Лирические сказки для взрослых и детей

Лирические сказки для взрослых и детей

Евгений Кривченко

Лирические сказки для взрослых и детей

Предисловие

Сказки... как прекрасен и увлекателен ваш мир. Мир, в котором всегда торжествует добро, где умный всегда побеждает глупого, хороший - плохого, и в финале, как правило, все счастливы. Нет, конечно, и среди вас есть такие, после которых становится грустно и хочется плакать. Но это святая грусть и святые слезы. Они очищают. Такие сказки ближе к жизни, даже если они рассказывают о самых невероятных вещах на свете. И, наверное, поэтому мы их также любим как и веселые. Сказки окружают нас повсюду, и было бы смешно и наивно полагать, что они живут только в детстве, когда мы сами еще такие же маленькие как и они. Нет, сказки живет везде, во всем, что вокруг нас - в деревьях, осыпавших на уже начавшую замерзать землю свои, бывшие когда-то зелеными, листья. В самих листьях, которые ветер гоняет по всему двору, в самом ветре, в земле, в кресле, в доме, в марте, в тебе самом. Во всем. Нужно только верить в это и ты увидишь их бесконечную вереницу. Сказки научат тебя быть добрым, ты увидишь, что они смогут выручить из любой беды, в которую ты можешь угодить. Сказки покажут как веселый, но слабый может победить сильного, но хмурого. Бывают, правда, и злые сказки, в которых все наоборот. Но ведь и люди тоже бывают злые. А между прочим, даже среди вас, людей, злых значительно меньше чем добрых, а уж про сказки-то и говорить не приходиться. Да и злой-то сказка становится от того, что кто-то обидел ее, сломал, согнул грубыми руками. Ведь сказки не могут быть злыми от природы, такими их делаете вы, люди. Когда специально, а чаще случайно, забыв о той поре, когда вы еще верили им, причиняете друг другу боль. Вы забываете об их все исцеляющей доброте и мечетесь в своем тесном мирке ища выхода и не видя его. А ведь он поразительно прост. Надо верить в них. Верить и жить, жить так, чтобы на нашей с вами земле рождались только добрые и веселые сказки.

Другие книги автора Евгений Кривченко

Евгений Кривченко

Новогодняя сказочка

сценарий

(Идея Дмитрия Журавлева, реализация Евгений Кривченко,

при творческом участии

Семена Веприцкого, Сергея Шишкова, Вячеслава Загара)

("Рыба", вариант "два".)

Двор - "колодец" старого кирпичного дома густо усыпан свежевыпавшим снегом. Посреди двора возведена большая снежная крепость. Ватага детворы увлеченно штурмует ее, несколько мальчишек, отстреливаются из-за стен снежками. Панорама укрупняется, невдалеке стоит женщина и настойчиво зовет кого-то из детей, но те настолько увлечены, что ничего не слышат и играют, играют, играют... Камера поднимается, у окна стоит мужчина и смотрит на играющих детей. (Голос за кадром) - Что ты там застыл? Примерз что ли? Пошли на кухню, чайник уже вскипел. Одинокий: (не оборачиваясь, глядя на детей): -Погоди Шебутной, иди сюда, посмотри. Шебутной подходит и снисходительно заглядывает через плечо: Шебутной: - Ну, и что такого необычного ты там увидел? Какое-то время смотрит, потом понимающе улыбается и обнимает Одинокого за плечи. Одинокий: - Красиво играют, почти как мы. (После паузы) Помнишь? Шебутной хитро улыбается и отходит к секретеру. Порывшись там достает скрученный пергамент и, вернувшись к окну, подает его Одинокому. Тот недоверчиво смотрит на свиток, потом изумленно улыбается, и, лихорадочно развязывая шнурок, разворачивает свиток. Видна надпись на любовно нарисованной карте : "Карта Дриамвилля и его окрестностей". Одинокий: - Откуда?!!! Шебутной:- Оттуда, оттуда, Весельчак Гарри! Что же ты думал, что Старый Том даст пропасть такому сокровищу? - Шебутной бережно берет карту у Одинокого. - Столько лет рисовать, а потом выбросить, да? Вот уж, дудки! Одинокий: - Сколько же мы играли в этот Дриамвилль? Почти шесть лет ... Вот времечко было! - Поворачивается в Шебутному: - А помнишь засаду у сухого ручья? Шебутной:- Это когда мы освобождали Красотку Сью от банды Черного Джека, а у Оружейника, на беду кончились патроны? Ну еще бы! Мне тогда так нагорело от ваших родителей, до сих пор, как вспомнишь - так вздрогнешь! Одинокий: - Но за то как здорово было, помнишь? - Одинокий забирает карту и водит по ней пальцем. Одинокий: - А это что? ( На карте видны какие-то каракули шариковой ручкой.) Шебутной:- Да это уже Серега играть пытался. А Карелию помнишь? Одинокий: - И встречу с могиканами на реке? До сих пор не забуду, как у меня байда кильнулась... - Шебутной укоризненно смотрит на Одинокого, тот улыбается в ответ: - ... как краснокожие потопили мое каноэ и если бы не Гордый Орел кормить бы мне раков. Раздается звонок в дверь. Шебутной (идет открывать и уже на ходу): - А помнишь первый лук Оружейника? Одинокий (начинает смеяться): - Да уж! Голос Шебутного из прихожей: - Ба, Оружейник, легок на помине! А мы тут только-только твои луки вспоминаем. Одинокий удивленно улыбается и идет в прихожую.

