Лирические сказки для взрослых и детей

Евгений Кривченко

Лирические сказки для взрослых и детей

Предисловие

Сказки... как прекрасен и увлекателен ваш мир. Мир, в котором всегда торжествует добро, где умный всегда побеждает глупого, хороший - плохого, и в финале, как правило, все счастливы. Нет, конечно, и среди вас есть такие, после которых становится грустно и хочется плакать. Но это святая грусть и святые слезы. Они очищают. Такие сказки ближе к жизни, даже если они рассказывают о самых невероятных вещах на свете. И, наверное, поэтому мы их также любим как и веселые. Сказки окружают нас повсюду, и было бы смешно и наивно полагать, что они живут только в детстве, когда мы сами еще такие же маленькие как и они. Нет, сказки живет везде, во всем, что вокруг нас - в деревьях, осыпавших на уже начавшую замерзать землю свои, бывшие когда-то зелеными, листья. В самих листьях, которые ветер гоняет по всему двору, в самом ветре, в земле, в кресле, в доме, в марте, в тебе самом. Во всем. Нужно только верить в это и ты увидишь их бесконечную вереницу. Сказки научат тебя быть добрым, ты увидишь, что они смогут выручить из любой беды, в которую ты можешь угодить. Сказки покажут как веселый, но слабый может победить сильного, но хмурого. Бывают, правда, и злые сказки, в которых все наоборот. Но ведь и люди тоже бывают злые. А между прочим, даже среди вас, людей, злых значительно меньше чем добрых, а уж про сказки-то и говорить не приходиться. Да и злой-то сказка становится от того, что кто-то обидел ее, сломал, согнул грубыми руками. Ведь сказки не могут быть злыми от природы, такими их делаете вы, люди. Когда специально, а чаще случайно, забыв о той поре, когда вы еще верили им, причиняете друг другу боль. Вы забываете об их все исцеляющей доброте и мечетесь в своем тесном мирке ища выхода и не видя его. А ведь он поразительно прост. Надо верить в них. Верить и жить, жить так, чтобы на нашей с вами земле рождались только добрые и веселые сказки.

Другие книги автора Евгений Кривченко

Евгений Кривченко

Новогодняя сказочка

сценарий

(Идея Дмитрия Журавлева, реализация Евгений Кривченко,

при творческом участии

Семена Веприцкого, Сергея Шишкова, Вячеслава Загара)

("Рыба", вариант "два".)

Двор - "колодец" старого кирпичного дома густо усыпан свежевыпавшим снегом. Посреди двора возведена большая снежная крепость. Ватага детворы увлеченно штурмует ее, несколько мальчишек, отстреливаются из-за стен снежками. Панорама укрупняется, невдалеке стоит женщина и настойчиво зовет кого-то из детей, но те настолько увлечены, что ничего не слышат и играют, играют, играют... Камера поднимается, у окна стоит мужчина и смотрит на играющих детей. (Голос за кадром) - Что ты там застыл? Примерз что ли? Пошли на кухню, чайник уже вскипел. Одинокий: (не оборачиваясь, глядя на детей): -Погоди Шебутной, иди сюда, посмотри. Шебутной подходит и снисходительно заглядывает через плечо: Шебутной: - Ну, и что такого необычного ты там увидел? Какое-то время смотрит, потом понимающе улыбается и обнимает Одинокого за плечи. Одинокий: - Красиво играют, почти как мы. (После паузы) Помнишь? Шебутной хитро улыбается и отходит к секретеру. Порывшись там достает скрученный пергамент и, вернувшись к окну, подает его Одинокому. Тот недоверчиво смотрит на свиток, потом изумленно улыбается, и, лихорадочно развязывая шнурок, разворачивает свиток. Видна надпись на любовно нарисованной карте : "Карта Дриамвилля и его окрестностей". Одинокий: - Откуда?!!! Шебутной:- Оттуда, оттуда, Весельчак Гарри! Что же ты думал, что Старый Том даст пропасть такому сокровищу? - Шебутной бережно берет карту у Одинокого. - Столько лет рисовать, а потом выбросить, да? Вот уж, дудки! Одинокий: - Сколько же мы играли в этот Дриамвилль? Почти шесть лет ... Вот времечко было! - Поворачивается в Шебутному: - А помнишь засаду у сухого ручья? Шебутной:- Это когда мы освобождали Красотку Сью от банды Черного Джека, а у Оружейника, на беду кончились патроны? Ну еще бы! Мне тогда так нагорело от ваших родителей, до сих пор, как вспомнишь - так вздрогнешь! Одинокий: - Но за то как здорово было, помнишь? - Одинокий забирает карту и водит по ней пальцем. Одинокий: - А это что? ( На карте видны какие-то каракули шариковой ручкой.) Шебутной:- Да это уже Серега играть пытался. А Карелию помнишь? Одинокий: - И встречу с могиканами на реке? До сих пор не забуду, как у меня байда кильнулась... - Шебутной укоризненно смотрит на Одинокого, тот улыбается в ответ: - ... как краснокожие потопили мое каноэ и если бы не Гордый Орел кормить бы мне раков. Раздается звонок в дверь. Шебутной (идет открывать и уже на ходу): - А помнишь первый лук Оружейника? Одинокий (начинает смеяться): - Да уж! Голос Шебутного из прихожей: - Ба, Оружейник, легок на помине! А мы тут только-только твои луки вспоминаем. Одинокий удивленно улыбается и идет в прихожую.

