Линкоры в бою. Великие и ужасные

Новая книга от автора бестселлера «Дуэли авианосцев»! Лучшее исследование ведущего историка флота, которое при всем своем профессионализме читается как захватывающий авантюрный роман! Невероятные приключения и превращения линейного корабля на протяжении четырех столетий – от деревянных парусников до закованных в тяжелую броню колоссов, кажущихся пришельцами из другого мира!

Почему этот класс кораблей неоднократно менялся до неузнаваемости? Отчего в XX веке линейные флоты, на создание которых были потрачены астрономические суммы, не оправдали возлагавшихся на них надежд, а ставка на генеральное артиллерийское сражение оказалась бита? Правда ли, что линкоры навсегда уступили первенство авианосцам – или ракетное оружие подарило им новую жизнь? И стоит ли в ближайшем будущем ожидать очередной «реинкарнации» линкора?

Эта книга позволит по-новому взглянуть на прошлое, настоящее и будущее самых грозных боевых кораблей в истории – наглядного олицетворения морской мощи.

Отрывок из произведения:

Уж если даже известный историк Зигфрид Брейер начинает рассказывать историю линейного корабля с доисторических времен, то нам, как говорится, сам бог велел последовать его примеру. Например, первым сражением, в котором решающую роль сыграли «линейные корабли» той эпохи, стало сражение при Саламине в 480 году до нашей эры. Доисторическим линейным кораблем тогда служили знаменитые афинские триеры. Кстати, именно со сражением у Саламина связана первая из загадок военно-морской истории. Вы помните, как излагается ход этого сражения в подавляющем большинстве источников? Хитроумный Фемистокл заманил персов в узкий пролив, где персы не могли использовать свое огромное численное преимущество, причем тяжелые персидские корабли не могли маневрировать, и верткие греческие триеры нанесли персидскому флоту тяжелые потери. Однако недавно некоторые историки задали резонный вопрос: а откуда у персов взялись тяжелые корабли? И предложили совсем иное описание сражения. Хитроумный Фемистокл заманил персов в узкий пролив, где тяжелые греческие триеры паровым катком прошлись по легким персидским судам, в большинстве своем – мобилизованным торговым судам финикийцев. Кто прав? Ну, теперь мы это уже вряд ли узнаем.

Рекомендуем почитать

Конец немецкой подлодки был ужасен. Два прожектора держали рубку преследуемой субмарины в перекрестии лучей. Очевидно, в какой-то момент они ослепили ее командира — капитан-лейтенант Адольф Кельнер допустил ошибку, и U-357 оказался прямо перед форштевнем эсминца «Хеспирус». Разрубленная «охотником» пополам, подлодка моментально затонула, оставив на поверхности моря большое нефтяное пятно и несколько барахтавшихся в нем людей…

Это — лишь один из эпизодов величайшего подводного сражения в истории, известного как Битва за Атлантику, которая продолжалась в общей сложности более пяти лет и унесла жизни десятков тысяч моряков. Впервые подлодки решали стратегические задачи, впервые от их победы или поражения зависела судьба войны — Черчилль впоследствии признавался, что немецкие субмарины почти поставили Британскую империю па колени. Однако, несмотря на непревзойденное боевое мастерство, отвагу и беспощадность Rudeltaktik (тактики «волчьих стай»), не подводники Кригсмарине, а противолодочные силы Союзников вышли из этой схватки победителями.

Гангут и Чесма, Наварин и Синоп — эти громкие победы вписаны в историю русской воинской славы золотом. Приступив к созданию флота на столетия позже Европы — знаменитый петровский указ «Морским судам быть!» датирован лишь 1696 годом, — уже через четверть века Россия стала одной из ведущих морских держав. И главные наши триумфы, самые славные виктории русского флота пришлись на парусную эпоху.

Новая книга ведущего военного историка посвящена важнейшим сражениям XVIII–XIX вв., в которых русские моряки стяжали бессмертную славу, но многие из которых сегодня почти забыты, хотя по ожесточенности, накалу борьбы и вкладу в военное искусство не только не уступают, но даже превосходят знаменитые Гангут, Синоп и Чесму.

Другие книги автора Александр Геннадьевич Больных

XX столетие не зря окрестили «ВЕКОМ АВИАЦИИ» — всего за сто лет она прошла колоссальный путь от первых робких полетов, продолжавшихся считанные минуты, до полного господства в воздухе и статуса новой «Богини войны», а авиаконструкторы стали ее «жрецами». Каким образом произошло это превращение из вспомогательного рода войск в определяющий фактор боевых действий? Какие революции пережила авиация за минувший век, ставший самым кровавым в человеческой истории? Кто побеждает в вековом противостоянии ВВС и ПВО? Что позволяет военно-воздушным силам сохранять господство над полем боя даже в эпоху ЗРК, ядерного оружия и межконтинентальных ракет? И чьи авиаконструкторы внесли наибольший вклад в ожесточенную вековую борьбу за превосходство в воздухе?