Популярные книги в жанре Сказка

Когда-то давным-давно гнэльфы жили и там, и сям, и даже повсюду. Но потом народу на земном шаре потихоньку прибавилось, и гнэльфам пришлось ужаться и поселиться в пределах нынешней территории. Старейшины гнэльфов срочно провели границу, их жены придумали и сшили красивый государственный флаг из разноцветных лоскутков, а самый мудрый и грамотный гнэльф по имени Альтерфатти заперся на три дня и три ночи в своем кабинете и сочинил за этот кратчайший срок для сородичей Конституцию и Свод Законов.

Однажды я написал историю о приключениях маленьких человечков гнэльфов и пуппетроллей. Потом написал вторую историю, затем третью… И вдруг подумал: «Зачем я это делаю? Ведь не хуже меня, а даже гораздо лучше, о своих похождениях может рассказать сам мальчишка пуппетролль Тупсифокс! Он и мемуары об этом написал, осталось их только напечатать». Придя к такому решению, я отнес литературные труды забавного коротышки в знакомое издательство и там их оставил. И что же вы думаете?! Мемуары Тупсифокса напечатали! Книги о приключениях юного автора и его старого дядюшки Кракофакса стали выходить одна за другой. Книга, которую вы держите сейчас в руках, пока последняя. Но кто знает, может быть, Тупсифокс еще напишет новые мемуары. Ведь он так молод, а жизнь его с детства уже была полна приключений!

Автор

Тут она догадалась, что они унесли ее братца: про гусей-лебедей давно шла дурная слава, что они пошаливали - маленьких детей уносили.

Бросилась девочка догонять их. Бежала, бежала, увидела - стоит печь.

- Печка, печка, скажи, куда гуси-лебеди полетели?

Печка ей отвечает:

- Съешь моего ржаного пирожка - скажу.

- Стану я ржаной пирог есть! У моего батюшки и пшеничные не едятся…

Печка ей не сказала.

— Аня, вставай! — Катя трясла сестру за плечи.

— Отстань, у меня каникулы, я хочу спать, — та повернулась на другой бок и закрылась с головой одеялом.

— Аня. вставай, — не унималась девочка. Сестра лягнула Катю ногой. Недовольная таким

обращением, она склонилась над кроватью и громко прокричала:

— Ключ!

Вскочив словно ошпаренная, Аня вспомнила весь вчерашний день. Буквально за секунды у нее перед глазами пронеслись: Волшебная страна, Черный Замок, Сонька, сидевшая на цепи, злая колдунья, схватка с корнями и ключ. Она забыла в Замке ключ от квартиры. Аня посмотрела в окно. Погода была отвратительной. Из серого, темного неба падал мелкий, наводящий сонливость дождь. Ветер, унося последние листья с деревьев, завывал в окнах, словно просил пустить погреться. Электронные часы показывали половину девятого.

Жила на свете крысиная семья: папаша Ратон, мамаша Ратонна, их дочка Ратина и ее двоюродный братец Ратэ. И были у них слуги: повар Рата и горничная Ратана.[1] Так вот с ними со всеми произошли такие необыкновенные приключения, дорогие мои детишки, что я не могу отказать себе в удовольствии поведать их вам.

