Лирика (2)

1(1а)

Сам ведь Кронион, супруг прекрасноувенчанной Геры,

Зевс Гераклидам вручил город, нам ныне родной.

С ними, оставив вдали Эриней, обдуваемый ветром,

Мы на широкий простор в землю Пелопа пришли.

2(1в)

Так нам из пышного храма изрек Аполлон-дальновержец,

Златоволосый наш бог, с луком cepeбряным царь:

"Пусть верховодят в совете цари богочтимые, коим

Спарты всерадостный град на попечение дан,

Другие книги автора Тиртей

Тиртей

Лирика

ТИРТЕЙ

(Вторая половина VII в. до н. э.)

Тиртей - представитель жанра "военной песни" второй половины VII в. По

преданию, хромой, он был школьным учителем в Афинах. По совету оракула был

приглашен спартанцами стать во главе их войск. Своими "военными песнями"

Тиртей воодушевлял воинов и помог одержать победу над врагами. Он писал

"воинственные элегии" и "эмбатерии" - маршевые песни, исполненные высокого

Популярные книги в жанре Поэзия: прочее

Эдуард Караш

ШЕРЕМЕТЬЕВО - 2

I

Мы играли в футбол и влюблялись, Мы любили смеяться и петь, Жизнь тогда бесконечной казалась, И надеялись много успеть.

Мы успели в профессионалы, Где доступно лишь право на труд, И решили начать всё сначала, Не беда - нас потомки поймут.

Шереметьево - 2, пограничный вокзал, За барьером любимые лица, Шереметьево - 2, ты трамплин, ты причал, За таможней уже заграница...

II

Эдуард Караш

Школьный учитель

Памяти И. О. Серова

Год сорок пятый. Послевоенный.

Осень за окнами. В классе - урок.

Еле услышали, как прозвенел он

Всех отрезвивший нежданный звонок.

Он прозвенел бубенцами в тумане,

Будто бы кони, в упряжке лихи,

Мчат седока к безутешной Татьяне...

...Это УЧИТЕЛЬ читает стихи.

Сам неказист - с виду слесарь иль плотник,

Куцый костюмчик, ботинки с войны,

Эдуард Караш

УРАГАН НА КАСПИИ

Лишь с девой, безмерно капризной, Характером Каспий роднится, То ласковый, нежный и близкий, То вдруг закипает и злится...

Крепчающий ветер упругий Крутую волну нагоняет, И будто тягаясь друг с другом, В смертельные игры играют...

Порыв ураганный швыряет Суда, как муляж из картона, Пенистые гребни вздымает Стеной трёхэтажного дома,

Обрушиваются лавиной Норд-остовые накаты, Их бег обрывается длинный В опорах морской эстакады.

CANNIBAL CORPSE'90

ПОЖРАНЫЙ ВОЗВРАТ К ЖИЗHИ

ИСКРОМСАНЫЕ ЛЮДИ

Раннее утро. Пустая дорога Хорошо проведя время на солнце Семья возвращалась домой Их конец был закономерен Сумасшедший убийца не знающий ни права, ни лева Он рыщет на своем автомобиле по переулкам И вот в его поле зрения попадает семья Трудно понять, пьян он вусмерть или сумасшедший Они сталкиваются Ужасное выражение лица у головы, летящей на полной скорости Скоро ей будут питаться стервятники Папа был третьим. Он напоролся на баранку Его череп расколот на части Его выпученные глаза смотрят потухшим взглядом Они видят его покалеченные органы Его ремень безопасности не пригодился Он лопнул в два счета оги были раздроблены, спинной мозг растекся И его пожирают мухи Мама нашла свой конец пролетев сквозь стекло И напоровшись на дорожный знак Ее кишки разбросаны по дороге на четверть мили Четыре ребенка на шоссе Эмбрион валяется с искалеченным маленьким скелетом Маленькие дети летят и нет возможности чуда Потолок разбит вдребезги, кожа горит и шелушится Стекло разбивается, грудина и череп теперь свободны Трупы готовы для погребения Под колесами их расплющенные лица Кровь вытекает из глаз Кровавые жертвы покоятся в могиле Он знает, что мертв, и устремляется в завтра Hа улице навалены горы дымящегося мяса Слева умирает ребенок, из глубоких ран сочится кровь Теперь время питаться мясом Их конец был закономерен Смерть смотрит в мой глаз, который сохранился Слева от дороги, на солнце Подсыхает груда мяса Я вижу свое свежее убийство Слева от дороги Останки их тел Искалечены и раздроблены

Шломо Клейман

Рыжий демон

"Не покидай меня на старости лет моих,

не оставляй меня..."

(из еврейской молитвы)

1

Я не знаю, кто он, где он,

как его зовут,

и зачем он, рыжий демон,

выдумщик и плут,

залетел в мой мозг усталый,

будто на постой,

будто двором постоялым

стал мой мозг больной

для шальных, беспутных бесов,

извергов ночных,

но когда без спросу влез он

Шломо Клейман

Учреждение

Начало этого рассказа переносит нас в те далекие времена, когда никакого Учреждения еще не было и в помине, и к тому событию, с которого, пожалуй, все и началось. И вот мы с вами уже топчемся в самой гуще голодной, разъяренной толпы, на том памятном митинге в пустыне, а с обрывистого возвышения, над толпою, в ее самой сердцевине, Учитель наш в изнеможении и из последних сил хрипит: Друзья, я понимаю, все это вызывает в вас и гнев, и отвращение, но я боюсь, отныне мы еще многие "нельзя" еще не раз услышим, так что к потоку предписаний, спускаемых нам свыше, придется привыкать... Эй сзади там, потише, ну прямо слово не дают сказать... (Толпа ворчливо притихает).

