Ли Бо

Н.И.Конрад

Ли Бо

...Мы знаем, что бывали в истории случаи, когда новое представало перед людьми в образах старого. Так было в истории Италии при переходе к эпохе, получившей название Ренессанса. Как известно, это был очень важный по своему общеисторическому и историко-культурному значению переломный момент в жизни средневековой Италии, а за ней и в жизни ряда других народов тогда еще феодальной Европы. Особенностью этого момента было то, что переход к новому передовыми деятелями эпохи воспринимался как "ренессанс", "возрождение" старого. "Старым" в этом случае была европейская античность - время древней Греции и древнего Рима.

Другие книги автора Николай Иосифович Конрад

Н.И. КОНРАД: ЛЕКЦИИ ПО ИСТОРИИ ЯПОНИИ. ДРЕВНЯЯ ИСТОРИЯ (С ДРЕВНЕЙШИХ ВРЕМЕН ДО ПЕРЕВОРОТА ТАЙКА, 645 г.)

КОНРАД, НИКОЛАЙ ИОСИФОВИЧ (1891–1970), русский востоковед, историк мировой культуры. Родился в Риге 1 (13) марта 1891. В 1912 окончил Петербургский университет; в 1914–1917 стажировался в Японии. В 1920–1922 ректор Орловского университета. В 1922–1938 преподавал в Петроградском/Ленинградском университете и Ленинградском институте живых восточных языков, с 1926 в должности профессора. В 1930–1938 – заведующий японским кабинетом Института востоковедения АН СССР. В 1938 был арестован (освобожден в 1941). В 1941–1949 заведующий японской кафедрой Московского института востоковедения, с 1943 до конца жизни – в Институте востоковедении АН СССР в Москве. С 1958 академик АН СССР. Умер Конрад в Москве 30 сентября 1970.

Конрад – основатель школы отечественного японоведения, подготовил большое количество учеников. Публикации 1910–1930-х годов посвящены различным областям японоведения: культуре, литературе, театру, языку, истории. Переводил японские памятники литературы (Исэ-моногатари и др.), древнекитайские военные трактаты Сунь-цзы и У-цзы. В 1950–1960-е годы выступал с публикациями, посвященными общим проблемами мировой культуры и истории, в большинстве вошедшими в книгу Запад и Восток (1966; 2-е изд. 1972). Выдвинул концепцию «восточного Ренессанса», популярную среди советских ученых-гуманитариев в 1950–1970-е годы.

Н.И.Конрад

Ду Фу

Ду Фу происходил из старинного рода служилых людей. Среди его предков были и крупные полководцы, и замечательные ученые, писатели, поэты, видные государственные деятели. Но ко времени рождения Ду Фу это была захудалая семья провинциального чиновника.

В жизни и творчестве Ду Фу различают несколько периодов.

Родился поэт в 712 г. До начала 40-х годов о его жизни известно мало. Рассказывают, что в возрасте 20-35 лет он много путешествовал. Возможно, что в этом проявилась его беспокойная натура, толкавшая его к скитальческой жизни; возможно, что тут сыграли роль огорчение, недовольство в связи с неудачами на правительственных экзаменах, помешавшими Ду Фу вступить на путь чиновника, к чему он стремился и в силу семейных традиций, и по необходимости иметь обеспеченные средства к существованию. Путешествие с друзьями Ли Бо и Гао Ши {Гао Ци (Гао Ши). Переводы его избранных стихотворений опубликованы в издании: Яшмовые ступени. Из китайской поэзии Мин. XIV-XVII века. Сост., перев. И Смирнова. - Прим. ред.} было заключительным этапом этой полосы скитаний, продолжавшейся в общем с 731 до 741 г. Следует сказать, что стихов от этого периода осталось очень немного, да и те в большинстве принадлежат к последним годам этой полосы жизни поэта. Но даже из этих стихов можно видеть, что поэт стремился преодолеть традиции прежней поэзии с ее внешней красивостью при внутренней пустоте и оторванности от действительности. Это ранний Ду Фу, нащупывающий свой путь.

К 64 Конрад Н. И. Очерки японской литературы. Статьи и иссле­дования. Вступ. статья Б. Сучкова. М., «Худож. лит.», 1973. Труд выдающегося советского ученого-востоковеда Н. И. Кон­рада (1891—1970)—по сути, первая у нас история японской литературы, содержит характеристику ее важнейших этапов с момента зарождения до первой трети XX века. Составленная из отдельных работ, написанных в разное время (1924—1955), книга при этом отмечена цельностью науч­ной историко-литературной концепции. Вводя читателя в своеобразный мир художественного мыш­ления японцев, Н. И. Конрад вместе с тем прослеживает исто­рию японской литературы неотрывно от истории литератур всего мира. Тонкие наблюдения над ншвым художественным текстом, конкретный анализ отдельных произведений сочетают­ся в книге с широкими типологическими обобщениями, вы­являющими родство культурообразующих процессов Японии с литературами других стран Азии и Европы.  

Популярные книги в жанре Публицистика

«…Мы желаем уведомлять наших читателей о мирном благоденствии держав, о полезных учреждениях во всех землях, о новых мудрых законах, более и более утверждающих сердечную связь подданных с монархами. Военные громы возбуждают нетерпеливое любопытство: успехи мира приятны сердцу. Оставляя издателям «Ведомостей» сообщать в отрывках всякого рода политические новости, мы будем замечать только важные…»

Верховная Рада в последние годы превратилась чуть ли не в главнейший дестабилизатор Украины. И народное терпение когда-нибудь прольётся через край. Сборище семейных кланов, криминальных группировок, представителей крупного капитала, клоунов и циркачей на публику — вот что собой представляет украинский парламент.

«В обстоятельном труде Ноэля Парфэ о генерале Марсо («Le Général Marceau. Sa vie civile et за vie militaire») особая глава посвящена интересному романтичному эпизоду, с которым неразрывно связывается имя этого героя революционной армии Франции решительно во всех его биографиях. Дело идет о девушке из Вандеи, Анжелике де-Мелье. Из тех тысяч, которые в Вандее пали жертвою Конвента, в истории сохранилось только имя этой Анжелики…»

«„Вслед за Ренаном Тэн!“ Такое сопоставление двух имен в некрологах французской печати, посвященных памяти недавно скончавшегося Тэна, ясно показывает, что он не уступает знаменитому Ренану в значении, как блестящий писатель Франции, как художник слова, как ученый исследователь и мыслитель. Разница между ними та, что Ренан считался выразителем идеальной и спиритуалистической стороны французского ума XIX века, а Тэн с не меньшей оригинальностью и блеском – выразителем его материалистической и скептической стороны…»

«На наших глазах происходит странное и весьма интересное явление. С тех самых пор, как существует достоверная история, мы видим две причины вражды между народами, которые нам кажутся совершенно неизбежными, – это национальность и религия…»

Об одном интересном факте из жизни Л. Н. Толстого.

Статья, 1980 год. Послесловие к сборнику Урсулы Ле Гуин «Планета изгнания».

«Красота спасет мир», — сказал Достоевский. Я бы добавил к этому — сознание красоты спасет. Лишь осознанная красота преображает наши мысли, а прекрасные мысли преображают нашу жизнь…

Такими словами начал беседу Святослав Николаевич Рерих, когда мы встретились с ним и его женой, г-жой Девикой Рани Рерих, на второй день пребывания их в Москве[1]. И эти слова послужили лейтмотивом нашего продолжительного разговора о сущности эстетического и этического воспитания, о действенной силе прекрасного в становлении цельного, гармоничного человека.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

В номере роскошного нью-йоркского отеля по приглашению кинозвезды Лили собираются четыре давние подруги. Богатые, красивые, еще в ранней юности познавшие все прелести и сложности чувственной любви, они разными, порой экстравагантными способами добились жизненного успеха. Лили убеждена, что одна из них — ее мать. Но кто именно? Ведь в жизни каждой из них есть своя тайна.

Продолжение этой запутанной истории читайте в романах « Великолепная Лили » и «Соперницы».

И снова вас ждет встреча с красавицей кинозвездой Лили, ее возлюбленным — молодым автогонщиком, с королем Абдуллой, подругами вновь обретенной матери. Их судьбы переплелись самым причудливым образом, образуя затейливое кружево, в котором любовь и верность соседствуют с предательством и ненавистью. У каждой из женщин — непростая, а подчас и опасная судьба.

Но вновь, как и в юности, они готовы мчаться на выручку, когда кому-то из них грозит опасность.

Н.М.КОНШИН

Николай Михайлович Коншин родился в 1793 году, учился в Кадетском корпусе, из которого был выпущен в 1811 году, участвовал в Отечественной войне 1812 года, по окончании войны служил в разных полках, в 1819 году, имея чин штабс-капитана, получил назначение командиром роты в Нейшлотский полк, стоявший в Финляндии. В 1820 году в его роту был переведен унтерофицером Баратынский. Их знакомство быстро переходит в дружбу. Сближению способствовало еще и то, что Коншин был поклоиником поэзии Жуковского. Под благотворным влиянием Баратынского Коншин начинает серьезно относиться к поэзии. Баратынский словно пробудил дремавший в его ротном: командире поэтический талант, и тот начинает писать стихи. Первым его произведением было стихотворное послание, обращенное к Баратынскому. В стиле, стихосложении, образной системе Коншин ученически подражал адресату, причем надо отметить, что он очень верно и с пониманием усвоил художественные особенности своего учителя. Баратынский ввел Коншина в круг своих петербургских знакомых, познакомил с Дельвигом. Вскоре Коншин вступил в Вольное общество любителей российской словесности, начал печататься в петербургских журналах и альманахах. Эти годы своей жизни Коншин впоследствии назвал "прекрасным периодом умственно, о пробуждения". Круг людей, в котором оказался Коншин, будущее декабристы и люди, близкие к ним по настроениям. В то же санов время это был круг, где любили и ценили Пушкина, находившегося в ссылке, где постоянно звучали его стихи. В 1824 году Коншин уходит с военной службы, причиной этому послужили какие-то сатирические стихи, вызвавшие возмущение начальства. Сменив несколько мест, в 1829 году Коншин поступил на службу правителем канцелярии главноуправляющего Царским Селом и дворцовым правлением. Как поэт Коншин приобретает некоторую известность. П. А. Плетнев положительно оценивает его творчество. Коншин так и остался последователем Баратынского, он продолжает писать послания, элегии, читатели и критики считают его элегиком. Но Коншин в условно-поэтический образный и лексический строй романтической элегии часто вводит "прозаические" черты жизни, и от этого его произведения пробретают новую остроту:

Константинов А.

Светозарный мост: О жизни, творчестве и идейном наследии Ивана Ефремова

[...]

Hаписанный в конце 60-х многоплановый роман "Час Быка" представляет собой продолжение "Туманности Андромеды", обе книги можно рассматривать как дилогию. Действие романа происходит лег через 150-200 (а пролога и эпилога - через триста) после событий "Туманности Андромеды". (Создававшийся крайне тяжело, на фоне обострившегося недуга, он, к сожалению, не избавлен от некоторых противоречий, не замеченных в своё время автором и теперь переходящих из издания в издание.) Светлому миру Земли противопоставляется мрачная антиутопия планеты Торманс (это название взято у Артура Линдсея и означает "мучение"). Торманс (другое название - Ян-Ях) - это наш сегодняшний мир, точнее - его преобладающие тенденции, доведённые до полного развития. Цивилизация этой планеты содержит черты всех "магистральных путей" земной цивилизации ХХ века: "реального социализма", капиталистического мира (и нашей современной действительности), фашизма и маоистско-полпотовского лжесоциализма. Следует отметить, что о Пол Поте во время написания романа ещё не знали, он придёт к власти в Камбодже только через несколько лет. А вот в Китае страшная социальная катастрофа под названием "культурная революция" уже развернулась.