Случилось это во времена фей и колдунов, когда звери умели разговаривать. Наверное, тогда-то и родилось выражение «болтать глупости»,[2]

Л О Т Е Р Е Й Н Ы Й Б И Л Е Т

Взлохмаченный внук ногой откинул застонавшую калитку. Куры, кудахтая, рассыпались по двору, за-лаял с просыпу угольно-черный Гришка, рыжий теленок Семка перестал жевать прошлогоднее сено, под-нял на Борьку блестючие карие глаза. Это бабка прозвала всякую свою животину человечьими именами. В честь тех, кого она по-своему любила, на кого она безмерно изливала свою невостребованную нежность.

Борька ткнул телка кулаком в чугунный лоб, подергал за маленькие — не больше мизинчика — рожки и, далеко выбрасывая вперед худые ноги в обшарпанном ботинке сорок третьего размера, затопал по хлип-кому крыльцу.

Скиталась одна пчела туда-сюда - искала, что бы ей отнести в улей. Влетела в окошко, закружила по комнате и села на стол, на котором было накапано что-то сладкое. Пчеле захотелось попробовать это на вкус. Игравший неподалеку ребенок увидел пчелу, взял стеклянный стакан и накрыл ее.

Испугавшись, пчела принялась биться о стеклянную тюрьму, пытаясь вылезти, но напрасно. Она зажужжала и взмолилась:

- Ребенок, отпусти меня! Я отправилась на работу, и если ты меня здесь задержишь, то я опоздаю, стемнеет, и я не смогу найти своего улья. Живу я далеко, очень далеко. К тому же у нас заведен такой порядок: если я вернусь очень поздно, меня не впустят. А остаться на ночь под открытым небом для меня - смерть.

Было на свете королевство, где все люди жили счастливо. Король их был мудр и даровал народу добрые законы. Это был край истины и справедливости, и каждый там любил ближнего, как самого себя. Люди счастливо трудились, пели песни и благодарственные гимны, и прославляли короля.

Однажды король задумал подвергнуть свой народ испытанию. Он созвал всех к воротам Королевского Дворца и объявил, что покидает страну, пускаясь в долгое странствие. Он твердо обещал вернуться. И велел народу в свое отсутствие следовать мудрым законам и жить чисто и достойно. Король объяснил, что оставляет двух Советников, которые будут руководить людьми в его отсутствие. Если возникнут сложности, Советники смогут дать совет. А народ будет решать и поступит верно и справедливо.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Дм. Kривцов, Ф. Tорчинский

Cовокупись со мной...

ПРОЛОГ

Cовокупись со мной среди камней Hа фоне грязного ночного неба, Держа в руках кусок сухого хлеба, Tанцуя танец белых лебедей.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Cовокупись со мной, кирпичная стена, Kогда бутылкой я тебя ласкаю B сыром подвале стылого сарая C мышами, что скончались от вина.

Cовокупись со мною на болоте рыхлом, Где утопает грозный Поликарп. Kак щуку нежит помутневший карп, Kак выпь мохнатая чужим вращает дыхлом,

Кривда Федот Филиппович

На берегах Меконга

Введение

В отличие от жизни гражданского человека, который самостоятельно планирует, что ему делать, как поступать в том или ином случае, судьбу военного больше определяют "сверху". Как правило, от воли вышестоящего начальника зависит то, в каком месте он будет служить. И это обстоятельство подчас служит оправданием офицера своей семье, когда его родные испытывают после переезда неудобства.

Михаил Кривич, Ольгерт Ольгин

Бег на один километр

Когда мне перевалило за пятьдесят, я начал полнеть.

Каждый, с кем случается такая беда, обнаруживает ее внезапно и по-своему. У меня было так.

Стояло жаркое московское лето, когда вполне прилично ходить на работу в рубашке с коротким рукавом и в легких брюках, может быть, если вы работаете в официальном учреждении, то при галстуке с чуть-чуть приспущенным узлом. Где я работаю - не важно, но галстука я не носил. Разве что по особым случаям.

Михаил Кривич, Ольгерт Ольгин

Четвертый квартал, или Что вам угодно?

До конца IV квартала оставались считанные часы, и директор Н-ского завода полезных технических изделий потерял всякую надежду выполнить годовой план.

На заводе сложился крепкий трудовой коллектив. Предприятие работало слаженно и ритмично. Командиры производства умело руководили и изыскивали неиспользованные резервы. Производственные мощности позволяли выполнять задания по всем показателям. Без сомнений, Н-ский завод завершил бы год успешно и с подъемом, если бы не кончились фонды на проволоку-катанку круглого сечения. А без нее, как ясно всякому грамотному человеку, полезных технических изделий не изготовить.