Лирика

Лирика

Николоз Бараташвили

Лирика

Перевод с грузинского

Б. ПАСТЕРНАКА и М. ЛОЗИНСКОГО

СОДЕРЖАНИЕ

Л. Каландадзе. Николоз Бараташвили

СТИХОТВОРЕНИЯ

Соловей и роза

Кетевана

Сумерки на Мтацминде

Таинственный голос

Дяде Григолу

Ночь в Кабахи

Раздумья на берегу Куры

К чонгури

Моей звезде

Наполеон

Княжне Е[катери]не Ч[авчава]дзе

Серьга

Другие книги автора Николоз Бараташвили

Ярослав Смеляков (1913–1972) — выдающийся советский поэт, лауреат Государственной премии СССР. Уже в ранних его произведениях «Баллада о числах» (1931), «Работа и любовь» (1932) проявились лучшие черты его дарования: искренность гражданского пафоса, жизнеутверждающая страстность, суровая сдержанность стиха.

Высокохудожественное отображение волнующих страниц отечественной истории, глубокий интерес к теме труда, смелая постановка нравственных проблем придают поэтическому наследию Ярослава Смелякова непреходящую ценность.

В настоящее издание включены наиболее значительные стихотворения и поэмы, созданные Я. Смеляковым на протяжении всей его творческой деятельности, а также избранные переводы из поэтов братских республик и зарубежных авторов.

В поэтический сборник вошли стихотворения и поэмы выдающихся поэтов Грузии XIX в. Александра Чавчавадзе, Григола Орбелиани, Николоза Бараташвили и Вахтанга Орбелиани, представленных в переводах Б. Пастернака, Н. Заболоцкого, В. Звягинцевой, С. Спасского и других.

В настоящее издание включены переводы из грузинской, армянской, абхазской и балкарской поэзии, осуществленные Беллой Ахмадулиной, творчество которой стало одним из самых ярких и значительных явлений в русской словесности второй половины XX столетия.

Сборник включает в себя также избранные статьи и стихи поэтессы, связанные с Кавказом.

Популярные книги в жанре Лирика

МАРИНА ШАМСУТДИНОВА

ЕВРАЗИЙКА

СТИХОТВОРЕНИЯ

СТИХИ ПОСЛЕДНИХ ЛЕТ (2010 -2012) КАМЕНЩИК

Посвящается моей бабушке, Вагиной Екатерине Петровне

Каменщик без «ца».

Поэма внучки, от первого лица.

1.

Каменщик не мужик.

Русская баба во ржи…

Ка-мен-щи-ца!

На войне убило отца –

Бесприданница.

Только фраза «Пропал без вест…»

Неподъёмный сиротский крест.

Крошки слизывали со стола,

Автор: Poete Daniele

Африка

Черное сердце холодной пустыни, Дух миллионов солдат из песка, Африка, дышала войною, Дым погружал в тоску города,

Слёзы детей, крики жен и отцов, Кровь со вкусом женщин любимых, Африка, мой маленький дом, И поле битвы ангела с демоном,

Солдаты с оружием стреляли в детей, Матери молили Бога о жизни, Свинцовое сердце холодных людей, Африка, войною забытое место,

Народ погибает от рук палачей, Кто вам дал право вершить самосуд, Кровавые руки не оставят в покое, Кровавый песок пропитался слезами детей,

Новая книга стихотворений Евгении Добровой вышла в издательстве «Русский двор» (2010). Литературный обозреватель Данила Давыдов пишет про «Чай» в «Книжном обозрении»: «С одной стороны — здесь тонко-иронические (но и печальные в то же время) верлибры, заметки поэта как наблюдателя парадоксов реальности. С другой — ритмически более строгие тексты, изысканные фонетически и в то же время какие-то нарочито детские…»

Два полярных мнения о поэзии Добровой, не противоречащие, впрочем, друг другу, принадлежат главным редакторам литературных журналов: «Одно-два-три стихотворения — и, будто ажурным мостиком по-над бездной, ты переходишь то ли в волшебную, то ли в игрушечную страну, где любуются маркизами Бакст и Сомов, где томно пришептывают Николай Агнивцев и молодой Вертинский, где все предметы и явления скучной повседневности изукрашены фольгой, мишурой, рождественской канителью». (Сергей Чупринин, послесловие к книге «Мари-Лиз».); автор — «опытный стилист и понимает, что истинно высокое высоким стилем выразить невозможно. Она сознательно (или бессознательно, в силу таланта) создает негативный лексический фон». (Евгений Степанов, «Футурум АРТ», № 4, 2002).

