Литературы византийского региона XIII—XV вв

Аверинцев С. С. Введение: [Литературы византийского региона XIII—XV вв.] // История всемирной литературы: В 8 томах / АН СССР; Ин-т мировой лит. им. А. М. Горького. — М.: Наука, 1983—1994. — На титл. л. изд.: История всемирной литературы: в 9 т.

Т. 3. — 1985. — С. 29—32.

Отрывок из произведения:

На переходе от античности к Средневековью происходит распад дотоле единой эллинистическо-римской зоны на два обособляющихся региона: восточный и западный. Объединяющими факторами долгое время остаются культурно-государственные традиции римской империи и прежде всего христианская религия; однако каждый регион идет своим путем. В 410 г. Рим был взят Аларихом, в 455 г. — Гейзерихом, в 476 г. варварский вождь Одоакр сверг последнего римского императора Ромула Августула; а в это время «Новый Рим» — Константинополь — только вступал в эпоху своего расцвета, и византийской государственности предстояло существовать целое тысячелетие. Что до единства христианской религии, то к XI в. и оно разделяется в соответствии с противостоянием восточного и западного регионов на две большие вероисповедные общности — греко-православную и римско-католическую.

Другие книги автора Сергей Сергеевич Аверинцев

Что, собственно, означает применительно к изучению литературы и искусства пресловутое слово «мифология»? Для вдумчивого исследователя этот вопрос давно уже перешел из категории праздных спекуляций в сферу самых что ни на есть насущных профессиональных затруднений.

Начну с античного анекдота. В одном греческом городе надо было поставить статую; из-за заказа на эту статую спорили два скульптора, и народное собрание должно было рассудить соискателей. Первый мастер вышел к народу и произнес чрезвычайно убедительную речь о том, как должна выглядеть упомянутая статуя. Второй неловко влез на возвышение для ораторов и заявил: «Граждане! То, что вот этот наговорил, я берусь сделать». Соль анекдота в том, что из обоих мастеров доверять лучше второму. И впрямь, разве тот, кто слишком охотно делает свое ремесло темой для рассуждений, не оказывается чаще всего работником весьма сомнительного свойства? Как говорить о работе? Пока она не завершена, ее страшно «сглазить»; когда она закончена, ее нужно выбросить из головы и думать только о следующей…

По благословению Блаженнейшего Владимира, Митрополита Киевского и всея Украины

В настоящий том собрания сочинений С. С. Аверинцева включены все выполненные им переводы из Священного Писания с комментариями переводчика. Полный текст перевода Евангелия от Матфея и обширный комментарий к Евангелию от Марка публикуются впервые. Другие переводы с комментариями (Евангелия от Марка, от Луки, Книга Иова и Псалмы) ранее публиковались главным образом в малодоступных теперь и периодических изданиях. Читатель получает возможность познакомиться с результатами многолетних трудов одного из самых замечательных современных исследователей — выдающегося филолога, философа, византолога и библеиста.

Книга адресована всем, кто стремится понять смысл Библии и интересуется вопросами религии, истории, культуры.

На обложке помещен образ Иисуса Христа из мозаик киевского собора Святой Софии.

Географические пределы рассматриваемого в этой статье материала ясны: речь идет об огромном и пестром регионе, возникшем на исходе существования Римской империи и в ее пределах - от Египта на юге до Британии на севере, от Сирии на востоке до Испании на западе. При этом, что весьма важно, судьбы двух составных частей этого региона - греко-сирийско-коптского Востока и латино-кельто-германского Запада - со временем все больше и больше расходятся, так что к концу переходной эпохи перед нами стоят два разных мира. Но до этого момента мы вправе говорить - с некоторыми оговорками - о культурном единстве в пределах всего региона.

Источник Две тысячи лет религии и культуры. М.: Интербук-бизнес, 2001

Cтоит ли еще говорить о культурологии Освальда Шпенглера? Разве дело идет не о vieux jeu, не об исчерпавшей себя интеллектуальной сенсации 20-х годов, утерявшей для нас всякую актуальность?

При ответе на эти вопросы необходимо иметь в виду, что наследие Шпенглера явственно распадается на слои, чрезвычайно разнящиеся по мыслительной фактуре, ценности и значимости. Различие в уровне бьет в глаза: иногда трудно поверить, что тот же самый человек, который написал «Закат Европы», способен был подвергать выводи пой книги заведомому извращению (с точки зрения своей же собственной логики) в публицистических трактатах типа «Прусской идеи и социализма». Но и единое, замкнутое в себе сочинение — оба тома «Заката Европы» — при ближайшем рассмотрении расслаивается на эксперименты исторического прогнозирования, на политическую теорию тоталитаристского толка и на философию культуры в собственном смысле (темперамент автора дает всем этим уровням интимное эмоциональное единство, но сообщить им обязательную логическую связь он не может). Сегодня, через тридцать лет после смерти Шпенглера, мы имеем право вычленять для критического анализа только этот последний слой, как единственно существенный: коль скоро сама история вынесла приговор политическим идеалам автора «Заката Европы» и выявила несостоятельность его предсказаний, критиковать его по этим пунктам — занятие столь же легкое, сколь и неинтересное. Но что касается культурологического ядра, здесь дело не совсем так просто.

Историческая поэтика. Литературные эпохи и типы художественного сознания. М., 1994, с. 105–125

(Конспект. В книге: Античность и современность. М., 1972, с. 90-102)

Популярные книги в жанре Литературоведение

Серия «Чтения по истории и теории культуры», выпускаемая Институтом высших гуманитарных исследований Российского государственного гуманитарного университета, знакомит читателей с результатами научной работы (иногда — лишь предварительными), которая проводится в стенах Института.

