Лицо бездны

Лев Князев

ЛИЦО БЕЗДНЫ

Повесть

Партия сказала: "Надо".

(Излюбленное присловье времен

Развитого Социализма).

Бесконечно, неоглядно разлилась на все стороны света бесстрастная, но живая, пульсирующая масса Бездны. Напряженно дышит стихия, глядит в опрокинутую над ней Вечность, чутко прислушиваясь к доносящимся из пространства сигналам. Откуда-то издалека прилетел еле уловимый стон зарождающегося циклона - и на поверхности моря дрогнули, побежали к горизонту мелкие серые морщинки. Час, другой - и преобразовалось все вокруг. Поседел океан, низко стелются над волнами невесть откуда успевшие лиловые тучи. Шуршит, клокочет, рычит потревоженная Бездна, и одиноким, заброшенным кажется в центре ее неуклюжее судно-сцепка, состоящее из громадной, заваленной до верха баржи и упертого ей в корму буксира с высокой, вознесенной над штабелями рубкой.

Другие книги автора Лев Николаевич Князев

Трижды рявкнул в темноту портовый буксир, предупреждая, что дает задний ход, и тотчас взбурлила за его кормой ледяная каша; резко натянувшись, брызнул водой взъерошенный пеньковый трос, и массивная облезлая туша парохода «Полежаев» нехотя отделилась от причала. Была ветреная ноябрьская ночь 1945 года, дымы из судовых труб едкими струями стелились над бухтой Золотого Рога. Матросы жались к орудийному барбету на корме, постукивая сапогами о стальную палубу. Второй штурман приставил ко рту «матюгальник» и крикнул в сторону мостика:

Популярные книги в жанре История

Это русское издание воспоминаний бурского генерала Христиана де Вета было сделано по оригиналу на африкаансе. Возможно на Милитере появятся и воспоминания де Вета на английском, 1903 г. издания — там не 34, а 20 глав, причем их названия совпадают с названиями глав в данном издании, так что английское издание (Christian Rudolf de Wet, Three Years' War, 1903) более позднее и сокращённое. Особенно рекомендуется тем, кто в детстве был в восторге от буссенаровского Сорви-головы и тем, кто не любит Англии. Да вообще «Трансвааль, Трансвааль, страна моя горит в огне…».

Уже первый из Династии Романовых, Царь Михаил Федорович, венчанный на царство 11 июля 1613 г., вынужден был озаботиться непростыми отношениями Руси с Крымом, а точнее — с Крымским ханством и его разбойными набегами на русские земли.

Его сын, вернувший России в 1654 году Левобережную Украину, Алексей Михайлович, «Тишайший» (который, если верить историкам, был на самом деле весьма вспыльчивым человеком, да и о многочисленных «соляных» бунтах во время его правления следует помнить, и при котором Русь была уже вовсе не маленьким княжеством, а набирающим силу царством, расширившим свои границы далеко за Уральский хребет и еще при Иване Грозном раз и навсегда замирившим Казань тем единственным способом, который и оказался понятен всем ханствам бывшей Золотой Орды), предпочитал все-таки действовать дипломатически — отправлял в Крым послов с дарами. Послы убеждали ханов жить с Русью в мире. Те не возражали, но мир с ними по-прежнему был короткий и весьма неустойчивый… поэтому по велению Алексея Михайловича на южных рубежах строились засечные черты, чтобы преградить ханским ордам дорогу в Россию.

Вопросъ рѣшается. — Неожиданный пунктъ нападенiя. — Капитанъ Семсъ. — Инструкцiи президента. — Созданiе флота. — Отъ стараго къ новому. — Важное порученiе. — Назначенiе на Сэмтеръ. — Дѣйствительный характеръ конфедеративнаго «пирата».

Президентъ конфедеративныхъ штатовъ приступилъ къ формированiю армiи для защиты свободы Юга. Въ странѣ, гдѣ преобладаетъ единодушiе, и доблесть есть одно изъ нацiональныхъ качествъ — формированiе армiи не представляетъ большихъ затрудненiй. Нельзя сказать того же относительно флота. Кровные Южане, служившiе въ рядахъ армiи, перешли на сторону своихъ штатовъ; матросы же привязаны къ судамъ своимъ также, какъ и къ отечеству, и считаютъ одною изъ своихъ священныхъ обязанностей не измѣнять имъ. Несмотря на это, г. Дэвисъ если и не имѣлъ большаго выбора въ офицерахъ, въ числѣ соотечественниковъ своихъ онъ нашелъ много достойныхъ людей, какъ это достаточно показала недавняя исторiя Юга. Найти опытныхъ и надежныхъ моряковъ оказалось легче, чѣмъ дать имъ какое-нибудь назначенiе. Аталантическiй океанъ и порты Америки находились въ то время исключительно во власти президента Линкольна. Югъ не имѣлъ никакого голоса на моряхъ. Купцы Нью-Iорка и Бостона были увѣрены, что война мало ихъ касается, и, вотируя въ пользу вторженiя въ Южные штаты, они не допускали и мысли о возможности вреда для себя. Суда ихъ гордо входили въ гавани и безпрепятственно плавали по океану. Несмотря на предстоявшую войну, страховыя конторы довольствовались премiями мирнаго времени. Да и въ самомъ дѣлѣ, чего было бояться? Югъ не имѣлъ ни одного судна. Кое-гдѣ нашелся бы еще пароходъ, который можно было бы вооружить; но что сдѣлалъ бы онъ противъ такихъ ходкихъ и грозныхъ судовъ, какъ Brooklyn, Powhattan, Niagara и дюжины другихъ? По мнѣнiю американскихъ негоцiантовъ, положенiе было вполнѣ безопасное; Южнанамъ предстояло жестокое пораженiе безъ всякой возможности съ своей стороны нанести вредъ противнику.

Любите путешествия? В 2012 году автор книги – историк, кинорежиссер Рубен Гини вместе со своей группой прошел 6 тыс. километров из Пекина до Индийского города Мадрас. Во время путешествия проводились съемки документального фильма, удостоенного нескольких международных наград, включая Президентскую премию Армении (2016). Фильм вызвал неожиданный интерес к неизвестной ранее истории шелкового пути. Сайт filmfestivals.com включил фильм в реестр лучших проектов 2014-го года. Данная книга – результат исследований, раскрывающих историю армян на Шелковом пути и в Китае. Впервые на русском языке представлены отчеты путешественников, таких как Бенто де Гоиш и Джоаннес Лассар, а также приведена статья про христианский кайрак, обнаруженный группой Гини в одном из хранилищ Эрмитажа, считавшийся безвозвратно утерянным.

В монографии рассматриваются причины, ход и особенности борьбы на море во время ирано-иракской войны 1980–1988 гг. Автор проводит комплексный анализ развития и состояния к началу конфликта военно-морских и военно-воздушных сил Ирана и Ирака. Значительное место в книге отводится рассмотрению вопросов военного присутствия и опыта применения группировок военно-морских сил ряда стран НАТО в зоне Персидского залива и их влияния на развитие ситуации и способы действий воюющих сторон.

Труд адресуется специалистам, а также широкому кругу читателей, интересующихся военной историей.

.

Перескажу то, что слышал от Аркадия Акимовича Штейнберга (1907–1984) – поэта, переводчика Мильтона и Ван Вэя, художника. В 1930-м он заканчивал ВХУТЕИН (бывший ВХУТЕМАС).

 

Аркадий Акимович Штейнберг

БУРЖУЙСКАЯ КВАРТИРА(рассказ Акимыча)
Хрусталь смотрелся в зеркало паркета.
Хозяйку звали Мина или Инна.
На дне рожденья (у Никитских где-то)
гуляли дипломанты ВХУТЕИНа.

В книге рассказывается о героической борьбе русского народа, мужественно отстаивавшего свои исконные земли от нашествий печенегов, половцев, хазар, монголо-татарских орд и других завоевателей. Автор описывает многочисленные битвы и сражения, убедительно показывает, как в многолетной борьбе выковывалась идея политического и военного единства Руси. Книга рассчитана на широкий круг читателей, прежде всего на молодежь.

Джозеф Дэйвис – личный друг Рузвельта, посол к Сталину в 1937-38 годах. В книге совершенно секретные донесения Белому дому, письма и личные дневники посла о России. Посол даёт взгляд на репрессии, гигантские стройки СССР, Советское искусство и быт. Описаны переговоры со Сталиным, Черчиллем, руководителями нацистской Германии. Дэйвис награждён высшим орденом СССР – Орденом Ленина за помощь в ленд-лизе и открытии второго фронта. В книге большое число бытовых заметок посла – от посещения Артека, до дегустации вин в Массандре или секретных кладовых Эрмитажа со скифским золотом.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Браха Кноблович,

изральский писатель.

Сила молитвы (пересказ)

Из цикла: Рассказы о праведниках

Перевод с иврита П.Гиля.

Йосеф-Ицхак был единственным сыном раби Шалома-Бера, пятого Любавичского ребе. Уже с самого раннего детства он отличался от других детей своим особым характером. Каждый день он учил Тору, сосредоточенно молился, старательно и с любовью исполнял заповеди.

Его отец, раби Шалом-Бер, был цадиком - святым человеком и великим мудрецом: многие приходили к нему чтобы получить совет и благословение и услышать из его уст слова Торы.

Научный обозреватель АПН Е. КНОРРЕ

комментирует последние работы

Физического института АН СССР

Фантастика, ставшая явью

Эволюция научной идеи обычно проходит по сложной трассе от пункта Этого Не Может Быть до пункта Это Уже Есть.

Но перед тем, как стать всеобщим достоянием, научная идея переживает своего рода инкубационный период - уже проверенная в эксперименте, она открывает широкий простор мечте. Мечте реальной, закономерно обусловленной. В этом отличие идеи научной от идеи просто фантастической, хотя иной раз фантастике н не угнаться за тем, что предоставляет людям наука.

Федор Федорович Кнорре

Акварельный портрет

Только что прибывший в город фотокорреспондент Митя Великанов сошел с парохода и, отказавшись от такси и автобуса, бодро двинулся пешком вверх по бесконечно длинной лестнице, которая начиналась у самых пристаней на берегу Волги и круто уходила в гору по заросшему травой откосу - к подножию каменных башен старого кремля.

Ему легко дышалось, и он неутомимо отсчитывал ступеньки, помахивая в такт шагам легоньким чемоданчиком, где было гораздо больше запасной пленки и замысловатых объективов, чем носовых платков и рубашек.

Федор Федорович Кнорре

Черная трава

Почтовые тройки, добежав под вечер до спуска в овраг, опасливо упираясь, начинали спускаться шагом под откос, встряхивая глухими бубенцами, шагом протопав по толстым бревнам мостка, выносили на пригорок, и тут ямщик, неуклюже отваливаясь набок, скосив глаза и не выпуская вожжей, обязательно оборачивался, спрашивая путешественника, как быть: заворачивать ночевать на постоялый двор сразу за оврагом, или уж рискнуть, гнать напропалую до Москвы, чтоб в темноте добраться до первого масляного фонаря у городской заставы?