Хорошие стихи всегда больше своего видимого, типографского объема. Потому что пишутся они не столько словами, сколько тем, что как бы само собою возникает вокруг слов, между ними. Юрий Гречко, чья первая книжка «Паром через лето» перед вами, хорошо понял этот «секрет». Вот завершающая строфа его стихотворения «Маневры»:

...А кто‑то сорвет землянику и скажет:
— Горчит…
В траву упадет,
рассмеется, потом замолчит.
И будет, наверно, лежать
голова к голове
с солдатом без имени,
давшим начало траве.

Конечно же, эти стихи больше, чем случай на маневрах, — они о преемственности, о поколении детей, вступивших в солдатский возраст погибших отцов. За спиной Ю. Гречко годы кропотливого освоения стиха и мира, несуетная и основательная поэтическая школа. Он филолог по образованию и поэт по призванию, участник VII Всесоюзного совещания молодых писателей, давшего высокую оценку его работе. Его первая книга выходит своевременно — он заслужил право на читательское внимание.

Алексей Смольников

Это первый сборник молодого поэта. Его стихи — и о том поколении, которое вынесло на своих плечах ужасы прошлой войны, и о своих современниках, об их любви дружбе, отношении к природе, об их готовности совершать подвиги.

1999

Я стала по тебе скучать.
Трамвай разлукою грохочет,
Меня умчать подальше хочет —
Ему бы только разлучать!
Ему бы только вновь смешать
Меня с усталою толпою.
Пожатье поручня с рукою
Ему бы дольше задержать.
Не знать попутчикам в толпе,
Как мне тебя увидеть надо,

В сборнике представлены избранные стихи разных лет. Сборник разделен на главы: лирические произведения (Она – от женщины, Он – от мужчин). Размышления – взгляд на жизнь. Несколько произведений сделаны по произведениям В.С. Высоцкого. Шутки – это просто шутки. Отдельный раздел – стихи для песен.

Стихотворения Аллы Дементьевой отличаются глубоким лиризмом и оригинальностью выражения чувств и эмоций. Ее стихи – это мир ощущений, ассоциаций и воплощений.

Рассказывать о том, как человек обделался от страха, – не слишком приятно, а вот показать в стихах, как он, преодолевая свой страх перед Богом и перед Вечностью, любит – это уже совсем другое дело. Адью, Оревуар, или до встречи на том свете! Именно так бы герой этих откровенно любовных стихов обращался и к своей возлюбленной, и к своему читателю словами великого русского писателя и мыслителя Василия Розанова, которому духовно близок автор этой книги! Вот-с!

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Е.А.Баратынский

Из книги "Русская элегия XVIII-начала XX века"

x x x Тебе на память в книге сей Стихи пишу я с думой смутной. Увы! в обители твоей Я, может статься, гость минутный! С изнемогающей душой, На неизвестную разлуку Не раз трепещущей рукой Друзьям своим сжимал я руку. Ты помнишь милую страну, Где жизнь и радость мы узнали, Где зрели первую весну, Где первой страстию пылали? Покинул я предел родной! Так и с тобою, друг мой милый, Здесь проведу я день, другой, И, как узнать? в стране чужой Окончу я мой век унылый. А ты прибудешь в дом отцов, А ты узришь поля родные И прошлых счастливых годов Вспомянешь были золотые. Но где товарищ, где поэт, Тобой с младенчества любимый? Он совершил любви завет, Судьбы, враждебной с юных лет И до конца непримиримой! Когда ж стихи мои найдешь, Где складу нет, но чувство живо, Ты их задумчиво прочтешь. Глаза потупишь молчаливо... И тихо лист перевернешь. 1819

Е.А.БАРАТЫНСКИЙ

Сонеты

Любовь "Хотя ты малый молодой..." "Когда, дитя и страсти и сомненья..."

ЛЮБОВЬ

Мы пьем в любви отраву сладкую; Но все отраву пьем мы в ней, И платим мы за радость краткую

Ей безвесельем долгих дней. Огонь любви - огонь живительный, Все говорят; но что мы зрим? Опустошает, разрушительный,

Он душу, объятую им! Кто заглушит воспоминания О днях блаженства и страдания,

О чудных днях твоих, любовь? Тогда я ожил бы для радости, Для снов златых цветущей младости, Тебе открыл бы душу вновь.

Евгений Абрамович Баратынский

- Авроре Ш[ернваль] - Безнадежность - Больной - В своих стихах он скукой дышит... - Весна - Взгляните: свежестью младой... - Водопад - Вчера ненастливая ночь... - Дельвигу - Желанье счастия в меня вдохнули боги... - Звезда - Идиллик новый на искус... - Итак, мой милый, не шутя... - К Алине - К Креницыну - К Кюхельбекеру - К[рыло]ву - Как много ты в немного дней... - Когда неопытен я был... - Лагерь - Люблю я вас, богини пенья... - Любовь и дружба - Мила, как грация, скромна... - Молитва - Мы пьем в любви отраву сладкую... - На что вы, дни! Юдольный мир явленья... - Напрасно мы, Дельвиг... - Невесте - Незнаю? Милая Незнаю!.. - Он близок, близок день свиданья... - Очарованье красоты... - Пироскаф - Поверь, мой милый друг... - Подражание Лафару - Поэт Писцов в стихах тяжеловат... - Прощание - Размолвка - Разуверение - Расстались мы; на миг очарованьем... - Рука с рукой Веселье, Горе... - Смерть - Тебе на память в книге сей... - Тебя ль изобразить... - Уверение - Финляндия - Финским красавицам - Элегия (Нет, не бывать тому...) - Эпиграмма (Дамон! ты начал...)

Е.А.БАРАТЫНСКИЙ

Стихи

Евгений Абрамович Баратынский, сын небогатого тамбовского помещика, родился в 1800 году. Рано лишившись отца, он получил воспитание в доме матери под руководством гувернера-итальянца, а двенадцати лет был определен в Пажеский корпус в Петербурге. Образование в корпусе было поставлено неплохо, что же касается воспитания, оно оставляло желать лучшего. Позже, объясняя причину своего скандального исключения из Пажеского корпуса, Баратынский рассказывал в письмо к В. А. Жуковскому: "Начальником моего отделения был... человек во всем ограниченный, кроме в страсти своей к вину. Он не полюбил меня с первого взгляда и с первого дня вступления моего в корпус обращался со мною как с записным шалуном. Ласковый с другими детьми, он был особенно груб со мною. Несправедливость его меня ожесточила... Я теперь еще ншво помню ту минуту, когда, расхаживая взад и вперед по нашей рекреационной зале, я сказал сам себе: буду же я шалуном в самом деле! Мысль не смотреть ни на что, свергнуть с себя всякое принуждение меня восхитила; радостное чувство свободы волновало мою душу, мне казалось, что приобрел новое существование..." Довольно невинные поначалу мальчишеские "шалости" кончились весьма трагически: Баратынский участвует в краже - его исключают из корпуса; по распоряжению царя, ему запрещено служить где бы то ни было, кроме как в армии, но только рядовым. Жестокое наказание во много раз ужесточилось глубоким осознанием своей вины и ужасом перед непоправимостью содеянного; четырнадцатилетний подросток "сто раз готов был лишить себя жизни". В искренность этого признания Баратынского можно поверить, если учесть, что с детских лет ему было присуще стремление к углубленному самоанализу и бескомпромиссная требовательность к себе. Еще учась в корпусе, он пишет матери: "Я часто восхвалял "Илиаду", хотя читал ее в Москве и в таком раннем возрасте, когда не мог не только быть проникнутым ее красотами, но даже понимать ее содержания. Я слышал, что ею везде восхищаются, и расхваливаю ее, как обезьяна. Я знаю людей, которые не дают себе труда мыслить и представляют общественному мнению установить их убеждения, и эти люди, но исключая и моего благородия, очень похожи на автоматов, приводимых в движение посредством пружин, сокрытых в их теле..." В 1819 году Баратынский был зачислен рядовым в один из петербургских полков. К этому времени относится начало его известности как поэта: он печатает в журналах несколько своих стихотворенпй. Знакомство с Пушкиным и Кюхельбекером, вступление в Вольное общество любителей российской словесности, появление его стихотворений в печати - всё это было необычайно важно для Баратынского, потому что открывало перед ним перспективу, которой он был лишен три года, последовавших за его необдуманным поступком. Особое значение имела для него дружба с А, А. Дельвигом. Обращаясь к нему, Баратынский писал: