Лимит. Серая мгла

Лимит. Серая мгла

В ближайшем будущем ученые научатся проникать в сознание умерших людей, путем отправки к ним «прыгунов» – специально подготовленных агентов, готовых ступить на опасную территорию посмертия и добыть информацию для продажи ее заинтересованной стороне.

Главный герой, бывший наемник Дэниел Даск, очнувшись в госпитале Цюриха после неудачной военной операции, получает предложение присоединиться к такой организации от загадочного человека по имени Аш, который ищет себе нового напарника.

Так Дэниел оказывается вовлеченным в заговор, грозящий катастрофическими последствиям для человечества. Распутывая шаг за шагом клубок интриг и предательств, герой постепенно превращается в мишень для могущественного противника, преследующего загадочную цель.

Комментарий Редакции: В основу научного-фантастического романа положены смелые медицинские, психоаналитические концепции о бессознательном, как неисчерпаемом хранилище уникальной информации, которая продолжает храниться вопреки смерти сознания человека.

Отрывок из произведения:

Декабрь, 2032 г.

Научно-медицинский комплекс «Миллениум», Швейцария

– Надеюсь, это не займет много времени, – произнес Оливер Маслоу, разглядывая из угла процедурной лежащее на койке тело. – Поймите меня правильно, доктор Вонг, я высоко ценю вашу работу, но пока пребываю в скептическом настроении относительно всего этого.

Койка с пациентом была частью сверхвысокопольного МРТ-аппарата[1], установленного посреди помещения, оборудованного по последнему стандарту оснащения кабинета томографии. Хотя специалист наверняка заметил бы и определенные особенности. Вокруг расположенного на медицинской койке человека были расставлены капельницы, трубки которых были воткнуты в вены, чуть поодаль – столик со шприцами и ампулами с непонятными маркировками, два из которых были приготовлены для введения. Холодный рассеянный свет ламп озарял помещение, практически лишая предметы возможности отбрасывать тени.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Романов Виталий Евгеньевич

Огонь Памяти

- Аннотация: Опубликовано в книге "Время пауков" По острым уступам скалы в лучах заходящего Солнца на вершину карабкался странный, диковиный зверь. Никогда не водились такие на Земле. Зверь забрался на самую вершину и вдруг превратился в человека. Он словно впитал в себя свет засыпающего светила - костер огней вихрем забушевал вокруг него. Длинные отсветы заходящей звезды упали на подножие гор, и человек поднял руки вверх.

Романов Виталий Евгеньевич

Сотрясение печени

Протокол заседания коллегии по специальным вопросам 17-го федерального округа налоговой полиции. Выдержки из стенограммы, 15 марта 2028 года.

- Инспектор Гамарун! Доложите коллегии детали вашего дела, материалы оперативной съемки видели не все.

- Господин генерал! Уважаемые заседатели! Мне, лейтенанту налоговой полиции Андрею Гамаруну, было поручено выяснить реальный уровень доходов объекта Z, используя для достижения цели последние разработки приданной 17-му округу научно-технической лаборатории. 11-го марта я приступил к выполнению задания.

Романов Виталий Евгеньевич

Теперь ты ...

- Аннотация:

Работа вошла в шестерку лучших (из 117-ти) на конкурсе "Тенета-2002"

Ничего общего с реальной жизнью.

- Вы слышали про "Черную Смерть"? В моих глазах непонимание. Что ему нужно? Морской десант - сам черная смерть. Он читает мое непонимание в глазах. - Нет. Я про другое. Начнем немного с другого. SEAL, - произносит он и снова смотрит мне в глаза. Он видит там именно то, что и хотел увидеть. Кто же не слышал про элитные части морской пехоты США, самые подготовленные ударные силы ИХ армии? - Отряд "Дельфин"? - затягиваясь, он задает новый вопрос. Спиртное мгновенно испарятся из головы.

Игорь Росоховатский

Фантастика

За открытым окном качались ветки сирени. Узоры двигались по занавесу, и мальчику казалось, что за окном ходит его мать. "Белая сирень" - ее любимые духи.

- Папа, мама вернулась.

Мужчина оторвал взгляд от газеты. Он не прислушался к шагам, не подошел к окну - только мельком взглянул на часы.

- Тебе показалось, сынок. До конца смены еще полчаса. И двадцать минут на троллейбус...

Игорь Росоховатский

МНОГОЛИКОСТЬ

"Из истории болезни: Степанчук Надежда Ильинична 1960 года рождения переведена в инфекционное отделение 21 августа 1986 года. Жалуется на слабость, ломоту в пояснице... Температура - 37,8 градуса по Цельсию. Лицо осунувшееся, язык слегка обложен белым налетом. Болеет шестнадцатый день. В течение двух дней дома принимала по назначению участкового врача аспирин и витамины. При поступлении в клинику общее состояние больной тяжелое, сознание ясное, резко выраженная бледность, слабая одышка... Лечащий врач Ткачинский Е. М. Консультирует профессор Стень В. И."

Игорь Росоховатский

Мой подчиненный

- Пожалуйста,- сказал Юлий Михайлович и положил на мой стол несколько листов с формулами и чертежами.

Я сдержал вздох - это не был бы вздох облегчения - и проговорил:

- Очень хорошо. Проверим и передадим заводу. Он был уже у самой двери, когда я остановил его:

- Вы будете сегодня на вечере?

- А вы не против? - спросил Юлий Михайлович и опустил глаза.

Но сделал это он недостаточно быстро, и у меня на миг сдавило дыхание, потому что вряд ли кто-нибудь мог спокойно смотреть в его огромные синие глаза.

Игорь Росоховатский

Мысль

Дорога, нарезанная винтом по холму, круто ныряет в ущелье. Испуганно взвизгивают тормоза. То ли руль упирается в подбородок, то ли подбородок в руль.

Вырастают, поворачиваются бледно-серые лики скал.

По-змеиному шипит под шинами дорога, сворачивает под прямым углом над бездной, делает невообразимые петли. Руль становится непослушным, скользким, как рыба, выпрыгивает из рук.

Не понимаю, как мне удается удерживать руль. Глаза автоматически фиксируют дорогу и даже каким-то чудом - участки вдоль нее. Зеленые холмы то подпрыгивают, то опускаются.

ИГОРЬ РОСОХОВАТСКИЙ

НАСЛЕДСТВО

Фиолетовый луч метался по шкале. Он выписывал сложные спирали, перепрыгивал деления, как будто перечеркивал их.

Хьюлетт Кондайг в полном изнеможении опустился в кресло. Он не в силах был понять свое детище. Он убрал из кабинета и даже из лаборатории все, что могло давать нейтронное излучение, и все же регистратор не угомонился.

Этого нельзя было объяснить. Все, что знал Кондайг, не давало ключа к разгадке. Куда бы приемник ни помещали - в экранированный кабинет, в подземелье, под воду - луч совершал невообразимые скачки.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Прозу Николая Лескова читали все, но знают его по двум-трем текстам. Названный Львом Толстым писателем будущего, самый недооцененный русский классик XIX столетия и человек-скандал прокладывал свой путь в стороне от исхоженных дорог русской словесности и сознательно выламывался из привычных схем, словно нарочно делал всё, чтобы перед ним закрылись двери гостиных и редакций, а его книги не встретились с читателем. С Крестовским он посещал петербургские трущобы, с Чеховым – злачные места. Недоучившийся гимназист прошел на государственной службе путь от письмоводителя до члена министерского Ученого комитета, ненавидел и нигилистов, и обер-прокурора Синода Победоносцева. Современники подозревали его в связях с тайной полицией, а советские пролетарии считали своим. Любя всё диковинное и яркое и в жизни, и в литературе, он сконструировал собственный сочный лексикон, работой с языком предвосхитил авангардные эксперименты начала XX века.

Книга Майи Кучерской, написанная на грани документальной и художественной прозы, созвучна произведениям ее героя – непревзойденного рассказчика, очеркиста, писателя, очарованного странника русской литературы.

В формате PDF A4 сохранен издательский макет.

Опросы показывают, что Юрий Гагарин – главный герой отечественной истории ХХ века. «Юрий Гагарин» Льва Данилкина – попытка «окончательной», если это возможно, закрывающей все лакуны биографии «красного Икара»; хроника жизни – и осмысление, что представляют собой миф о Гагарине и идея «Гагарин». Интервью с очевидцами и ревизия российских и иностранных источников помогли автору ответить на базовые вопросы. Является ли Гагарин всего лишь воплощением советского дизайна – или он в самом деле был обладателем неких уникальных качеств? Что на самом деле произошло 12 апреля 1961 года? Как первый космонавт справлялся с «гагариноманией» – статусом самого знаменитого человека планеты? Что такое Гагарин: продукт строя и эпохи – или ее зеркало и оправдание? Существовал ли конфликт между ним и политическим руководством СССР? Какова подлинная причина его гибели? Был ли его успех всего лишь везением, результатом осознанного жизнестроительства – или осуществлением некоего высшего замысла? Что было бы с Гагариным и СССР – не погибни «первый гражданин Вселенной» в марте 1968-го и доживи он до наших дней?

«По книгам Сенчина можно изучать историю. Не политическую, не историю президентов и депутатов. А историю простого человека, повседневной жизни. Самую важную для нас историю… Нулевые ушли в прошлое недавно: время дешевого доллара и дорогого рубля, заграничного туризма и холодильника, полного импортных деликатесов, шикарных машин и доступных кредитов. Та же страна, вроде бы те же люди. А жизнь уже совсем другая. Колесо истории сдвинулось». (Сергей Беляков)

Роман Сенчин – автор романов «Елтышевы», «Зона затопления», «Дождь в Париже», множества рассказов и статей. Лауреат премий «Большая книга», «Ясная Поляна», финалист «Национального бестселлера».

Серый возвращается из армии в другую страну – начинаются «лихие 90-е». Цены и курс доллара растут каждый день, люди месяцами не получают зарплату, а десятиклассницы мечтают стать валютными проститутками. Девушка Серого, первая красавица города Надя Клюква, становится подругой сына некоронованного короля Средневолжска Флинта.

Серый и его друзья, мечтая о больших деньгах, перебиваются случайными заработками – копают могилы на Ёриках, местном «кладбище домашних любимцев», где «новые русские» хоронят своих питомцев. Но однажды нищете приходит конец: Серый становится невероятно богат…