В основе большинства публикаций лежат доклады, прозвучавшие на различных семинарах и научных заседаниях ИВГИ. Кроме издания материалов общеинститутского семинара по сравнительному изучению культур, серия включает тематические циклы работ, выполняемых в рамках более специальных исследовательских программ ИВГИ («Литературно-художественные архетипы и универсалии», «Историческая поэтика» и др.). В некоторых случаях прилагаются также тексты выступлений, относящихся к обсуждению проблем, затронутых в публикуемых докладах.

В основе этого выпуска лежит доклад М. Л. Андреева «Метасюжет в театре Островского», прочитанный автором на семинаре в цикле «Историческая поэтика».

«Произведения Лермонтова, так тесно связанные с его личной судьбой, кажутся мне особенно замечательными в одном отношении. Я вижу в Лермонтове прямого родоначальника того духовного настроения и того направления чувств и мыслей, а отчасти и действий, которые для краткости можно назвать «ницшеанством» – по имени писателя, всех отчетливее и громче выразившего это настроение, всех ярче обозначившего это направление…»

Рассматривая фантастику как органическую часть художественной литературы, автор брошюры подчеркивает ее своеобразие, показывает, какими художественными средствами пользуются фантасты для исследования такой проблемы, как человек и научно-техническая революция, говорит о ходе эволюции фантастики.

Содержание

От популяризации науки… куда?..3

Фантастический быт..7

Человек и НТР — разные взгляды..10

Человек и НТР — в глубь проблемы..19

От героя-схемы к герою-личности..23

Фантасты философствуют, смеются, обличают..37

Направление эволюции..45

Человек будущего — нравственные искания..46

Наш современник перед лицом будущего..50

Новые идеи, новые решения..57

Данный сборник составлен на основе материалов – литературно-критических статей, литературных обзоров и рецензий, опубликованных в московской и уфимской периодике: в интернет-журнале «Пролог» в 2004 г., в газетах «Истоки» и «Русский язык» в 2002–2003 гг.

Данный сборник составлен на основе материалов – литературно-критических статей и рецензий, опубликованных в уфимской и российской периодике в 2005 г.: в журналах «Знамя», «Урал», «Ватандаш», «Агидель», в газетах «Литературная газета», «Время новостей», «Истоки», а также в Интернете.

В данном сборнике предпринята «атака» двоякого рода: во-первых, информационное «нападение» на «литературные башни» ВТЦ – Всероссийского Творческого Центра (коим с давних пор является Москва); во-вторых, на ретроградов от литературы родных башкирских просторов. Большинство статей публиковалось в уфимской и российской периодике в 2006 г., а также в Интернете.

Документальное произведение, входит в сборник «Порох в пороховницах».

«Было время, и не так давно, когда другой характер имела наша литература: другие споры, другие книги и журналы. Перемена совершилась в короткое время – в течение много пятнадцати – двадцати лет. Впрочем, быстрота перемен составляет характеристику нашей литературы. Откуда же такое явление?..»

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

В рукопашном бою для них нет секретов. И вот личный убийца мафии и частный детектив Столетник сошлись в поединке не на жизнь, а на смерть. Из этой схватки сыщик выходит живым и почти невредимым. Но он недооценил могущества своих врагов, у которых далеко идущие цели, а под рукой десятки головорезов, натасканных на убийство. Преступная организация, на чей след вышел сыщик, опасна и всемогуща. Но Столетник и его друзья не из тех, кого можно запугать.

Статьи Аверинцева С.С. из энциклопедии "История всемирной литературы" В 8 томах / АН СССР; Ин-т мировой лит. им. А. М. Горького. — М.: Наука, 1983—1994.  

На мировом книжном рынке новый бум — скандинавского, и в частности шведского детектива. Не успел отшуметь Стиг Ларссон с его трилогией «Миллениум», как из Швеции пришел новый «северный вирус» — Йенс Лапидус с его «стокгольмским нуаром». Строя сюжет на основе реальных дел, с которыми работал в уголовном суде, адвокат Лапидус написал роман о стокгольмской мафии — и, что называется, проснулся знаменитым: в одной только Швеции, с ее девятимиллионным населением, тираж превысил полмиллиона, книга уже переводится на 26 языков, вышла экранизация Даниэля Эспинозы (на российских экранах — с октября 2010 г.) и планируется американский ремейк (права на ожесточенном аукционе выиграли «Уорнер бразерс», продюсером и исполнителем главной роли выступит Зак Эфрон). Итак, главные действующие лица: чилиец Хорхе, севший за торговлю кокаином, планирует побег с зоны и месть тем, кто его посадил; серб Мрадо ездит на стрелки с «волками», «ангелами ада» и «прирожденными гангстерами», деля сферы влияния, и судится с бывшей женой за право опеки над дочерью; Юве строит из себя мажора, учится на юриста, втайне подрабатывает частным извозом, но готов согласиться на более прибыльное предложение шефа, — и ищет свою сестру, без вести пропавшую несколько лет назад. Пути их пересекутся.

Выход второй книги трилогии планируется в 2011 году.

Перед вами — одна из лучших книг, обучающих искусству эриксоновского гипноза. Она представляет уникальные демонстрации наведения клинического гипноза самим Милтоном Эриксоном и подробнейший анализ базовых аспектов его работы. В ней рассказано не только о косвенных формах гипнотического внушения, но гораздо шире — о процессе обучения и открытия нового, о доверии к своему бессознательному и его неисчерпаемых возможностях.

Авторы не ставят точку в конце обучения. Они предлагают читателю совершенствоваться, выполняя упражнения, а может быть, даже и серьезные исследования.

Книга адресована прежде всего психологам и психотерапевтам, однако будет полезна всем, кто обучает и обучается — и хочет делать это эффективно.