Лимоны

«Ужасно как есть хочется. Он никак не мог избавиться от этого постоянного чувства, хотя был в лыжном полку уже две недели, а кормили здесь хорошо, обильно, по фронтовой норме. Бойцы и офицеры смотрели на него иногда с удивлением: уж очень жадно ел. Витька, конечно, стеснялся, но ничего с собой поделать не мог: тыловая голодуха отступала медленно».

Продолжение рассказа «Ладога».

Отрывок из произведения:

Витька вспомнил, что у него в вещмешке есть кусок мерзлой свинины, и тут же явственно представил его себе: розовое задубевшее, твердое, как камень, мясо, припудренное крошками от сухарей, прорезанное слоями жира.

Конечно, он все время знал, где лежит свинина, но старался забыть, не думать о ней. А теперь она как влезла в голову, так и не выходит. Хуже того, стала представляться уже не мерзлым куском, а мелко нарезанными ломтиками на раскаленной сковородке, скворчащими в растопленном сале и испускающими синеватый дымок. Витьке показалось, что он почувствовал запах жареного мяса.

Другие книги автора Юрий Павлович Плашевский

Витьку ранило, когда он уже возвращался из батальона.

Утром его вызвали к майору, начальнику штаба полка. Когда он спустился и вошел в землянку, майор сидел у стены, за сбитым из досок столом, похлопывал линейкой по расстеленной карте, — ждал.

Витька доложился. Майор посмотрел на него, хмуро улыбнулся, сказал:

— Вижу, вижу, что младший лейтенант явился. Прибыл. Но где твое начальство? Ты ж помощник топографа, а мне сам полковой топограф нужен. Где лейтенант?

В исторической повести, вошедшей в новую книгу писателя, увлекательно изображены события, нравы и быт простых людей эпохи царствования Ивана Грозного.

Историческая тема присутствует и в рассказах. Время их действия — предвоенные годы и период Великой Отечественной войны.

Крестьянские войны XVII и XVIII веков, Русь и Восток, русская земля и казахская степь, давние, прочные узы дружбы, соединяющие народы Казахстана и России, — таковы темы произведений, вошедших в предлагаемую книгу.

Бурное кипение народных страстей, столкновение сильных, самобытных характеров, неугасающее стремление простых людей к счастью и социальной справедливости — таким предстает историческое прошлое в рассказах и повестях этой книги, отличающихся напряженностью действия и динамично развивающимся сюжетом.

Включенные в сборник произведения в разные годы публиковались на страницах периодических изданий.

В исторической повести, вошедшей в новую книгу писателя, увлекательно изображены события, нравы и быт простых людей эпохи царствования Ивана Грозного.

Великая война еще не началась, но уже предощущалась в распоряжениях военных, в разговорах гражданских, в словах иностранцев, сочувствующих Стране Советов…

Популярные книги в жанре О войне

Книга рассказывает о семье Аргентовских, коммунистах, павших при защите завоеваний Великого Октября в Зауралье от белочехов и колчаковщины.

Повесть и рассказы, о жизни детей в оккупированных и прифронтовых селах и городах в годы Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. Маленькие, но стойкие духом дети, пережившие все тяготы и лишения своей нелегкой судьбы, и прошедшие через ужасы войны.

Новый роман известного украинского писателя, Героя Советского Союза Ю. Збанацкого «Красная роса» — о партизанской борьбе на временно оккупированной фашистскими войсками территории Украины. В повести «Поликарп» рассказывается о человеке необычной судьбы, активном участнике гражданской войны и коллективизации на Украине. В повести «По обе стороны Тали» осмысливаются современные морально-этические проблемы.

Роман белорусского прозаика Анатоля Кудравца «Сочинение на вольную тему» и его рассказы посвящены людям села, их житейским заботам.

Автор пишет о самых будничных событиях, осмысливая жизнь целого поколения — с довоенной поры по сегодняшний день, со всеми присущими этому поколению конфликтами.

