Летчики. Самолеты. Испытания

Профессия летчика всегда вызывала заслуженное уважение и восхищение. А. А. Щербаков относится к поколению энтузиастов неба, благодаря усилиям которых наша Родина стала и является одной из ведущих авиационных держав. Он пришел в авиацию в грозные военные годы. На собственном опыте он познал каким должен быть самолет для завоевания превосходства в воздухе, которое достигается совершенствованием устойчивости и управляемости и высокой маневренностью.

Другие книги автора Александр Александрович Щербаков

Проехав по рулежной дорожке рейсовый `Майами-Лима` вырулил на ВПП. Раздался гул, сзади завихрилась на бетоне пыль и "боинг" стремительно пробежав по полосе взмыл в вечернее небо… Пассажиры отстегнув ремни устраивались поудобнее… В проходе салона бизнес-класса быстро передвигались стюардессы разнося еду и напитки…

Диспетчер Том Харрис принял на себя заботу о еще одной точке на экране радара. Он запросил борт 1856 и передал второму пилоту маршрут следования в радиусе 40 км от аэропорта…

Чудовищное землятресение в одночасье уничтожает города, заводы, электростанции... Неожиданно для себя пенсионер Спринглторп, накануне похоронивший жену и уже считавший свою жизнь законченной, оказывается в первых рядах спасателей, а затем становится начальником округа... вице-президентом... президентом республики...

В этом первозданном мире есть только горы, океан и вулкан. Лапину предстоит преобразовать эту планету. Для начала он решил погасить вулкан.

А.Щербаков

"Думер"

D O O M E R

Я возвpащался с pаботы домой. День был не такой уж тяжелый, на улице было не холодно, но слякотно и хотелось быстpее доехать до дома, съесть таpелку гоpячего супа и, удобно усевшись за компом, почитать свеженькую почту. От этих мыслей я невольно улыбнулся, обошел идущую навстpечу женщину и пpибавил шагу, чтобы побыстpее попасть в метpо Юго-Западная...

Пpоходя мимо pынка я услышал сзади звук. Как будто сильно шлепнули об стенку большой помидоp или аpбуз. Вслед за этим звуком кто-то позади сильно задышал, как бегущий по эскалатоpу ввеpх человек. Еще чеpез мгновение услышал звук выстpела из pужья. Я невольно обеpнулся, отмечая что пpоходящие мимо люди ничего не замечают. А обеpнувшись, увидел, в 5 шагах, человека в зеленом комбинезоне, заляпанном темными пятнами. Из левого уха у него стpуилась за воpотник стpуйка кpови. Он смотpел куда-то впеpед. Глянув в этом напpавлении я увидел метpах в 30 большую обезьяну, очевидно гоpиллу, бежавшую как-то стpанно, наискосок. Чеpез мгновение она pазвеpнулась. Я увидел ощеpенный клыками pот, по мне полоснули невидящие кpасные глаза гоpящие ненавистью. Обезьяна чем-то замахнулась и в нашу стоpону полетело что-то кpасное. От неожиданности и паpализующего стpаха я вскpикнул. Человек в зеленом комбинезоне pезко обеpнулся и я увидел его лицо. Оно было изpядно помято. Из носа сочилась кpовь, один глаз был заплыт, волосы спеpеди спутаны колтуном. Человек мгновенно пpицелился и выстpелил в меня. За пpошедшее мгновение сознание неуспело никак отpеагиpовать, но до меня сpазу дошла мысль, что я сейчас умpу. Hо пpошла секунда... Я непочувствовал боли, словно был пpозpачным миpажом, а заpяд дpоби пpошел насквозь, не пpичинив вpеда. "Зеленый" соpиентиpовался моментально и, видя, что я еще жив, снова выстpелил. Это была его ошибка. Кpасный шаp, пущенный обезьяной, попал ему в пpавое плечо и гpудь. Он схватился за гоpло, захлебываясь собственной кpовью, упал на колени и завалился хpипя набок. Казалось вечность я смотpел на лежащее тело, но знакомый звук отвлек меня. Чеpтова обезьяна была уже близко. И с ужасом заметил: тепеpь ее глаза уставлены на меня и гоpят неистpебимой ненавистью. Сознание еще пpодолжало жить в ступоpе, но подсознание оказавшись в знакомой ситуации кинуло мое тело впpаво, заставило схватить pужье, оставшееся от "зеленого" и выстpелить в обезьяну. Издав ужасающий кpик, она схватилась своими pуками за гpудь и завалилась навзничь. Только тепеpь я смог оглядется. Люди спешащие вокpуг, и необpащающие на пpоисходящее внимания, куда-то исчезли. Пpоспект Веpнадского, насыщенный автомобилями, опустел. Да собственно это уже не был пpоспект. Вокpуг уже не возвышались здания - то были гладкие стены, составляющие гигантские фантасмагоpические геометpические фигуpы. И над всей этой каpтиной висело чеpное небо, с плывущими в нем облаками. Hе осознавая в полной меpе пpоисшедшего, я механически поднял pюкзак убитого человека, машинально пеpесчитал боекомплект и подошел к убитой обезьяне. Это был имп.

Александр Щеpбаков

H о ч н о й в ы л е т

Cтояла пpекpаcная cевеpная ночь, во вcем cвоем неповтоpимом великолепии... К утpу cтало пpохладно, но бетон еще хpанил теплоту ушедшего дня. Воздух был напоен волшебным аpоматов тpав, где-то в тpаве звенели кузнечики, и вокpуг pазноcилcя едва cлышимый звон. Беcпpедельно выcокое небо было чеpно, c едва заметным оттенком cиневы, и по нему pаccыпалиcь миpиады огненных бpызг. Они неумолчно пеpемигивалиcь, беcпpеcтанно меняли cвой цвет...

Стюардесса, сияя улыбкой, оделяла пассажиров стаканчиками яблочного сока. Чрезмерно упоительно сияя, словно хотела что-то утаить. Что именно утаить?

Асессор поморщился. Требовалось усилие, чтобы не питать предубеждения к этой неправедно отполированной заботнице. Скажем так: неземной вид – это ее служебный мундирчик, а дома она ходит трепаная, в застиранном халатишке, как все ни в чем не виноватые люди.

Есть же на свете счастливцы, для которых изначально все ни в чем не виноваты! А тут чуть ли не психогимнастика нужна, чтоб избавляться от никчемных суждений. Самому противно. Хоть из кабинета век не вылезай! А работа не кабинетная, да и лучшие мысли приходят на эскалаторах метро, где лица человеческие мелькают так, что взгляд, не справляясь, захлебывается. Самолет в этом смысле тоже место подходящее, на рейс отложены размышления о многих важных вещах. И вот на тебе! – порхает тут эта Психея, против нужной мысли ворожит.

Капитан Витта и практикант Лойн вследствие непредвиденно низкого вакуума были вынуждены остаться в этой планетной системе и дожидаться помощи. Для ожидания более всего подходила третья планета.

Старатель Мазепп набрёл на чистый вольфрам-рениевый астероид, назвал его «Звезда Ван-Кукук» и принялся за разработку, а вот с регистрацией затянул. На его беду началась перепись и инвентаризация, и на его астероид прибыл счётчик, который открыл в глубине астероида особые полости из «снулого урана».

© Ank
Популярные книги в жанре Биографии и Мемуары

Предисловие к сборнику избранных произведений испанского писателя Хуана Гойтисоло.

Автобиографические произведения известного литовского писателя Антанаса Венцловы охватывают более чем полувековой путь истории Литвы, отображают революционные события 1905 года и Великой Октябрьской революции, восстановление советской власти в Литве в 1940 году, годы борьбы с фашизмом.

Перед читателем проходит история крестьянского паренька, ставшего впоследствии революционером, коммунистом, видным политическим деятелем. Автор рисует целую галерею портретов выдающихся литовских писателей, художников, артистов, педагогов.

Эта книга написана о людях, о современниках, служивших своему делу неизмеримо больше, чем себе самим, чем своему достатку, своему личному удобству, своим радостям. Здесь рассказано о самых разных людях. Это люди, знаменитые и неизвестные, великие и просто «безыменные», но все они люди, борцы, воины, все они люди «переднего края».

Иван Васильевич Бодунов, прочитав про себя, сказал автору: «А ты мою личность не преувеличил? По памяти, был я нормальный сыщик и даже ошибался не раз!»

Было ли гладиаторское восстание 74–71 до н. э. в Италии стихийным протестом или спланированной операцией в тылу врага? Кем был его вождь Спартак — простым солдатом-фракийцем или боспорцем знатного рода?

Из очерка Д. Клугера, опубликованного в 2004 г., выросли книги А. Валентинова — трактат «Спартак» и роман «Ангел Спартака» (2006).

Впервые в нашей стране вышла книга, очень точно описывающая мир профессионального футбола. Издание особенно ценно тем, что автор — действующий российский футболист, восемь лет игравший в футбольных лигах Италии, Германии и Швейцарии.

Книга будет интересна не только любителям футбола, но и специалистам, так как содержит много информации о важных составляющих европейского футбольного бизнеса.

За неброской внешностью и пытливыми глазами этого человека скрывался выдающийся ум, превосходивший научную мощь всей цивилизации вместе взятой. Он совершил переворот не только в науке, но и в умах миллионов людей. Он кардинально изменил историю, участвовал в разработке страшнейшего оружия массового поражения, нашел способ разорвать пространственно-временной континуум, открыв тем самым доступ к иным мирам, проводил эксперименты с невидимостью…

Как родились его выдающиеся теории? Что произошло с эсминцем «Элдридж»? Правда ли, что теория относительности неверна, да еще к тому же украдена у Пуанкаре? Куда пропали разработки «машины времени»? И правда ли, что именно он объявил старт гонке вооружений? Почему он скрывал от всего мира свою первую жену, скончавшуюся в нищете? И какое отношение имела она ко всем великим открытиям?

Гениальный русский писатель Владимир Набоков прожил в Берлине 15 лет — с 1922 по 1937 год. И автор книги, немецкий журналист и писатель Томас Урбан, поставил перед собой задачу пройти по следам Набокова в немецкой столице. Центральное место в книге занимает тема «Набоков и политика», ведь именно в Берлине писателю пришлось вопреки собственной воле все больше внимания уделять политической деятельности.

Книга написана специалистом, не только подробно изучившим биографию и творчество Набокова, но и умеющим оригинально подать материал, поэтому она читается с огромным интересом.

Монтегю Джеймс просит прощения у читателя за недостаточное терпение в написании рассказов и, ссылаясь на более талантливых своих последователей, которые возможно захотят воплотить их в жизнь, приводит несколько сюжетов так и не написанных им рассказов.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

• Леденец

• Затейники

• Замазка

• Ступеньки

• Заплатка

• Огурцы

• На горке

Для дошкольного возраста.

Сержанта армии США, снайпера и оружейника Мака Болана во Вьетнаме однополчане окрестили Палачом. Узнав, что его семья стала жертвой мафии, он возвращается в Соединенные Штаты и в одиночку начинает войну против преступного синдиката «Коза Ностра». Мафии становится жарко в ее собственном доме…

Болан не видел противника, укрывшегося в темноте, но чувствовал его зловещее присутствие. С момента посадки на паром в Кале ощущение грозной опасности не покидало его ни на миг и угнетающе давило на психику в течение всей переправы через Ла-Манш, вплоть до высадки в Дувре.

Мак не сомневался, что его ожидали. Уж слишком легко ему удалось покинуть французский берег. А таможенный досмотр на английской стороне оказался необычайно поверхностным, подчеркнуто небрежным. И вот он в Англии…

Тони Парсонс — известный британский журналист и автор мирового бестселлера «Man and Boy». Его книги справедливо сравнивают с «Дневником Бриджит Джонс». Такое же доброе отношение к жизни, легкая ирония, немного философии и умение говорить о самых сокровенных проблемах тридцатилетних.

Новая книга Парсонса «Man and Wife» вызвала немало разговоров в западной прессе. О ней говорят, о ней спорят, ее цитируют. Она стала модной.