М.Горький

Стихотворения, Баллады, Прибаутки

* * *

Песня волжских босяков, записанная М. Горьким

Солнце всходит и заходит, А в тюрьме моей темно. Дни и ночи часовые Стерегут мое окно. Как хотите стерегите, Я и так не убегу. Мне и хочется на волю Цепь порвать я не могу

В ЧЕРНОМОРЬЕ

Знойно. Тихо... Чудный вид! Там, далеко,- море спит, С берегов же в волны пали Тени тонких миндалей, И чинары в них купали Зелень пышную ветвей; И в прибрежной белой пене, Как улыбка эти тени Как улыбка старых гор, Чьи угрюмые вершины Вознеслись туда, в пустынный, Голубой простор, Где суровый их гранит От земли туманом скрыт.

От авторов:

«Мы — люди одного поколения, одной культуры, одной судьбы (и не ловите на слове — так бывает, что судьбы разные, а судьба одна). Как бы ни складывались исторические обстоятельства и не расходились психологические характеристики, мы говорим на одном языке и думаем в одних категориях.

Хотя, конечно, говорим и думаем не одинаково. И это, как нам кажется, здорово. А как вам — судите сами».

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

20.09.97

База…

Коля сегодня забухал, а я направляюсь по первому вызову, в городской банк номер 37, что на Заречной. Там произошло ограбление. Бандит в маске, угрожая гранатой, попросил денег. Кассир вызвала милицию, мужик позднее сознался, что граната не настоящая, но было уже поздно, ибо омоновцы подорвали всё здание. Погибло 37 человек. Помолимся за них, база!

(ДА МНЕ ПОФИГУ КУДА ВЫ НАПРАВЛЯЕТЕСЬ, КТО ТАМ ПОГИБ! ВЫ МЕНЯ ВСЕ ЗАДРАЛИ, СУКИ, ГАДЫ, Я НА ВАС ВСЮ МОЛОДОСТЬ ПОТРАТИЛА! КАК МНЕ ПЛОХО, СО ВЧЕРАШНЕГО БОДУНА ЕЩЁ НЕ ОТОШЛА, ЕЩЁ БАЗА НАЗЫВАЮСЬ. ВОТ ТАК, А ТЕПЕРЬ ПОДУМАЙ НАД МОИМИ СЛОВАМИ ПАТРУЛЬ И ДУЙ НА ВЫЗОВ).

Нello All.

Давно собираюсь разродиться, да все никак не уговорю время.:) Поэтому опус будет весьма сумбурным и сбивчивым — но опять же — кому понятно, тому и так понятно, а кто не чует, сорpи, даже если я буду предельно системен и собран — увы, упустит… Так что, преисполненный сознанием некоторой бессмысленности, начинаю треп.:) Ну, везде, где есть утверждения — сами ставьте ИМХО — утомительное занятие.

В эхе последнее время слышатся профашистские-антифашистские настроения, мнения… И это навело меня на опред. забытые истины. Ну-с, начнем. Воплощением идеи фашизма стала Германия в опред. временной промежуток. Этот временной промежуток характеризовался как истреблением евреев, так и истреблением коммунистов. Море крови за десятилетие. Кровь содержит в себе опред. энергии, силы. Особенно в большом количестве. Таким образом, свастика, сейчас в конце двадцатого века — не столько древний символ, сколько символ, насквозь пропитанный кровью, насилием, злом. И кто теперь берется утверждать, что атрибуты фашизма — не магичны? Это же мощнейшие концентраты энергии, нужно лишь извлечь ее оттуда. Что такое фашизм? Это насилие человека над человеком, в том числе сексуальное насилие, это порабощение человека человеком, это истребление памятников культуры и искусства… Что мешает использовать энергоканал фашизма, как катализатор, аккумулятор такого рода подпитки? Я не призываю вас как-либо относится к деятельности и деяниям фашистов — зачем? Просто "встаньте" на канал, если это необходимо…

Настоящее издание книги «За далью — даль» является первым, по завершении автором работы над ней, полным изданием. Публиковавшиеся в разное время по мере написания главы, ныне в отдельных случаях дополненные или переработанные, представлены здесь в последовательности, обусловленной общим планом и содержанием книги в целом.

Автор.

Талантливый хирург, человек редкой души, Рафал Вильчур становится объектом разнузданной травли, организованной его бывшим учеником, ближайшим коллегой профессором Добранецким. Вынужденный покинуть Варшаву, Вильчур возвращается в глухую приграничную деревушку, где волей судьбы уже провел несколько лет и где его знали как знахаря. Здесь развиваются дальнейшие события романа, в центре которого жизнь профессора Вильчура — жизнь, полная любви к людям и самопожертвования.