Лиса

Сергей Алексеевич Баруздин

Лиса

Очень захотелось лисе курицу поймать. Пришла она в деревню.

Заходит в один двор, а там корова стоит.

- Ты зачем, лиса, пришла? - спрашивает.

- Да хочу посмотреть, как ты живёшь.

- Ну, тогда подходи поближе, - сказала корова.

Подошла лиса поближе, а корова как боднёт её. Лиса до самых ворот долетела.

Лиса в другой двор зашла, а там лошадь стоит.

- Ты зачем, лиса, пришла? - спрашивает.

Другие книги автора Сергей Алексеевич Баруздин

Это рассказ о солдате. О необыкновенном солдате. О человеке с оружием в руках и с красной звездой на шапке.

Когда-то звали его красногвардейцем. Потом красноармейцем. А сейчас зовут солдатом Советской Армии.

Это — рассказ о герое. О необыкновенном герое. О человеке, который прошёл тысячу трудных боёв и выходил из них победителем. О человеке, который сто раз погибал и не погиб. О человеке, который защищал и сейчас защищает нашу страну от врагов.

Она много читала о море — много хороших книг. Но она никогда не думала о нем, о море. Наверно, потому, что когда читаешь о чем-то очень далеком, это далекое всегда кажется несбыточным.

Она много раз видела море. Видела в Третьяковке и Эрмитаже, где была прошлым летом с мамой. Потом тоже с мамой, когда они были во Владимире в Успенском соборе, — еле видимая фреска Андрея Рублева «Земля и море отдают мертвых». Так, кажется, называлась она.

По дороге в деревню Озерки мы нагнали бричку. Но, к нашему удивлению, седока в ней не оказалось.

Мы вылезли из машины. Я остановил лошадь. Она беспрекословно послушалась, стала на дороге. Мы заглянули в бричку. К сиденью был привязан мешок. В нём лежали газеты и письма.

— Странно! — сказал мой приятель. — Бричка почтовая, а где почтальон?

— В том-то и дело!

Пока мы рассуждали, лошадь стояла. Но вот она увидела, что мы возвращаемся к машине, и двинулась в путь.

Роман о юношах, ставших солдатами и прошедших трудный воинский путь до Берлина и Праги. Роман охватывает большой отрезок времени — от довоенных времен до наших дней. Жизнь повторяется в судьбах детей героев повествования.

В том входят повести: «Ее зовут Елкой», «Новые Дворики», «Только не завтра», «Мама» и др.; рассказы «Тринадцать лет», «Рождение Караваева», «Она такая» и др.

Иллюстрации О. Д. Коровина

— А я знаю. Ты и есть Александры Федоровны внук.

— Откуда знаешь?

— Похож. Ой, до чего ж похож! Правда! А чего ты раньше никогда не приезжал сюда?

Всего что угодно мог ожидать Ленька, но только не этого. Говорили, что он похож на отца. Это верно, пожалуй. Ну, на мать. Может быть. Частично. Но чтобы он, мальчишка, был похож на бабушку! Это невероятно. Ленька даже покраснел.

— А чего, я спрашиваю, не приезжал раньше? — не унималась она.

Юхнов — город, центр Юхновского района Калужской области. До районирования уездный город бывшей Смоленской губернии. Расположен на шоссе Москва — Брест, в 35 километрах от железнодорожной станции Мятлевская, на реке Угре, левом притоке Оки. Длина реки около четырехсот километров. Протекает Угра в пределах Смоленской и Калужской областей. Начало берет на юго-восточном склоне Смоленско-Московской гряды. Берега крутые, местами обрывистые. Главные притоки — Воря, Шаня, Ресса. Юхновский район — промысловый, с развитым отходом. В полеводстве преобладают зерновые культуры и картофель. Среди кустарных промыслов выделяются деревообделочный и кожевенный. В Юхнове имеются лесопильно-фанерный, авторемонтный заводы и льнозавод. Население: по переписи 1926 года — более двух тысяч жителей, по переписи 1959 года — четыре тысячи жителей.

