его переходе на живую еду.

Текст отредактирован для удобочитаемости. Стиль сохранен. Оригинал здесь – http://www.syromonoed.com/?q=node/85

Пролог

Преимущество сыромоноедения перед всеми существующими диетами очевидно, так как эта диета была нам дана СОЗДАТЕЛЕМ изначально. Бесхитростная простота этой диеты поразительна и может быть выражена в нескольких словах: БЕРИ СО СТОЛА ПРИРОДЫ ПРОДУКТ И ЕШЬ ЕГО В ПЕРВОЗДАНОМ ВИДЕ, НЕ МЕШАЯ НИ С ЧЕМ И НЕ ПОДВЕРГАЯ НИКАКОЙ ОБРАБОТКЕ. Вот такую простую истину я понял за годы, которые провел в поисках идеального питания. В общем, не отнять и не прибавить к тому, что было создано не нами, но для нас же самих. Мне сейчас просто забавно читать и слышать, что 100% вегетарианское сыроедение опасно, что оно чревато нехваткой жизненно важных элементов с вытекающими отсюда последствиями, вплоть до летального исхода. Такое впечатление складывается, что кому-то в этом мире выгодно запугивать людей тем, что должно быть нормой их жизни, а именно полным вегетарианским сыромоноедением. Кому-то нужны ранние смерти, болезни и мучения людей. В своей книге я постараюсь рассказать обо всём, что накопилось у меня в голове за эти годы, и как я дошел до такого простого питания, а также о чуде перерождения, которое со мной происходит.

Никон, сыроед с зачатия

Автор: Изюм

Этот дневник — детальное описание родителями первого года жизни Никона — сыроеда с зачатия, выношенного исключительно на сырой растительной пище при полном отсутствии какой-либо другой еды.

Тексты отредактированы. По возможности устранены орфографические, пунктуационные и другие ошибки. Стиль изложения сохранен. Оригинальный дневник находится на http://forum.syromonoed.com/index.php?topic=592.0

Сыроедческая монодиета

Автор: Изюм

Избранные комментарии Изюма. Моноедение, перерождение, животная пища, вес тела, кризы, наркотики, паразиты и другие темы. По материалам сайта www.syromonoed.com.

Моя система

Под МОЕЙ СИСТЕМОЙ я, конечно же, имел в виду не какое-то «изобретение сыромоноедческого велосипеда». СЫРОМОНОЕДЕНИЕ старо как МИР (Евангелие от ессеев тому пример). А именно МОЕЙ системой является та, до которой я дошел сам для себя на практике, а не теоретически рассуждая, как бы это было правильно не смешивать продукты между собой.

«Рассказы о литературном институте», посвящены ВУЗу, где автор учился в 1980-90-е годы. Весело и интересно рассказывается о жизни и нравах этого уникального учебного заведения, запоминающейся чередою проходят перед читателем известные и неизвестные, хорошие и разные писатели, учившиеся в институте.