Популярные книги в жанре Сказка

Повез как-то мужик на базар воз сухих березовых дров. Подошел к нему барин и спрашивает:

— Сколько просишь за свою солому?

— Да что вы, пане, не солома это, а березовые дрова!

Барин выхватил нагайку, вытянул мужика по спине и снова спрашивает:

— Так сколько же ты за свою солому просишь?

— Воля ваша, — говорит мужик, — сколько дадите.

Барин заплатил за воз дров, как за воз соломы, и уехал.

Случилось в другой раз этому же мужику повести быка на базар продавать. И снова ему тот же барин попался.

Крестьянин жил в деревне, а король — в столице, в Мадриде. Деревня была далеко от Мадрида, и, конечно, король ничего не слыхал о крестьянине. Зато крестьянин знал многое про короля.

Он знал, что король живет в огромном дворце, что ест он самые лучшие кушанья, что подают ему их на золоте, что у него множество слуг и все его боятся — не только слуги, даже министры, разодетые в шелк и бархат. «И конечно, этот король ростом с великана! — так думал крестьянин. — Не будь он таким высоченным и сильным, почему бы люди стали его бояться!» Одним словом, захотелось крестьянину на короля подивиться, посмотреть на него собственными глазами.

Одному человеку досталась злая жена, да ладно б еще только злая, а то и с придурью, слабовата была умишком. Уж и хлебнул с ней горя несчастный муж: и бил-то он ее нещадно, и по-хорошему уговаривал, и снова палкой грозил — жене все нипочем. Время шло, а баба и вовсе из ума выживать стала. Лопнуло у мужа терпение, схватил он палку и выдрал свою жену как Сидорову козу. Выбежала бедняжка во двор, чтобы на просторе поплакать вволю, а на дворе лежит корова, жует свою жвачку. Оглянулась корова, не принесла ли ей хозяйка корму. А дурочка заметила, что корова на нее уставилась и губами шевелит, вскочила словно бешеная и заорала:

Однажды лимон-атаман набрал дружину из самых забористых юнаков: чеснока, репчатого лука, красного перца, душистого перца — и отправился с ними по свету бродить, людей посмотреть и себя показать. Шли они целый день, а в сумерки наткнулись на крестьянскую лачугу, бедную-пребедную. Дружина незаметно проникла в дом и расположилась на скамье, возле квашни. В сумерки домой вернулась хозяйка. Засветила она лучину, развела огонь в очаге и стала готовить ужин для своей семьи. Повесила на крюк в очаге медный котел с молотой кукурузой, чтобы сварить мамалыгу. Вслед за хозяйкой с работы потянулись ее домочадцы. Они входили в дом, желали всем доброго вечера и рассаживались за столом по старшинству. Скоро и мамалыга поспела. Хозяйка сняла котелок с огня, размешала кашу деревянной поварешкой и вывалила ее в огромную миску. Миска наполнилась с верхом и возвышалась посреди стола, словно стог сена. Хозяин дома поднялся со своего места, за ним остальные. Помолились богу. Потом снова сели.

Случилось это давным-давно. Стояла среди гор маленькая деревушка. Тихо и спокойно жили там люди. Только стали вдруг поговаривать, что поселилась на перевале лиса-оборотень и людей морочит. Думали-думали жители деревни, что им делать, и решили на перевал отправиться — посмотреть, вправду ли лиса там живет. Взяли они фонари и пошли в горы, да прежде договорились: кто лису приметит, фонарем знак подаст.

Жил в той деревне один парень. Звали его Гонсукэ. Вот идет Гонсукэ и думает: «Эх, хорошо бы мне ту лису увидеть! Уж я-то ее бы одурачил!»

Шла однажды лиса по полям, по лесам и лапоть нашла. Шла она, шла, наступил вечер, заходит она в одну избушку и просит:

— Пустите переночевать, люди добрые.

Пустил ее хозяин.

— А куда мне на ночь лошадку свою поставить? — спрашивает лиса.