Маленькая Светлана жила в большом городе. Она не только умела правильно говорить все слова и считать до десяти, но и знала свой домашний адрес.

— Где ты живёшь, девочка? — спрашивали её.

— Петровка, дом восемь, квартира четырнадцать, — говорила Светлана и была очень довольна, что не ошиблась.

Но однажды к ней пришёл соседский мальчик Боря и спросил:

— А в каком городе мы живём?.. Вот и не знаешь!

Светлана нахмурилась и ничего не сказала. Не знала.

Популярные книги в жанре Детская литература: прочее

Борис Екимов

За окном

В городское наше жилье на шестом этаже любой человек заглянет - сразу к окну, посмотрит, потом вздохнет, завидуя: "Как у вас хорошо..." Но ведь это не у нас, а там, за окном. Вот и нынче объявилась девушка с листами-анкетами для "переписи населения". Провел я ее в кабинет, а она, до письменного стола не дойдя, застыла, взглянув в окно, потом промолвила: "Как красиво..."

Я и сам знаю, что из просторного, во всю стену, окна открывается картина приглядная. В свою пору зеленеют, желтеют ли тополя да березы под окнами, в сквере, дальше - Волга, просторные воды ее, синева ли, голубизна, а то и свинцовая стынь, за рекой светит песчаный берег, его косы да отмели, займищный лес - до самого горизонта, потом небо, простор его. Все это я вижу и, конечно, ценю. Старая мать моя говорит: "Здесь только художнику жить, рисовать..." Она права. Утром проснешься, в день погожий, - в комнате светло, за окном разгорается заря от нежной алости до пламенного полыханья. Потом солнце встает.

Феано

Сказка о хвоинке

Хвоинка кедра пала в маленький ручей.

На волнах радости в нем дальше поплыла,

Забыв о лесе, коль вокруг была вода.

Исчез кедровый лес, любовь ее очей...

Она лишь память сохранила, аромат,

Но вместе с тем, принадлежала уж волне.

Ручей... возрос. И вот, плывет она в реке

И слышит гул: то приближался водопад!

Хвоинка прежде ничего о нем не знала,

Она представить бы такого не могла

Феано

Снежная королева

Вариация сказки Г. Х. Андерсена

В волшебных сказках нет начала и конца,

Хоть говорится в них, частенько, "жили-были"...

А, коль подумать, были - вечны. Вот и жили

В любом сказании влюбленные сердца.

Часть 1

И в этой сказке жили-были Кай и Герда.

Кай розу вырастил для Герды, и она

Другого цвета розу в дар преподнесла.

И расцвела любовь поистине безмерно.

Федор Васильевич Гладков.

МАКСИМ ГОРЬКИЙ-МОЙ УЧИТЕЛЬ

Моя юность расцветала под обаянием творчества Максима Горького. Он первый толкнул меня к активному участию в революционном движении, и он же, единственный, неустанно, непрерывно, с редчайшей внимательностью и любовью воспитывал меня как писателя. Я переписывался со многими писателями того времени, я имел задушевных друзей среди литературной интеллигенции, которым я многим обязан, но никто из них не имел на меня такого влияния, никто не сделал для меня так невыразимо много, ни с кем из них я так исключительно не связан на всю жизнь, как с Максимом Горьким. В осознании своего предназначения, как революционера и писателя-художника, в формировании даже своего миросозерцания я всецело обязан только Горькому. Если бы он прочел эти строки, он, вероятно, рассмеялся бы в изумлении: он, должно быть, не вспомнил бы ни одного случая, когда он мог совершить по отношению ко мне то, что я ему приписываю. Он, может быть, упрекнул бы меня в излишнем преувеличении. Однако я боюсь, что я недостаточно сильно определяю его исключительное значение в моей жизни.

Юрий Яковлевич ЯКОВЛЕВ

Немного о себе

Каждый день моего детства был связан с мамой. Озабоченная и радостная, спокойная и печальная, она всегда была рядом. Она вела нас с сестрой через трудную жизнь, создавая на нашем пути теплое, незамерзающее течение. В последний раз я видел маму на запасных путях Московского вокзала, у воинского эшелона. Я был подстрижен под машинку, но форму еще не получил. Это было в ноябре 1940 года, за полгода до начала войны. Мне было тогда восемнадцать лет.

Полли Камерон,

американская писательница,

художница, скульптор.

История с тигром, а вернее, со счастливым концом

Перевод В.Левина.

Это история про Котёнка, вернее, про КОТЁНКА-КОТОРЫЙ-ДУМАЛ-ЧТО-ОН-ТИГР.

Его братья и сёстры (а их у него было четверо), его знакомый мальчик и знакомая девочка (а их звали Хэнк и Каролина) жили все вместе в доме с большими окнами,

а он

жил отдельно - во дворе, за домом.

Тосико Кандзава

Рассказ о том, как бабушка была колодцем

С утра стоял густой туман.

За окном ничего не видно: ни грецкого ореха, ни рощи на той стороне реки.

- Что ни говори, а сегодня пойти некуда. И лето кончается! Дети, а как насчет того, чтобы подготовиться к занятиям? - говорит мама, вытирая стол.

- Уже всё сделали, - отвечают все поспешно.

- Скажите-ка, а что с бабушкой? - Мана задала вопрос, который мучал её с утра. - Всё еще отдыхает? Не случилось ли с ней чего?

Владимир Романович Келер

Хвастуны

Яша и Макс хвастают друг перед другом способностями своих собак.

- Мой Терри знаешь какой умный! - говорит Яша. - Приходит домой и сам кнопку звонка у двери нажимает.

- Подумаешь! - отвечает Макс. - Моему Жаку этого не нужно. Он носит с собой ключ.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Сергей Алексеевич Баруздин

Лось

Заболели у лося зубы. Страсть как заболели.

Пошёл лось к филину:

- Помоги!

Филин поковырял сильным клювом в зубах лося. Ничего не помогло. Лось - к дятлу:

- Помоги!

Постучал дятел по зубам лося, они ещё сильней заболели.

- Что же делать? - спрашивает лось.

- А ты к людям пойди, - посоветовал дятел.

Пошёл лось к людям. Люди вызвали врача. Вылечил врач зубы.

Сергей Алексеевич Баруздин

Почему рыбы молчат

Когда-то в древние времена рыбы очень хорошо разговаривали. На своём рыбьем языке. Но вот однажды появилась рыба-кит.

- Хотите, - говорит, - я всё море, весь океан выпью?

Удивились рыбы, рты пораскрывали.

Конечно, у кита ничего не получилось, хотя он и старался.

Но с тех пор рыбы замолчали.

Как в рот воды набрали.

Сергей Алексеевич Баруздин

Про медведя

Залез медведь в муравейник. Возмутился самый главный муравей:

- Что ж ты, мохнатый, делаешь? Опять наш муравейник разоряешь?

Задумался медведь. Подумав, говорит:

- А как быть? Я вас очень люблю!

- От любви всем хорошо должно быть, - говорит самый главный муравей, - а ты?

Подумал медведь и отвечает:

- Ну, ладно, пойду на пчелиную пасеку. Пчёлы не такие обидчивые!

Сергей Алексеевич Баруздин

Собака и кошка

Встретила собака кошку.

Кошка спину выгнула, шерсть у неё дыбом поднялась. Зашипела кошка.

- Скажи, пожалуйста, - спросила собака, - почему так получается: я на тебя не нападаю, а ты меня пугаешь?

- Не знаю, - говорит кошка, - так привыкла.

- А можешь ты в собаку превратиться?

- Попробую, - говорит кошка.

И превратилась кошка в собаку.

Настоящая собака стоит как ни в чём не бывало, а ненастоящая спинку выгнула, шерсть у неё дыбом поднялась. Зарычала и залаяла ненастоящая собака.