Лекции по истории Японии

Н.И. КОНРАД: ЛЕКЦИИ ПО ИСТОРИИ ЯПОНИИ. ДРЕВНЯЯ ИСТОРИЯ (С ДРЕВНЕЙШИХ ВРЕМЕН ДО ПЕРЕВОРОТА ТАЙКА, 645 г.)

КОНРАД, НИКОЛАЙ ИОСИФОВИЧ (1891–1970), русский востоковед, историк мировой культуры. Родился в Риге 1 (13) марта 1891. В 1912 окончил Петербургский университет; в 1914–1917 стажировался в Японии. В 1920–1922 ректор Орловского университета. В 1922–1938 преподавал в Петроградском/Ленинградском университете и Ленинградском институте живых восточных языков, с 1926 в должности профессора. В 1930–1938 – заведующий японским кабинетом Института востоковедения АН СССР. В 1938 был арестован (освобожден в 1941). В 1941–1949 заведующий японской кафедрой Московского института востоковедения, с 1943 до конца жизни – в Институте востоковедении АН СССР в Москве. С 1958 академик АН СССР. Умер Конрад в Москве 30 сентября 1970.

Конрад – основатель школы отечественного японоведения, подготовил большое количество учеников. Публикации 1910–1930-х годов посвящены различным областям японоведения: культуре, литературе, театру, языку, истории. Переводил японские памятники литературы (Исэ-моногатари и др.), древнекитайские военные трактаты Сунь-цзы и У-цзы. В 1950–1960-е годы выступал с публикациями, посвященными общим проблемами мировой культуры и истории, в большинстве вошедшими в книгу Запад и Восток (1966; 2-е изд. 1972). Выдвинул концепцию «восточного Ренессанса», популярную среди советских ученых-гуманитариев в 1950–1970-е годы.

Отрывок из произведения:

Сегодня мы начинаем публикацию малоизвестной работы классика отечественного японоведения Николая Иосифовича Конрада. Раритетный текст воспроизводится с соблюдением особенностей подлинника по машинописной копии под названием

Проф. Н.И. Конрад. Лекции по истории Японии (1936/1937 уч. год.). Московский институт Востоковедения им. Нариманова при ЦИК СССР. Москва, 1937 г. (на правах рукописи)

Подготовка текста и публикация Марии Щербаковой.

Другие книги автора Николай Иосифович Конрад

К 64 Конрад Н. И. Очерки японской литературы. Статьи и иссле­дования. Вступ. статья Б. Сучкова. М., «Худож. лит.», 1973. Труд выдающегося советского ученого-востоковеда Н. И. Кон­рада (1891—1970)—по сути, первая у нас история японской литературы, содержит характеристику ее важнейших этапов с момента зарождения до первой трети XX века. Составленная из отдельных работ, написанных в разное время (1924—1955), книга при этом отмечена цельностью науч­ной историко-литературной концепции. Вводя читателя в своеобразный мир художественного мыш­ления японцев, Н. И. Конрад вместе с тем прослеживает исто­рию японской литературы неотрывно от истории литератур всего мира. Тонкие наблюдения над ншвым художественным текстом, конкретный анализ отдельных произведений сочетают­ся в книге с широкими типологическими обобщениями, вы­являющими родство культурообразующих процессов Японии с литературами других стран Азии и Европы.  

Н.И.Конрад

Ду Фу

Ду Фу происходил из старинного рода служилых людей. Среди его предков были и крупные полководцы, и замечательные ученые, писатели, поэты, видные государственные деятели. Но ко времени рождения Ду Фу это была захудалая семья провинциального чиновника.

В жизни и творчестве Ду Фу различают несколько периодов.

Родился поэт в 712 г. До начала 40-х годов о его жизни известно мало. Рассказывают, что в возрасте 20-35 лет он много путешествовал. Возможно, что в этом проявилась его беспокойная натура, толкавшая его к скитальческой жизни; возможно, что тут сыграли роль огорчение, недовольство в связи с неудачами на правительственных экзаменах, помешавшими Ду Фу вступить на путь чиновника, к чему он стремился и в силу семейных традиций, и по необходимости иметь обеспеченные средства к существованию. Путешествие с друзьями Ли Бо и Гао Ши {Гао Ци (Гао Ши). Переводы его избранных стихотворений опубликованы в издании: Яшмовые ступени. Из китайской поэзии Мин. XIV-XVII века. Сост., перев. И Смирнова. - Прим. ред.} было заключительным этапом этой полосы скитаний, продолжавшейся в общем с 731 до 741 г. Следует сказать, что стихов от этого периода осталось очень немного, да и те в большинстве принадлежат к последним годам этой полосы жизни поэта. Но даже из этих стихов можно видеть, что поэт стремился преодолеть традиции прежней поэзии с ее внешней красивостью при внутренней пустоте и оторванности от действительности. Это ранний Ду Фу, нащупывающий свой путь.

Н.И.Конрад

Ли Бо

...Мы знаем, что бывали в истории случаи, когда новое представало перед людьми в образах старого. Так было в истории Италии при переходе к эпохе, получившей название Ренессанса. Как известно, это был очень важный по своему общеисторическому и историко-культурному значению переломный момент в жизни средневековой Италии, а за ней и в жизни ряда других народов тогда еще феодальной Европы. Особенностью этого момента было то, что переход к новому передовыми деятелями эпохи воспринимался как "ренессанс", "возрождение" старого. "Старым" в этом случае была европейская античность - время древней Греции и древнего Рима.

Популярные книги в жанре История

Михаэль Дорфман

ЕВРЕЙСКИЕ ФРАГМЕНТЫ ЖИТИЯ СВЯТИТЕЛЯ НИКИТЫ 

Посвящается замечательному русскому ученому и просветителю, одному из крупнейших специалистов ХХ в. по Византии Александру Петровичу Каждану.

Автор благодарит московского священника о. Якова Кротова за ценные критические замечания, помогавшие в работе и заставившие пересмотреть многие устоявшиеяс догмы,

Элис Мэри Талбот из Центра изучения Византиив Дамбертон–Окс (США) за предоставленные материалы,

Ни об одном из художников VIII века не известно так мало, как о Боровиковском. Даже место его рождения — Миргород — вызывает много вопросов.

Еще больше вопросов задает его появление в Петербурге, при дворе императрицы Екатерины II. Какую роль сыграл в этом великий фаворит Потемкин? Где впервые увидела Екатерина портреты молодого художника и видела ли она их вообще? Какие отношения связывали художника с женой Василия Капниста, прекрасной Сашенькой Дьяковой? И почему Капнист мешал непосредственным контактам Боровиковского с императорским двором?

Тема исследовательской работы представляет научный и практический материал малоизученного «Астраханского направления» в Великой Отечественной войне 1942 года, тем более необходимого к проведению 65-летнего юбилея 28-ой армии. Структура ее оригинальна  — отражение каждого дня сражений на основе изучения и использования малоизученного архивного материала, исследований и опубликованных источников, а также их уточнения. Представленный материал ценен добросовестностью и критическим подходом к людской молве, вроде той, что Астрахань не воевала, забвению и тенденциозности в отношении событий 1942 года в прифронтовом городе. Автор хорошо ориентируется в располагаемом материале, проявив при этом исследовательский характер, анализируя и теоретически обобщая также иностранные источники с их особенностью изложения событий. Его исследование, не чуждаясь и коллективного обсуждения тех событий ветеранами, их одобрением проведенной работы с последующей публикацией.

А.И.Суров, офицер контрразведки 34 гвсд

Книга кандидата филологических наук, вызвавшая интерес читателей и удостоенная в 1981 году первой премии и диплома первой степени на Всесоюзном конкурсе общества «Знание» на лучшее произведение научно-популярной литературы, раскрывает своеобразие исторического пути нашей страны — родины Октября. Автор рассказывает о тех нитях, которые связывают настоящее с прошлым, показывает, почему история становится ныне ареной острых идеологических боев. Книга написана в публицистической манере и рассчитана на широкие круги читателей.

Повседневная жизнь англичан в эпоху Шекспира и правления Елизаветы Тюдор была столь же необычной, как и само время. Это была эпоха, когда бурное развитие мореплавания и торговли открывало перед ними огромный мир, полный загадок и тайн.

Рассказывая о том, в каких домах жили елизаветинцы, что они ели, чем болели, как развлекались, Элизабет Бартон восстанавливает картину домашней жизни и быта придворных, сквайров, крестьян в неразрывной связи с историей Англии XVI века.