— Да привяжи возле дверей, — отвечает хозяин.

— Нет, не могу, — говорит лиса. — Моя лошадка привыкла в курятнике спать. Не стал хозяин с лисой спорить:

— Что ж, веди свою лошадку в курятник.

У одной женщины был сын-школьник. Каждое утро, когда мальчик уходил в школу, мать давала ему денежку и говорила:

— Возьми, сынок, денежку, купи себе белую булочку. Как-то раз мальчик шел по дороге, и вот видит он, что трое озорников бьют палками маленького щенка.

— Эй вы! — закричал мальчик. — За что щенка бьете?

— Не твое дело! Иди своей дорогой, а то и тебя отколотим.

Щенок жалобно завизжал. Мальчик опять крикнул озорникам:

Так вот, жил на свете мастер, и был у него в ученье мальчик. Хозяин и подмастерье часто ходили в лес за дровами. Однажды бродили они по лесу, и вдруг хозяин видит дверь, — вела она, знать, прямо под землю. Сам мастер побоялся войти в эту дверь и крикнул:

— Эй, подмастерье, слазь-ка туда! Добычу поделим поровну!

Ну что с мальчишки возьмешь: молодо-зелено, велели ему, он и рад стараться, полез под землю и пошел шагать в кромешной тьме, пока не очутился в огромном подземелье. А в том подземелье три груды сокровищ сверкают ярче солнца красного. На одной груде сидел могучий сизый орел, на второй пестрая змея о трех головах в кольца свивалась, а на третьей — черт притаился, скалил зубы на мальчика. Но мальчик не робкого десятка: подлетел к первой груде — не поддается она, подлетел ко второй — не сдвинуть с места, подлетел к третьей — и ту не под силу своротить. Только и мог мальчик взять что маленькую коробочку. Сунул он ту коробочку за пазуху, и вдруг подул страшный ветер и унес мальчика в каменистый пустынный край, в дремучий лес, где нет ни птиц, ни людей, ни жилья человечьего. Уж он плутал по лесу, плутал, все искал дорогу, совсем из сил выбился, да чудом выбрался из чащобы. Вышел мальчик на берег морской, а за морем город виднеется. Да как ему, бедному парнишке, туда переправиться? Долго ломал он голову, пока не придумал. Набрал толстых жердей, связал их, и вышел у него плот, сел он на него и поплыл. Плыл, плыл и добрался до другого берега, где стоял тот самый город.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Дм. Kривцов, Ф. Tорчинский

Cовокупись со мной...

ПРОЛОГ

Cовокупись со мной среди камней Hа фоне грязного ночного неба, Держа в руках кусок сухого хлеба, Tанцуя танец белых лебедей.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Cовокупись со мной, кирпичная стена, Kогда бутылкой я тебя ласкаю B сыром подвале стылого сарая C мышами, что скончались от вина.

Cовокупись со мною на болоте рыхлом, Где утопает грозный Поликарп. Kак щуку нежит помутневший карп, Kак выпь мохнатая чужим вращает дыхлом,

Кривда Федот Филиппович

На берегах Меконга

Введение

В отличие от жизни гражданского человека, который самостоятельно планирует, что ему делать, как поступать в том или ином случае, судьбу военного больше определяют "сверху". Как правило, от воли вышестоящего начальника зависит то, в каком месте он будет служить. И это обстоятельство подчас служит оправданием офицера своей семье, когда его родные испытывают после переезда неудобства.

Михаил Кривич, Ольгерт Ольгин

Бег на один километр

Когда мне перевалило за пятьдесят, я начал полнеть.

Каждый, с кем случается такая беда, обнаруживает ее внезапно и по-своему. У меня было так.

Стояло жаркое московское лето, когда вполне прилично ходить на работу в рубашке с коротким рукавом и в легких брюках, может быть, если вы работаете в официальном учреждении, то при галстуке с чуть-чуть приспущенным узлом. Где я работаю - не важно, но галстука я не носил. Разве что по особым случаям.

Михаил Кривич, Ольгерт Ольгин

Четвертый квартал, или Что вам угодно?

До конца IV квартала оставались считанные часы, и директор Н-ского завода полезных технических изделий потерял всякую надежду выполнить годовой план.

На заводе сложился крепкий трудовой коллектив. Предприятие работало слаженно и ритмично. Командиры производства умело руководили и изыскивали неиспользованные резервы. Производственные мощности позволяли выполнять задания по всем показателям. Без сомнений, Н-ский завод завершил бы год успешно и с подъемом, если бы не кончились фонды на проволоку-катанку круглого сечения. А без нее, как ясно всякому грамотному человеку, полезных технических изделий не изготовить.