Прослеживая всю историю боевой авиации от первых «небесных тихоходов» до новейших боевых комплексов пятого поколения, ведущий военный историк определяет скрытые закономерности и возможные альтернативы, главные уроки прошлого и прогнозы на будущее.

Книга также выходила под названием «XX век авиации».

Мог ли Вермахт осенью 1941 года взять Москву и выиграть войну? Что, если бы Манштейн прорвался к Сталинграду на помощь армии Паулюса? А если бы Жукову удалось одержать решительную победу в «Ржевской мясорубке»? Можно ли было избежать танкового побоища под Прохоровкой и разгромить немцев на Курской дуге меньшей кровью? Был ли у Красной Армии шанс развить успех после операции «Багратион» и закончить войну в 1944 году?

Каждый, кто интересуется Второй Мировой, наверняка задавался этими «проклятыми вопросами», однако в профессиональной среде изучение исторических альтернатив считается занятием несерьезным и не почтенным - не к лицу уважаемому ученому, разве что какому-нибудь писателю-фантасту.

Новая книга ведущего военного историка доказывает обратное, поднимая игру в «если» до уровня академической науки и отвечая на самые сложные и спорные, «проклятые вопросы» Великой Отечественной.

Главная книга ведущего историка флота. Самый полемический и парадоксальный взгляд на развитие ВМС в XX веке. Опровержение самых расхожих «военно-морских» мифов – например, знаете ли вы, что вопреки рассказам очевидцев японцы в Цусимском сражении стреляли реже, чем русские, а наибольшие потери британскому флоту во время Фолклендской войны нанесли невзорвавшиеся бомбы и ракеты?

Говорят, что генералы «всегда готовятся к прошедшей войне», но адмиралы в этом отношении ничуть не лучше – военно-морская тактика в XX столетии постоянно отставала от научно-технической революции. Хотя флот по праву считается самым высокотехнологичным видом вооруженных сил и развивался гораздо быстрее армии и даже авиации (именно моряки первыми начали использовать такие новинки, как скорострельные орудия, радары, ядерные силовые установки и многое другое), тактические взгляды адмиралов слишком часто оказывались покрыты плесенью, что приводило к трагическим последствиям. Большинство морских сражений XX века при ближайшем рассмотрении предстают трагикомедией вопиющей некомпетентности, непростительных промахов и нелепых просчетов. Но эта книга – больше чем простая «работа над ошибками» и анализ упущенных возможностей. Это не только урок истории, но еще и прогноз на будущее.

XX столетие стало не только эпохой авиации, ракет и танков, но и веком подводного флота, который прошел колоссальный путь от первых «ныряющих бочонков» до совершенных боевых субмарин, от «волчьих стай» Гитлера до атомных подводных ракетоносцев мощностью в тысячи Хиросим, совершив революцию в военном деле и превратившись в стратегическое «чудо-оружие», способное выигрывать войны, – «подводные корсары кайзера» были на волосок от победы в Первой Мировой, «волки Деница» наносили Союзникам чудовищные потери, а американские подводники на Тихом океане, получившие беспощадный приказ «Топи их всех!», так стремительно уничтожили японский торговый флот, что одно это могло поставить «самураев» на колени. Дальше – больше: с началом ядерной эры подводные лодки свергли Его величество авианосец с трона Владыки морей и по сей день остаются «высшей мастью» ВМФ, неотъемлемой частью «ядерной триады», способной превратить всю Землю в радиоактивную пустыню…

Новая работа ведущего историка флота продолжает цикл книг об основных классах боевых кораблей, начатый бестселлерами «Дуэли авианосцев», «Линкоры в бою» и «Крейсера в бою». При всем своем профессионализме, эти исследования читаются как захватывающие авантюрные романы о невероятных превращениях ВМФ на протяжении столетий, не просто пересказывая общеизвестные факты, но позволяя по-новому взглянуть на прошлое, настоящее и будущее войны на море.

Эта битва по праву считается величайшим морским сражением Первой Мировой. От результатов этого боя мог зависеть исход всей войны. Великобритания и Германия потратили на подготовку к этому дню десять лет и десятки миллионов марок и фунтов стерлингов, создав самые мощные военно-морские флоты в истории. И 31 мая 1916 года эти бронированные армады, имевшие на вооружении чудовищные орудия неслыханной ранее мощи и самые совершенные системы управления огнем, сошлись в решающем бою. Его результат не устроил ни одного из противников, хотя обе стороны громогласно объявили о победе. Ожесточенные споры об итогах Ютландского сражения продолжаются до сих пор. Чья точка зрения ближе к истине – тех, кто окрестил этот бой «великим Ютландским скандалом» и «бесславным миражом Трафальгара»? Или утверждающих, что «германский флот ранил своего тюремщика, но так и остался в тюрьме»? Захватывающее расследование ведущего военного историка ставит в этом споре окончательную точку.

