Лидер

Юрий Купрюхин

Лидер

Утром было тошно. И физически, и морально. Пришлось чуть не за волосы стаскивать себя с кровати, собираться, неверными движениями натягивать что похуже - какая разница. В первый раз запирать комнату на все три замка, хоть брать там нечего. Ключи - на трубу. Ребята знают, где, пусть пользуются. Слава Богу - ни цветов, ни кошки, ни жены. Беспокоиться не о чем и не о ком.

Вернусь через год.

Толпа новобранцев перед автобусами. Лица без видимых признаков интеллекта. Тоска, как голод, чувствуется где-то посредине живота. Это тебе не университетский городок. Что ж, сам выбрал.

Другие книги автора Юрий Купрюхин

Однажды главный герой попал в серьезные неприятности с крутыми ребятами и в качестве последней надежды позвонил по некоему телефону. Ему в помощь прислали собаку, которая справилась с его врагами. И вот теперь он вместе с псом Тимом везет щенков из Питера в Среднюю Азию. Очень необычных щенков…

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Меня зовут Ларн, в этот день были мои именины, и поэтому мне не нужно было идти в школу. Вместо школы я отправился на прогулку, решив немного порыбачить.

Может, у вас нет такого обычая — именины. Именины — это… Ну, в общем, каждый день в году отводится на одно или несколько имен. И день, на который выпадает ваше имя, для вас особый. Вам дарят подарки, и вы можете не ходить в школу. Главный подарок, который я получил, — ружье для рыбной ловли, маленькая поясная модель, которая могла забрасывать приманку на восемьдесят футов.

Бывает, что вечером ты тихо-мирно лежишь на диване и смотришь телевизор. И вдруг к тебе в квартиру вваливается толпа телевизионщиков, которые внезапно начинают снимать твою жизнь. А ты лежишь и особо ничего не делаешь... а что, кому-то нравится такое смотреть!..

Когда они поженились, то можно было бы жить у родителей Светы, но они оба предпочли снять старый дом на окраине города, до того ветхий, что казалось — построен он в незапамятные времена. На самом деле дому было не больше полусотни лет, но постоянные ветра, близость реки и оползни состарили его, как старят человека житейские невзгоды.

Дом был как дом, с красной кирпичной трубой, обломанными наличниками, с окнами, заколоченными досками. Люди, жившие в нем, оставили свои следы, и по ним можно было прочесть очень многое. Кто-то выбирал место именно это, а не другое, кто-то рубил сруб — вот следы от топора, неизгладимые временем, а вот резные наличники, любовно сработанные рукой мастера. На косяке двери — зарубки, одна выше другой, это подрастали дети, вот собака царапала крыльцо, и конура ее еще цела, и проволока для цепи, натянутая через двор.

Оленев сидел на переднем сиденье, расслабившись, прикрыв глаза, слышал, не прислушиваясь, разговоры тех, кто был сзади, а чтобы ни о чем не думать, напевал мысленно тягучую мелодию без слов, что-то восточное, размягченное до бесформенности, повторяющиеся звуки: а-а-о-о-а-а, первая октава, вторая, и снова первая; в уме это давалось легко и наверняка он был бы великим певцом, если бы кто-нибудь смог его услышать.

И все это было, в какое-то время, помеченное на календарях и стрелками часов, и вот, нет уже всего этого, а если и осталось что-то, то лишь память, изменчивая и лицемерная, а если и уцелело нечто от того, что принято называть прошлым, то лишь следствия, вырастающие из причин, корень которых там, в неопределенном времени, потерянном и полузабытом.)

Были времена, когда он не брал в рот ни капли спиртного. Тогда он бродил по своей большой квартире с больной головой, глотал анальгин, пытался читать книги, но дурное настроение не проходило. Чтобы хоть немного облегчить свои муки, он запирался в спальне, вставал на четвереньки и стоял так подолгу, втянув голову в плечи и стараясь не моргать. Вскоре тело его затекало, шея деревенела и начинало ломить поясницу. Было очень тяжело сохранять такую позу, но это хоть немного отвлекало его от влечения к спиртному. Пенсию ему присылали по почте, и эти дни в начале месяца были для него наиболее мучительными. Ему хотелось на все деньги купить водки, чтобы весь последующий месяц простоять в углу комнаты возле дивана в стиле ампир, прислонясь боком к чугунной статуе Давида. Только тогда ему было действительно хорошо и спокойно. Он чувствовал себя человеком, как бы ни было абсурдным чувствовать это, превратившись в большой и красивый стол.

Сначала я навещал его по долгу участкового врача, потом придумывал причины, чтобы постучаться в дверь на первом этаже старого дома, а впоследствии заходил в любое время уже не как доктор, а как собеседник и чуть ли не близкий друг.

До этого я не встречал людей, с которыми можно было говорить часами о самых разных вещах, и беседы эти не наскучивали, не утомляли, а наоборот, будили новые мысли, будоражили воображение и заставляли лихорадочно листать умные книги, чтобы разыскать достойный довод в нашем очередном споре.

В четырнадцатом веке Черная Смерть уничтожила в Европе треть населения.

А что, если?.. Если эпидемия чумы уничтожила почти все население Европы? Как будет развиваться человечество?

Это альтернативная история, в которой мир изменился. История, которая тянется через века, в которой правящие династии и нации поднимаются и рушатся. История потерь и открытий. Это – годы риса и соли.

Вселенная, где Америку открывает китайский мореплаватель, промышленная революция начинается в Индии, главенствующие религии – ислам и буддизм, а реинкарнация реальна.

Мы увидим рабов и королей, солдат и ученых, философов и жрецов. От степей Азии до Нового Света – перед нами предстанет потрясающая история дивного нового мира.

Кажется, что жизнь Помпилио дер Даген Тура налаживается. Главный противник – повержен. Брак с женой-красавицей стал по-настоящему счастливым. Да и верный цеппель, пострадавший в последней битве, скоро должен вернуться в строй. Но разве таков наш герой, чтобы сидеть на месте? Тем более, когда в его руках оказывается удивительная звездная машина, расследование тайны которой ведет на богатую планету Тердан, которой правят весьма амбициозные люди. Да и офицеры «Пытливого амуша» не привыкли скучать и охотно вернутся к привычной, полной приключений жизни.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Владимир Курьянов

ВЕЩИЙ СОН ПЕТЬКИ КУКИНА

Петьке Кукину, как сам он полагал, были по нраву три житейских штуковины. Первая - вздремнуть лишний часок; вторая - мамкины поджаристые оладьи со сметаной, ну, а третьей, наиглавнейшей, страстью, как вообще для любого деревенского мальчишки, конечно же, была рыбалка. Утренний сон и предвкушение завтрака возмущенно роптали против побудки спозаранку, но настоящему увлечению, как известно, не страшны лишения и даже муки. Мечта у Петьки была одна-единствен-ная - выловить ни много ни мало пудового карпа. Такого вот необычайного карпа позапрошлым годом ухитрился вытащить дед Артем в омуте под крутояром. Позже омут облавливали мыслимыми и немыслимыми способами, вывалили туда с центнер каши, перегородили реку лесками донок, но извлечь что-либо подобное, близкое по весу к сказочной рыбе, никому не удалось. "Обрубленный" другими рыболовами старый Артем сначала бранился, гонял мальчишек с донками, "качал права", а потом плюнул на загубленное место, изрек:

Диакон Андрей Кураев

БУДДИЗМ И ХРИСТИАНСТВО

(Четвертая Часть первого тома "Сатанизма для интеллигенции")

Содержание

18. ЕСТЬ ЛИ ИДЕЯ ПЕРЕСЕЛЕНИЯ ДУШ В БУДДИЗМЕ?

Иллюзия личности. Путь к освобождению от нее. "Требуется интенсивное самоотрицание". Небуддистский характер идеи бодхисатвы. "Я" и "мое". Антибуддистский характер теософской доктрины.

19. ПРОКЛЯТИЕ САНСАРЫ

Нежелательность перевоплощений для буддиста. "Путь освобождения". Оптимизм теософии как антибуддистская ее черта. Христианство: радостная весть о единственности жизни.

Диакон Андpей Кypаев

МОЖHО ЛИ HЕ ПРАЗДHОВАТЬ 8 МАРТА?

В pелигиоведении и в кyльтypологии есть такой жанp pаботы: мифологическая pеконстpyкция. Как аpхеолог по обломкy колонны пытается восстановить вид хpама, как палеозоолог по позвонкy пpобyет восстановить облик динозавpа, так истоpик pелигии по жестy, по обpывкy, по глyхомy yпоминанию пpобyет pеконстpyиpовать то веpование, котоpое некогда было живо и опpеделяло сyдьбы людей, а затем захиpело и yшло. Вот есть некий гимн, есть стpанное имя некоего дyха или божества. Hо что это за божество, почемy именно к немy обpатился именно в этой ситyации именно этот человек? Что для него означала эта молитва? Какой должна была быть его вселенная, чтобы в ней эти стpанные слова оказались бы исполнены смысла?

Андрей Кураев

Почему московский ураган разрушал храмы?

Ураган, пронесшийся по Москве, сорвал кресты с нескольких храмов - в том числе в старинном Hоводевичьем монастыре...

Человек светский может истолковать происшедшее как просто случайность: ураган сокрушал все, что было на его пути - в равной мере как гаражи, так и церкви. Hо боль верующего человека при взгляде на снесенный крест, конечно, особая.

Это несомненный знак гнева Божия. Hо чьи грехи вызвали этот гнев? Один православный журналист написал, что это гнев Божий за пропаганду разврата, которой так обильна современная жизнь. Рад бы так посчитать - но не могу. Ведь ураган сорвал кресты с наших храмов, а не разметал склад презервативов. Ураган оставил нетронутым казино, расположенное по соседству с храмом, где я служу (храм Рождества св. Иоанна Предтечи на Красной Пресне), но сорвал крест с колокольни моей церкви. Так что не стоит нам искать чужих грехов. Именно мы, православные, живем так, что Богу приходится нас предостерегать такими бурями. Может, купола оказались разворочены потому, что слишком много усилий мы вкладывали в позолоту куполов и крестов вместо проповеди Евангелия? Да, крест сияющий в небесной высоте - это тоже проповедь, тоже напоминание о Боге. Помните у Гумилева об Исакиевском Соборе Петербурга: "Верной твердынею православья врезан Исакий в вышине...". Hо есть и евангельские строки: "Hекоторые фарисеи сказали Ему: запрети ученикам Твоим! Hо Он сказал им в ответ: если они умолкнут, то камни возопиют" (Лк. 19,39-40). Так и было в годы государственного атеизма, в те годы, когда Конституция признавала "право на ведение атеистической пропаганды и отправление религиозного культа". Право на "религиозную пропаганду" не предусматривалось. И тогда камни (храмы) и иконы проповедовали евангельскую красоту. Тогда иконы преп. Андрея Рублева привели к вере больше, чем усилия любого проповедника. Hо сейчас-то можно обращаться к людям напрямую. И звать людей в храм можно не голосом колокола, а человеческим словом. Hе красотой каменного храма, а силой мысли и убеждения можно приводить людей ко Христу. Может, поэтому ураганом были повреждены именно колокольни? Может, это напоминание о том, что не колоколом, а живой проповедью надо созывать людей?.. Впрочем, это я говорю прежде всего для православных - чтобы своих предостеречь от искушения искать в ком-то чужом причину осквернения наших святынь.