Предлагаемая публикация основана на анализе доклада российских экспертов «Освещение общей истории России и народов пост-советских стран в школьных учебниках истории новых независимых государств»[1] (далее «доклад»), который был подготовлен на основе двух российских исследовательских проектов:

«Формирование у молодежи неконфронтационных, интеграционных взглядов на историю в России и странах постсоветского пространства» (далее «Проект 1»);

Эта книга была написана в 1980 — 81 годах, когда по признанию одного известного деятеля нашей культуры: «Все думали, что не только мы и наши дети, но и наши внуки и правнуки будут жить при этом строе». Я уже тогда так не думал и, оценивая экономическое положение СССР, считал, что жить ему осталось 5-10 лет. Приятно оказаться правым. Хотя на роль провидца я и не претендую.

В разгар «перестройки» я вернулся к рукописи, но все изменения свелись к тому, что я написал новую главу «Экономическая история» и несколько примечаний — так как основная идея книги выдержала испытание временем.

ГРАМОТЫ ВЕЛИКИХЪ КНЯЗЕЙ ЛИТОВСКИХЪ

съ 1390 по 1569 годъ,

собранныя и изданныя подъ редакціею

Владиміра Антоновича и Константина Козловскаго.

КІЕВЪ.

Въ университетской типографіи.

1868.

Изъ Университетскихъ ИзвЂстій 1868 г.

ОГЛАВЛЕНІЕ.

№№ Стр.

Предисловіе.

Грамоты №№ 1-10:

1. Грамота великаго князя Витовта, князю Θедору Даниловичу Острожскому на имЂнія: Бродовъ, Радогоще, Межеричи, Дяково, Свищово и др. (около 1390 г.) . . . . . . . . . . 1

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

На I–IV стр. обложки — рисунок Г. НОВОЖИЛОВА.

На II стр. обложки — рисунок Ю. МАКАРОВА к роману Ю. Тупицына «Старт».

На III стр. обложки — рисунок Г. ФИЛИППОВСКОГО к повести Рудольфе Переса ВАЛЕРО «Не время для церемоний».

Редчайший документ Второй Мировой. Откровения ветерана Панцерваффе. Уникальный фронтовой дневник стрелка бронеавтомобиля Sd.Kfz 222, которые применялись для разведки и боевого охранения в составе передовых отрядов и разведывательных батальонов танковых дивизий. Автор прошел всю войну на Восточном фронте, что называется, «от звонка до звонка» — с 22 июня 1941 года до падения Третьего Рейха. В эту книгу включены его фронтовые записи, относящиеся к первому году Великой Отечественной.

Если бы вам предложили исполнить мечту за определенную цену — вы бы согласились? Даже если продавцом будет Судьба? Даже если вас не спрашивали: хотите этого или нет? Катарина Белфор не давала согласия, но ее и не спрашивали. Теперь она Страж, который должен самую малость — спасти тех, кого он любит.

Что есть Зло, а что есть Добро? Можно ли их поменять местами? Какова причастность на земле к этим явлениям Бога, Сатаны и человека? Как возникло человечество согласно постулатам христианской концепции? Что такое тоталитаризм? Все эти вопросы и составляют содержание романа "Жребий". Почему "Жребий"? Потому, что детям, родившемся накануне войны, выпала вот такая судьба. Произведение имеет подзаголовок: фантасмагороический роман о Боге, Сатане и человеке. Сюжетно в нем идет речь о несостоявшейся сделке между Сатаной и человеком. Сатана предлагает перестроить Вселенную, сделав жизнь человека бессмертной. Но чтобы Вселенную перестроить, нужны усилия всех людей. Сатана нуждается в талантливом помощнике, который бы довел до сознания людей несовершенство существующего мира и суть замышляемого. На самом же деле благие намерения Сатаны являются лишь камуфляжем его страстного желания захватить трон Божий. Параллельно мифологической линии в романе дан реалистический ряд, где захват всемирной власти, аналогичный идеям Сатаны, исповедуют защитники тоталитарной системы. Тоталитаризм в той или иной форме был и остается трагедией многих поколений. Он наднационален и присущ разным формациям. Поэтому тема романа есть, по сути, темой изображения вечной борьбы Добра и Зла. Эта оппозиция, развернутая в рамках отношений между Богом, Сатаной и людьми, оказывается для героев романа судьбоносной. Обе линии — и мифологическая, и реалистическая — естественно переплетаются, и обе несут в себе "и жизнь, и слезы, и любовь". В романе частично использованы принципы построения, характерные для детективного жанра. Он динамичен, диалогичен, легко читается, несмотря на свою философскую подоплеку. Может быть инсценирован. Роман адресован широкому кругу читателей, написан на русском языке с элементами вкраплений просторечий и арго.