С раннего утра к причалу то и дело подходили катера и уставшие санитары вели и несли раненых к правлению рыбколхоза «Азов», где разместился недавно госпиталь. Там, в бывшей приёмной, их, стонущих, бредящих, умирающих, оставляли, чтобы по очереди отправить в операционную, где с утра колдовали Он и Она.

Она, медсестра Нина, ласково названная ранеными Негритёнком за пышную чёрную шапку волос, завитых так мелко, что их не брала ни одна расчёска. Из-под кудрей блестели любопытные сорочьи глазки, обведённые приподнятыми кверху короткими ресничками.

Остросюжетный роман о подростках, чье четырнадцатилетие совпало с началом войны. В романе четыре главных героя. На их долю выпадает последний, завершающий бой второй мировой войны. И принимают они его так, как подобает солдатам, — мужественно и честно.

«Ночь на Днепре» — первое литературное произведение Н. Никольского. В этих своих записках автор рассказывает о людях, принимавших участие в боях за Днепр.

…Двое суток не заглядывал я в свою походную тетрадь, неизменную спутницу моих фронтовых скитаний. Двое суток прошли, как сон, вернее, как кинофильм, в котором я был и зрителем, и действующим лицом.

Усталость манит меня растянуться на жестком ложе фронтовой землянки, застеленном смолистым сосновым лапником. Его острый горьковатый запах вызывает воспоминания далекого мирного детства. Я словно вижу ельник в предгорьи Чаткала, вблизи Ташкента.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Сын звонит отцу: папа, на меня напали. Конечно, отец мчится спасать ребенка. Но вот загвоздка: Неделин-младший перевозил партию наркоты, попал в засаду с перестрелкой и остался жив. Он хочет спасти наркотики и свою шкуру любой ценой, зная, что отец сделает все тихо. Неделин-старший оказывается перед выбором: родство или принципы. Он уже отсидел один срок, а помощь сыну может потянуть за собой второй. Какой выбор сделает отец, когда обнаружит жестокое предательство? Сможет ли сын избежать наказания за свою подлость?

Известный ученый и революционер, член Исполнительного Комитета Народной Воли, почетный академик Николай Александрович Морозов (1854–1946) опубликовал в 1924–1932 гг. многотомное исследование «Христос» в котором подвергнуты коренному пересмотру традиционные представления о древней истории человечества. Положения Морозова были полностью отвергнуты учеными–историками, по существу, без всякого анализа, и понятно почему.

Автор познакомился с трудом Морозова году в 1965–м, но его попытки обсудить его соображения с профессиональными историками ни к чему не привели. Все кончалось более или менее площадной руганью и утверждениями типа «этого не может быть, потому что этого не может быть никогда!». Самым вежливым образом отреагировал Л.Н.Гумилев, заявив: «Мы, историки, не лезем в математику и просим вас, математиков, не лезть в историю!» Он в принципе прав — науку должны развивать специалисты и только специалисты, но вместе с тем специалисты должны четко и убедительно отвечать на недоуменные вопросы профанов и разъяснять им, в чем они не правы. Как раз этого автор не мог добиться от специалистов — историков.

Пришлось М.М.Постникову самому разбираться, в чем тут дело, и постепенно он пришел к выводу, что Морозов во многом прав и ошибается не Морозов, а наука история, которая где–то в XVI веке повернула не туда в результате работы Скалитера и Петавиуса.

По результатам этого исследования выдающийся математик лауреат Ленинской премии профессор Михаил Михайлович Постников прочитал (группе математиков включающей А.Т.Фоменко, А.С.Мищенко и др.) цикл лекций по древней истории, на основании которых в 1977 г. появилась рукопись данной книги.

С коммивояжером Клемом случилась неприятность: он в одночасье похудел на 45 килограмм. Но это лишь верхушка айсберга, ведь вслед за этим Клему удалось связаться... с самим собой!

Урантийские тексты представляют собой Пятое Эпохальное Откровение содержащее самое новое возвещение истины смертным Урантии. Ни одно откровение, кроме достижения небесного Отца в Раю не может претендовать на абсолютную полноту.

В этой книге рассмотрены важнейшие понятия Бога и божественности, устройство Вселенной, а также жизнь и учения Иисуса.