Лики истории в "Historia Augusta"

Эссе М.Юрсенар, посвященное отражению римской истории в Истории Августа — сборнике составленных разными авторами и выстроенных в хронологическом порядке биографий римских императоров (августов).

Отрывок из произведения:

Если из всех историй, сохраненных памятью человечества, именно история Рима чаще всего привлекала мысль философов, фантазию поэтов, суровый взгляд моралистов, в том следует отчасти признать заслугу гения нескольких римских и двух греческих историков: во многом благодаря их усилиям Рим не забыт и не утратил для нас своей притягательности. Плутархом описано, как заговорщики набрасываются в сенате на божественного Юлия, — и до сих пор, сколько бы ни совершалось политических убийств, Цезарь воплощает для нас образ диктатора преданного смерти. Благодаря Тациту за Тиберием навсегда закрепилась репутация тирана-мизантропа, а за Нероном — несостоявшегося художника. Именно потому, что биографический труд Светония охватывает жизнь двенадцати императоров, едва ли не обязательным украшением наших книжных полок, как и дворцовых фасадов Ренессанса, стали их бюсты.

Другие книги автора Маргерит Юрсенар

Вымышленные записки-воспоминания римского императора в поразительно точных и живых деталях воскрешают эпоху правления этого мудрого и просвещенного государя — полководца, философа и покровителя искусств, — эпоху, ставшую «золотым веком» в истории Римской империи. Автор, выдающаяся писательница Франции, первая женщина — член Академии, великолепно владея историческим материалом и мастерски используя достоверные исторические детали, рисует Адриана человеком живым, удивительно близким и понятным нашему современнику.

Действие романа происходит в Центральной Европе XVI века (в основном во Фландрии), расколотой религиозным конфликтом и сотрясаемой войнами. Главный герой — Зенон Лигр, алхимик, врач и естествоиспытатель.

Оригинальное название романа — Чёрная стадия (или Стадия чернения) — наименование первой и самой сложной ступени алхимического процесса — Великого делания. Суть Чёрной стадии заключается в «разделении и разложении субстанции» до состояния некой аморфной «чёрной массы» первоэлементов, в которой, как в изначальном хаосе, скрыты все потенции.

По словам автора, Чёрная стадия также символически обозначает попытки духа вырваться из плена привычных представлений, рутины и предрассудков.

Зенон проходит свою «чёрную стадию» на фоне ужасов Европы эпохи религиозных войн. Большинство персонажей романа гибнут мучительной смертью, часты описания жестокостей и принятых в то время способов казни. Своеобразной вставной новеллой в романе ярко и жёстко изображена деятельность Яна Лейденского и его приспешников, трагедия Мюнстера, павшего жертвой безумия фанатиков, и кровавый финал анабаптистской секты.

Сир Лоран, брат Кандид.

Сир Лоран. Не сбились ли мы с дороги, брат Кандид?

Бpaт Кандид. Не думаю, монсеньер. Впрочем, никогда нельзя быть уверенным в том, что ты на верном пути.

Сир Лоран. Никогда раньше не ходил я этой дорогой… Никогда не видел этих владений. Но я ошибаюсь, быть может… Разве не здесь я запер ее больше десяти лет назад? Только что трижды ударил я в колокол у ворот. С третьим ударом дряхлая старуха, верно, экономка, выглянула в окно и кивнула мне. Но никто не вышел.

Агриппа д'Обинье, один из крупнейших и наименее читаемых поэтов французского Ренессанса, родился близ Понса в Сентонже в 1552 году, а умер в 1630-м, в Женеве. Он вышел из захудалого дворянского рода; от таких корней в основном и происходят немногие представители довольно редкого у нас во Франции типа — речь идет о писателе-оппозиционере: веку вопреки, он грезит идеалом бескомпромиссной честности и безупречной верности; он заодно с теми, кто гоним, чье дело обречено на поражение. Для д'Обинье (д'Обиньи или же Добиньи — такие мелочи, как незначительные отличия в написании фамилии, мало его заботили) этим обреченным делом станет Реформация.

Существо, которое я называю «я», появилось на свет в понедельник 8 июня 1903 года, около 8 часов утра, в Брюсселе, и родилось оно от представителя старинного рода с севера Франции и бельгийки, предки которой на протяжении нескольких веков обитали в Льеже, а потом перебрались в Эно. Произошло упомянутое событие, поскольку всякое рождение — событие для отца с матерью и нескольких близких им людей, в доме номер 193 по авеню Луизы; лет пятнадцать тому назад этот дом проглотило высотное здание, и он исчез.

«Последняя милость», короткий роман из времен войны 1914 года и русской революции, был написан в Сорренто в 1938 году и увидел свет за несколько недель до Второй мировой войны, в 1939-м, то есть спустя двадцать лет после описанных в нем событий. Сюжет далек от нас и в то же время очень нам близок — далек потому, что бесчислен­ное множество эпизодов Гражданской войны за двадцать лет заслонило те события, близок же потому, что душев­ные смуты, описанные в романе, мы переживаем и сей­час, даже сильнее, чем когда-либо. В основе романа лежит подлинная история, и три центральных персонажа, кото­рых в книге зовут Эрик, Софи и Конрад, изображены по­чти в точности так, как описал их мне близкий друг глав­ного героя.

Она родилась в 1575 году за толстыми стенами замка Святого Эльма, где ее отец был комендантом. Дон Альваро, давно уже обосновавшийся в Италии, снискал милость королевского наместника, но навлек на себя враждебность народа и дворянства Кампаньи, которых ожесточили злоупотребления испанских чиновников. Никто, однако, не смел усомниться в его честности и знатности происхождения. При содействии своего родича, кардинала Маурицио Караффа, он женился на внучке Аньезе де Монтефельтро, Валентине, последнем отпрыске, в коем исчерпал себя род, щедрее всех других наделенный дарами. Валентина была прекрасна — светла лицом и стройна станом; слагатели сонетов в Королевстве Обеих Сицилий не находили слов для описания ее совершенств. Озабоченный угрозой, которую подобное чудо красоты могло представлять для его чести, по характеру не склонный доверять женщинам, дон Альваро держал жену в почти монастырском уединении; жизнь Валентины проходила либо в унылых калабрийских поместьях мужа, либо в обители на острове Иския, где она пребывала во время великого поста, либо в тесных сводчатых комнатах замка, где в подземельях томились подозреваемые в ереси и враги королевской власти.

Эссе М.Юрсенар, посвященное жизни и творчеству знаменитого японского писателя Ю. Мисима.

Популярные книги в жанре Античная литература

Когда я предаюсь paзмышлeнию и вспоминаю об Октавии — этом добром и верном моем друге, я испытываю такое наслаждение и прихожу в такое состояние, что кажется сам возвращаюсь в прошедшее, а не в памяти только вызываю представление о минувших, прожитых временах. Образ его тем сильнее запечатлелся в сердце и во всех моих чувствах, чем дальше стал от моих глаз. И не напрасно разлука с таким превосходным, благочестивым человеком оставила во мне безмерное сожаление. Он и сам любил меня так горячо, что как в наших забавах, так и в важных делах его желания были согласны с моими. Можно было подумать, что в нас обоих была одна душа. Он был поверенный в моих увлечениях, товарищ в заблуждениях, и наконец когда я с рассеянием мрака перешел из тьмы неведения к свету мудрости и истины, Октавий в этом деле не только не отстал от меня, но что еще похвальнее — опередил. Итак, когда я в своем воспоминании переношусь к времени нашей совокупной дружной жизни, то прежде всего останавливает на себе мое внимание та беседа, которую Октавий ведь однажды с Цецилием, зараженным суеверием язычества, и которая убедительностью своею обратила его к истинной религии.

Комедия поставлена в 411 г. до н. э. на празднике Великих Дионисий. Сведений о соперниках Аристофана и результатах состязаний не сохранилось.

Для композиции комедии характерно значительное нарушение традиционной структуры. Отсутствует агон, вместо которого имеется ряд монологов и сцен, проходящих при активном участии хора. В парабасе сохранены только анапесты и одна эпиррема; нет хоровых од и антэпирремы. Симметричное построение строф выдерживается далеко не везде, почему самые термины «строфа» и «антистрофа» применяются к ним в значительной степени условно.

Комедия была поставлена на Ленеях в 392 г. до н. э. Имена других участников состязания и его результат неизвестны.

Первое десятилетие IV в. до н. э. – время дальнейшего кризиса афинской демократии, формально восстановленной после свержения «тридцати тиранов» в 403 г. до н. э. Сильно упала политическая активность граждан. За участие в народном собрании пришлось установить плату – сначала в один обол, затем – в три.

Внешнеполитическая обстановка характеризуется возрастающим недовольством греческих городов гегемонией Спарты, усилившейся после поражения Афин. В 395 г. до н. э. образовался антиспартанский союз в составе Афин, Беотии, Аргоса, Коринфа и нескольких других городов. Таким образом, Афины оказались втянутыми в войну.

В композиционном отношении «Женщины в народном собрании» характеризуются явным отказом от традиционной хоровой структуры. Парод еще сохраняется, но парабаса отсутствует. От агона остается только половина – ода и диалогическая эпиррема. Во второй части комедии хор не принимает никакого участия, исполняя вставные танцевальные номера.

Книга Клавдия Элиана (конец II — начало III в. н. э.), римлянина, писавшего на греческом языке, «Пестрые рассказы» тесно связана с позднегреческой литературой и относится к литературному направлению, известному как «вторая софистика». «Пестрые рассказы» — книга, содержащая чрезвычайно богатый и разнообразный материал, содержащий как данные естествознания той эпохи, так и различные исторические анекдоты и мифологические сведения. Для этого произведения характерна позднеантичная тенденция «развлекая поучать», т. е. материал сокращен до отдельных кратких историй, которые призваны сообщать разнообразные сведения, не утомляя читателя длиннотами. Несмотря на небольшой объем произведения, оно остается уникальным энциклопедическим источником разнообразных сведений о жизни, истории и предрассудках той эпохи.

Amfortas

Мимнерм (конец VII в.) происходил из Колофона или Смирны в М. Азии. Его предки переселились сюда, вероятно, из Пелопоннеса (см. фр. 6), и среди них, по-видимому, сохранились свидетели войны, которую жителям Смирны пришлось вести против царя Гигеса (ср. фр. 7, 8, может быть, из поэмы «Смирнеида»). Однако главной заслугой Мимнерма считается создание сборника любовных элегий (в одной или двух книгах), посвященных его возлюбленной флейтистке Нанно (фр. 1–5). Носили ли эти элегии эротический или мифологически-повествовательный характер, решить трудно. Во всяком случае, заимствованный из «Нанно» фр. 1, равно как и фр. 9 и 12, говорят за то, что повествовательный элемент был представлен в этом сборнике достаточно широко.

Годы жизни византийского эпистолографа — автора фиктивных любовных писем — Аристенета предположительно относят к VI в. Дело в том, что реальность автора вызывает сомнения: не исключено, что «Любовные письма» — сборник произведений разных авторов, за которым просто закрепилось имя героя первого письма.

Перевод с греческого С. Поляковой

Вступительная статья 5

Времена года и здоровье 7

Греческие авторы

Гесиод Работы и дни. 22

Перевод В. В. Вересаева

Гиппократ О здоровом образе жизни. 26

О воздухах, водах и местностях. 27

Афоризмы. 29

О диете. 32

Переводы В. И. Руднева

Николай Калликл

Пиндар — самый выдающийся представитель торжественной хоровой лирики древней Греции. Родился около 521 г. близ города Фив. Много путешествовал; некоторое время жил в Афинах, затем у разных греческих тиранов, особенно долго в Сицилии вместе с поэтами Симонидом и Вакхилидом у тирана Гиерона. Пиндар писал в разнообразных жанрах торжественной лирики, но славу приобрел своими "эпиникиями" (победными одами в честь победителей на общегреческих состязаниях), в которых был преемником основателя этого жанра — Симонида. Пиндар писал по заказу отдельных лиц или общин; за свой труд он получал денежное вознаграждение. Сохранилось 45 од Пиндара — оды олимпийские, пифийские, немейские и истмийские. Самой поздней, написанной незадолго до смерти, является, по-видимому, пифийская ода (466 г.). Умер Пиндар около 441 г. Прославление отдельной личности в значительной степени происходит у Пиндара в аспекте общинно-родовых представлений и аристократической идеологии. Как это было, вероятно, и у Симонида, он обильно насыщает свои оды мифологией, связывая ее с прославлением знатного рода победителя, играми и т. д., но в его религиозности замечается уже некоторый рационализм. Будучи связаны с общегреческими празднествами, эти оды по своему значению выходили за пределы одного полиса. В одах Пиндара не видно строгого плана; у него часты переходы случайного ассоциативного характера; однако в эпиникиях все же всегда заметна основная идея. С возвышенностью мыслей гармонирует и язык од Пиндара с его смелыми метафорами, эпитетами, необычными, словосочетаниями и сложным стихотворным размером. Все это сливалось при величественно музыкально-вокальном исполнении в сложное художественное единство. У Пиндара эпиникия достигает высшего расцвета, но с развитием демократии и ослаблением аристократического культа Аполлона этот жанр начинает падать (см. "Вакхилид"). При жизни Пиндар пользовался большой славой, как и позже — в эллинистическо-римское время. "Пиндаризирование" было свойственно западноевропейскому и русскому классицизму. [Переводы избранных од Пиндара — В. В. Майкова (прозаический) и В. Водовозова (стихотворный) — помещены в книге Алексеева "Древнегреческие поэты в биографиях и образцах", СПб., 1895. Там же указаны другие старые переводы.]

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

В апрельский полдень 1945 года на берегу Эльбы встретились части нашей Пятой гвардейской армии с частями Первой американской армии.

Эльба напротив городка Торгау неширока. На пароме через реку, с торжественно развернутым американским знаменем, подплывают к нашему берегу американские офицеры. Пожилой американский генерал, с планками боевых орденов, берет знамя и вручает его советскому полковнику.

— Это знамя мы пронесли от Соединенных Штатов через Атлантический океан в Англию, через Ла-Манш, на берег Эльбы. Передавая вам знамя, я передаю вам и офицерам вашей Армии мою любовь и уважение.

Имя Араго хранилось в моей памяти со школьных лет… Щетина железных опилок вздрагивала, ершилась вокруг проводника… Стрелка намагничивалась внутри соленоида… Красивые, похожие на фокусы опыты, описанные во всех учебниках, опыты-иллюстрации, но без вкуса открытия.

Маятник Фуко, Торричеллиева пустота, правило Ампера, закон Био-Савара, закон Джоуля-Ленца, счетчик Гейгера… — имена эти сами по себе ничего не означали. И Араго тоже оставался прикрепленным к железным опилкам и магнитной стрелке, пока не попалось мне трехтомное его сочинение: «Биографии знаменитых астрономов, физиков и геометров».

Петь. Танцевать. Кричать. Лауреат Нобелевской премии, австрийская писательница Эльфрида Елинек передала The New Times свое эссе, написанное во время процесса над Pussy Riot.

Вернулся я из Кислиц расстроенный, сказал Андриану, что ужинать не пойду, ничего не хочу, а отправлюсь-ка я в дом Федора Михайловича Достоевского.

— Его там нет, — остроумно заметил Андриан. — Уже поздно, сейчас там никого нет, и вообще только сытый человек ценит одиночество.

Я знал его гостеприимство плюс уютное гостеприимство его жены, покой его просторной квартиры, знал, вздохнул и отказался. Я представлялся себе кротким и смиренным, но Андриан сказал: