Лесной царь

— Стой!

Споткнувшись, она ухватилась за низкую ветку и повисла, тяжело дыша, запыхавшись от быстрого бега. Чувствуя, что севший голос вот-вот сорвется окончательно, прокричала из последних сил:

— Стой, кому говорят!

Невдалеке, посреди густого подлеска, что-то белое мелькнуло и пропало. Преследовательница в сердцах треснула ладонью по шершавой коре, пробормотала сердито: "Крот упрямый, чтоб тебя…" — и опять бросилась в погоню.

Другие книги автора Наталия Осояну

Бескрайний океан полон опасностей: на его просторах моряков поджидают сирены, кракены, кархадоны и безымянные твари — те, после встречи с которыми не остается никого, кто мог бы об этом рассказать. Но моряки — бесстрашный народ, привыкший рисковать. Вознеся хвалу Заступнице и полагаясь на всемогущего капитана, они отправляются в путь. Целительница Эсме еще не знает, что вскоре покинет родной город и отправится на поиски древнего сокровища в компании темных, но весьма примечательных личностей на борту пиратского корабля.

Весна приходит в северные земли поздно. Тусклым туманным утром, когда бледная плакальщица-луна ещё не исчезла с небосвода, невидимкой крадется долгожданная гостья мимо серых стен, наглухо запертых окон и хмурых сонных людей, кутающихся в теплые одежды. Никто не слышит её осторожных шагов, так они легки и невесомы, но совсем скоро она осмелеет: промозглый ветер с моря сменится легким теплым дуновением; на пригорках, где уже сошел снег, проклюнутся зеленоватые, почти прозрачные листочки, и распустятся белые цветы.

Его зовут Теймар Парцелл. Он – грешник, человек, однажды изменивший свою природу, нежеланный гость в любом человеческом селении. Нежеланный, но необходимый! Его махолет появляется там, куда приходит беда. Город Эйлам много лет назад был атакован морем, и часть его исчезла в бушующих волнах, но это была не просто природная катастрофа, это было вторжение магической пелены, которую стали называть навью. Древние духи, столетиями скрывавшиеся в недрах Медвежьей горы, вырвались на свободу и превратили жизнь горожан в чудовищный кошмар. И только изгой Парцелл оказался способен спасти их. И сделал он это не ради людей, наивно считающих себя безгрешными, а ради одной-единственной девушки по имени Фиоре, душу которой терзала владычица нави Черная хозяйка.

Вот уже несколько лет император планомерно уничтожает старые аристократические династии, укрепляя собственную власть. Лара, последняя представительница клана Совы, и ее жених Кайрен пытаются сбежать на небольшой контрабандистской шхуне, чей капитан оказывается совсем не тем, за кого себя выдает…

© FantLab.ru

Сын врача Чарли Гиллс представить себе не мог, что отправится в опасное плавание вместе с искателем приключений Джеком Блейком. Пират Фрэнсис Холфорд не предполагал возвращаться за капитаном Джоном Руби, которого он высадил когда-то на необитаемом острове. Однако у них есть нечто общее — все они мечтают отыскать сокровища старого морского разбойника Генри Дэвиса. Основанный им Золотой город манит авантюристов и искателей приключений всех мастей. Этот мираж делает их до поры до времени членами одной команды. Как далеко заведут героев безрассудная отвага и жажда обогащения? Удастся ли таинственному мстителю восстановить справедливость и наказать обидчиков?..

В этом мире вместе живут люди, духи вещей дьюсы и природные духи фаэ. И вот однажды, когда на городок Визен обрушилась страшная снежная буря, восемь пассажиров отставшего от расписания махолета вынуждены были остановиться в гостинице «Горицвет». Чтобы скоротать время, пассажиры рассказывают друг другу увлекательные истории из своей жизни, и неожиданно выясняется, что судьбы этих людей тесно связаны.

© FantLab.ru

Едва стемнело, в большом зале трактира Старой Лисицы собралось столько народу, что не яблоку, а ореху негде было упасть, и служанкам пришлось носить кувшины да блюда на голове, на южный манер.

— Лисица сказал, вчера вполовину меньше народу было, — Клара прижала к груди тяжелый кувшин, и лицо её приобрело мечтательное выражение. — А четыре дня назад — так и вовсе пустой зал… правда, что он околдовывает своей музыкой, и можно даже имя собственное забыть?

Осенью полыхают ярким пламенем Запретные леса: там, куда нельзя ни шагу ступить простому смертному, оживают тени и странные существа выходят на охоту по ночам.

Граница между землями цвергов и альвов дышит, движется — сегодня она проходит точь-в-точь по речке Сионе, а завтра, того и гляди, передвинется на несколько шагов. Испокон веков воевали цверги и альвы друг с другом и с людьми. И теперь не доверяет сосед соседу, хоть и заключено было триста лет назад Великое перемирие — потому рубеж между их королевствами беспокойный, точно живой.

Популярные книги в жанре Фэнтези

Его рассказы о сверхъестественном отвергают как аллегорические толкования, так и научные объяснения. Их нельзя свести ни к Эзопу, ни к Г. Дж. Уэллсу. Еще меньше они нуждаются в многозначительных толкованиях болтунов-психоаналитиков. Они просто волшебны.

Его рассказы о сверхъестественном отвергают как аллегорические толкования, так и научные объяснения. Их нельзя свести ни к Эзопу, ни к Г. Дж. Уэллсу. Еще меньше они нуждаются в многозначительных толкованиях болтунов-психоаналитиков. Они просто волшебны.

Его рассказы о сверхъестественном отвергают как аллегорические толкования, так и научные объяснения. Их нельзя свести ни к Эзопу, ни к Г. Дж. Уэллсу. Еще меньше они нуждаются в многозначительных толкованиях болтунов-психоаналитиков. Они просто волшебны.

Предложенные читателям заметки Его Величества Истинного Короля, не являются чисто художественным произведением. Это скорее мемуары, которые его заставил написать дворец. Как оказалось, подобные воспоминания о периоде до воцарения в стране, писали псе предыдущие Истинные Короли. Этакая своеобразная традиция. Некоторые из них вообще невозможно читать, другие представляют собой блестящие художественные произведения.

Мой Друг писал свои воспоминания с большой неохотой, гораздо больше времени и сил он отдавал, и отдаёт учебнику боевой магии, который он сейчас пишет, а также методическому руководству по созданию заклинаний и своему самообразованию. Этим своим трудам он отдавал и отдает все свои творческие силы и всё немногое время, остающееся после решения государственных вопросов, а на мемуары с трудом выкраивал по несколько минут каждый день.

Планы повелительницы Империи не сбылись. Магические Ключи власти, которые она, умирая, завещала своим детям, принесли в страну не единение, но – разлад и кровавые заговоры. Носительница Ключа Меча, принцесса-воительница Арива, руками своих приближенных уничтожившая старшего брата, обладателя Ключа Скипетра, заняла его место на троне…Носитель Ключа Исцеления, маг, врачеватель и мудрец Олио, все глубже погружается в пучину безумия…Младший из братьев, юный принц Линан, носитель таинственного Ключа Единения, пытается свергнуть сестру-узурпаторшу при помощи исконных врагов собственного народа – кочевников-четгов… А за противостоянием людей зорко следят вампиры, часть крови которых течет и в жилах Линана…

Разрушены Врата, отделяющие наш мир от миров иных, – и непознаваемое Зло ворвалось в современный американский город, неся с собою смерть, ужас и черное колдовство…

Кто встанет между Землей и безжалостными пришельцами с ТОЙ СТОРОНЫ? Не люди, но – КОШКИ. Ибо века и тысячелетия хранили КОШКИ разрушенные ныне Врата. Кому ж, как не Хранителям, обладающим даром странствовать меж мирами, пересечь таинственную Реку Огня, дабы сойтись в великой битве со Змеями – воинами Мрака?

Рассказ о переживаниях кошки, у которой один ветеринар усыпил всех котят.

Джеймс Брэч Кейбелл (1879-1958 гг.) – писатель, незаслуженно забытый в наши дни, однако в свое время считавшийся одним из ведущих мастеров американской «литературной легенды» первой половины XX в.

Кейбелл создал немало произведений, однако наибольшую известность ему принесла масштабная и изысканная фэнтези-сага «Сказание о Мануэле»!

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Алиса скучала.

Отец предупредил её заранее, что поверка систем займет не меньше часа, и что процедура эта не из тех, за которыми интересно наблюдать, но Алиса всё-таки напросилась в рубку — и теперь отчаянно скучала, потому что бортком обнаружил неисправность и сообщил Хельге. Тотчас примчалась стайка ремонтников, и вот уже третий час камеры наружного наблюдения показывали одну и ту же картинку: боты, деловито снующие по обшивке корабля, будто крабы по берегу или водомерки по поверхности пруда. То и дело они собирались по двое-трое, и со стороны казалось, что многоногие механизмы о чем-то совещаются, но Алиса знала: ремонтники не обладают разумом, они всего лишь исполняют приказы Хельги и частично — борткома «Белокрылого». В самом начале пребывания на станции она боялась ботов, но потом полюбила наблюдать за ними и даже придумала некоторым имена: бот величиной с ладонь, с приметным белым пятном на корпусе, стал зваться Краб, потому что левый манипулятор у него был длиннее правого. Самый большой бот — Великая Космическая Черепаха! — немного не дотягивал до размеров блюда, на котором по праздникам Олег, шеф-повар станции, выносил в кают-компанию свой фирменный торт. Большинство ремонтников, конечно, так и остались безымянными, но достаточно было попросить Хельгу, и любой из них на несколько часов превращался в персональную игрушку Алисы: маленький садился на плечо, словно ручная обезьянка, а на Великой Космической Черепахе она однажды прокатилась. Смеху было много, но запомнилось катание добрым десятком синяков — жесткий панцирь бота был покрыт выступами и зазубринами, да и рессоры в его конструкцию не входили. «Катайся лучше на погрузочных платформах, — посоветовала Хельга. — Я прослежу, чтоб тебя не задавили!»

Любовь имеет свой цвет, и редко только один, она многолика и многогранна, она может быть черно-белой или разноцветной, как сама жизнь, в которой она существует.

Он уже давно сказал себе, что не станет связываться с взбалмошными девицами, к которым его всегда тянуло несмотря на доводы разума. Но что делать с той, которая решила применить к нему самые изощренные методы соблазнения? И как отказать ей в помощи, когда она в ней ТАК нуждается, если беда решила стереть в ее жизни все яркие краски?

Незнакомец в униформе портового грузчика, лучезарно улыбаясь, протянул Сефоре фляжку: "Выпьем за победу, малышка?" — на что она устало отмахнулась, не в силах даже произнести вслух короткое слово "отвали". Слишком многие хотели поделиться с ней своим счастьем, ценой которого стали жизни детей. Сама виновата — не следовало приходить сюда, в кают-компанию. Но пассажиры "Ковчега" избегали одиночества…

Испуг, охвативший людей в самом начале, прошел, его место заняла радость, близкая к истерике; теперь они смотрели только вперед, забыв обо всем, что произошло на Терции — на их родной планете, которую они больше никогда не увидят.

— ХОЧЕШЬ, расскажу тебе кое-что из истории номенов? — поинтересовался Грегор.

Карел пожал плечами с безразличным видом. История забытых цивилизаций интересовала его только в той мере, в какой это помогало избежать ловушек, которые так любили устраивать древние в своих дворцах и храмах. Каждый камень в таких местах таил в себе опасность, белые нити, которыми были оплетены коридоры, на проверку могли оказаться вовсе не паутиной, а в некоторых залах следовало разговаривать только шепотом, иначе…