XX столетие не зря окрестили «ВЕКОМ АВИАЦИИ» – всего за сто лет она прошла колоссальный путь от первых робких полетов, продолжавшихся считаные минуты, до полного господства в воздухе и статуса новой «Богини войны». Каким образом произошло это превращение из вспомогательного рода войск в определяющий фактор боевых действий? Как удалось создать совершенный механизм «воздушного блицкрига» – несмотря на то что сами немецкие асы считали воздушную поддержку танков Гудериана второстепенной задачей, мешавшей им вести «правильную» войну? Почему так краток оказался век пикирующих бомбардировщиков? Кто побеждает в вековом противостоянии ВВС и ПВО? И что позволяет боевой авиации сохранять господство над полем боя даже в эпоху ЗКР, ядерного оружия и межконтинентальных ракет?

Прослеживая всю историю ВВС от первых «небесных тихоходов» до новейших боевых комплексов пятого поколения, ведущий военный историк определяет скрытые закономерности и возможные альтернативы, главные уроки прошлого и прогнозы на будущее.

Книга также выходила под названием «XX век ВВС. Война авиаконструкторов».

Новая военно-морская серия. Новая книга ведущего историка флота. Все о развитии одного из основных классов боевых кораблей на протяжении трех столетий – с указа короля Якова Стюарта «О крейсерах и конвоях», датированного 1708 годом, и парусных фрегатов XIX века до российских ракетных крейсеров проекта 1104, получивших почетное прозвище «убийцы авианосцев».

Минувшее столетие по праву считается «крейсерским веком». Самые универсальные корабли любого военно-морского флота, они не только вели борьбу за контроль над океанскими коммуникациями, но и защищали свои броненосцы от торпедных атак и даже включались в состав линейных эскадр. И пусть броненосные крейсера окрестили «линкорами для бедных», это они решили исход Цусимского сражения, а в годы Первой Мировой сражались буквально во всех океанах, в то время как хваленые дредноуты были заперты в пределах внутренних морей. Роль крейсеров еще возросла к началу Второй Мировой – линкоров осталось слишком мало, и крейсера превратились в становой хребет флота: именно они провели самую кровопролитную кампанию в истории войны на море – битву за Соломоновы острова 1942 года.

И сегодня крейсера являются самыми крупными, самыми мощными, самыми дорогими и самыми универсальными кораблями после авианосцев, а с появлением крылатых ракет стали смертельно опасны даже для этих «повелителей океанов».

В начале Второй мировой, после блестящих блицкригов Вермахта в Польше и Франции, всем казалось, что от германской тактики «молниеносной войны» нет спасения, что немцам удалось подобрать «ключ к победе», обрести универсальное средство вооруженной борьбы, позволяющее им в кратчайшие сроки разгромить любого противника. Однако уже осенью 1941 года, на Восточном фронте, стратегия «молниеносной войны» впервые дала сбой. Дальнейшие просчеты германского командования не позволили Вермахту в полной мере реализовать тактическое превосходство, а «антиблицкриг» на Курской дуге, ставшей могилой Панцерваффе, предопределил исход войны.

Тем временем Красная Армия перенимала у противника боевой опыт, осваивая его тактику. И если Сталинград, «Багратион» и Висло-Одерскую операцию, строго говоря, еще нельзя назвать классикой блицкрига, то Маньчжурская стратегическая наступательная операция 1945 года стала образцом «молниеносной войны».

Новая книга ведущего военного историка! Свежий взгляд на стратегию и тактику блицкрига. Глубокий анализ основных наступательных операций Второй мировой. Подлинная история «молниеносной войны».

Популярные книги в жанре История

Источник: Научный журнал "Известия СОИГСИ", Вып. 4 (43), Владикавказ, 2010. Стр. 48 - 66.

Исследование выполнено при финансовой поддержке РГНФ, проект № 04-01-33106а/Ю

На всех фронтах Великой Отечественной войны исключительно успешно действовала советская штурмовая авиация. Удары, которые наносили «ильюшины» по немецко-фашистским захватчикам и их технике, отличались внезапностью и сокрушающей силой огня. «Илы» летали почти над самой землей и выкуривали гитлеровцев из всех щелей, расстреливали из пушек и пулеметов вражеские колонны. Штурмовик «Ильюшин» с честью выдержал все испытания Великой Отечественной войны. Это первый и единственный в мире штурмовик, отвечающий всем требованиям современного боя.

Товарищ Сталин лично направлял работу и конструкторов, и заводов. Указания великого вождя легли в основу создания самолета Ил, в организацию его серийного производства для удовлетворения нужд фронта. Со Сталиным в сердце шли наши летчики-штурмовики на врага, помогая добывать победу Родине. О них, славных сталинских соколах и героических авиастроителях, нам и хотелось рассказать в этой книге.

Русское Народничество

Франко Вентури

Перевод liubitel

1. Герцен

Герцен был настоящим основателем народничества. Он пытался принести социализм в Россию Николая I, с полным энтузиазмом участвовал в интеллектуальной жизни Москвы до революции 1848 года, поддерживал революции в Италии и Франции. Фактически, народничество сначала выразило себя в жизни человека, а не идеологии. Несмотря на многочисленные произведения с глубоким политическим смыслом и прекрасные с литературной точки зрения, самая важная работа Герцена — это  его автобиография «Былое и Думы». Личностный элемент остался свойством русского народничества, и движение всегда создавало личностей, а не догму. Когда сложившемуся народничеству 6о-х потребовалась доктрина, Герцен был практически забыт, так как он мог передать новому поколению только опыт критика и политического исследователя.

В истории любой революции есть фигуры, неизменно притягивающие к себе внимание ученых и литераторов. При всей полярности даваемых им оценок очевидна неординарность этих исторических персонажей, восхищает (или отталкивает) острота их интеллекта, трагичность жизненного пути. Наряду с именами Ленина, Сталина и Троцкого в зарубежной литературе о большевизме постоянно всплывает имя Карла Радека, снабженное самими яркими эпитетами -«последнего интернационалиста», «орудия зла», «мастера тайных поручений». Лишь в последнее время появилась возможность документально проверить научные гипотезы и литературные вымыслы, накопившиеся в предшествующие десятилетия вокруг его политической биографии.

Противоречия позднетоталитарной культуры, - «Обозрение». Paris, 1986.

Опубликовано в: Витторио Страда, Россия как судьба - Москва: Три квадрата, 2013, С. 342-351.

Михаил Бахтин, Дьердь Лукач: проблема романа и социалистический реализм. - «Обозрение», 20. Paris, 1986.

Опубликовано в: Витторио Страда, Россия как судьба - Москва: Три квадрата, 2013, С. 332-341.

Между Марксом, Ницше и Достоевским. - «Страна и мир», 2. Мюнхен, 1989.

Опубликовано в: Витторио Страда, Россия как судьба - Москва: Три квадрата, 2013, С. 310-320.

Кризис культуры и культура кризиса. - «Россия / Russia», 4. Torino, 1980. (Международный симпозиум, посвященный 150-летию со дня рождения Л. Толстого. Fondazione Cini, Venezia, 1978).

Опубликовано в: Витторио Страда, Россия как судьба - Москва: Три квадрата, 2013, С. 107-122.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Фанфик на "Играть, чтобы жить" Дмитрия Руса. Играя в любимую онлайн-игру – будь осторожен! Есть немалый шанс, что твое сознание навсегда останется в иной реальности. Не позавидуешь тем, кто сотни раз в день вынужден гореть в броне танковых симуляторов... Но можно ли назвать счастливчиком того, кто сознательно воспользовался феноменом срыва и добровольно погрузился в бескрайний мир меча и магии?

Вернёмся на четыре года назад — в 2013 год, когда США ещё являются единой страной, а президент Хилари Клинтон продолжает провальную Иракскую войну. Сильнейшая за всю историю человечества пыльная буря сметает с лица земли целую страну — Кувейт, в котором застрял 2-й пехотный полк ВС США «Штормовые стражи». Спустя время от них приходит два загадочных сообщения. Наёмник Морган вместе с небольшим отрядом отправляется в разрушенный Кувейт для эвакуации агента ЦРУ, но совсем скоро спасательная миссия становится борьбой за выживание в охваченном войной городе.

Небольшая повесть «Далекие горнисты», где читатели впервые познакомились с юными героями Владислава Крапивина — Валеркой и Братиком, Володькой и самим рассказчиком, сохранившим добрую память о детстве, стала как бы истоком, второй его повести «В ночь большого прилива» («Уральский следопыт», 1977, № 12). С теми же основными героями встречаемся мы и в новом произведении Владислава Крапивина, заключительной повести трилогии,— «Вечный жемчуг».

Книга известного детского писателя и общественного деятеля ГДР Герхарда Хольц-Баумерта рассказывает о приключениях двух школьников, Гуннара и Терезы, совершающих путешествие автостопом на север республики.