Легенды Армении

Высоко в горах, раскинувшись между озерами Ван и Севан, лежала в древности большая страна Наири. Богата она была своими садами и стадами, пасущимися на горных склонах. Стояли среди садов квадратные каменные дома-глатуны под крышами куполами, темные, с единственным оконцем наверху — для света и для дыма от очага, выложенного на земляном полу. Мужчины пасли овец, пахали за быками свои маленькие поля большим плугом-гутаном, плавили металлы и ковали оружие и украшения. Носили они архалук, шерстяную чуху, шаровары и меховую шапку. Женщины ходили наряднее — поверх шаровар носили длинную вышитую рубаху и архалук, а на голове — шапочки-башенки из ярких разноцветных тканей. Женщины сидели дома, пряли шерсть и ткали ковры, мололи зерно между двумя камнями зернотерки, дробили крупы в каменных ступках, сушили виноград.

Другие книги автора Елена Петровна Чудинова

Новый роман известной писательницы Е.Чудиновой, написанный в жанре антиутопии, на этот раз повествует о нашем возможном будущем. Евросоюз в одно прекрасное утро объявляет ислам государственной религией. Собор Парижской Богоматери превращается в кафедральную мечеть, как некогда это случилось со Св. Софией в Константинополе. О терроризме и сопротивлении, о гетто и катакомбной католической Церкви повествует роман, который может стать грозным пророчеством, подобно знаменитым «О, этот дивный новый мир» Хаксли, или «1984» Оруэлла.

«Старые» европейцы сосланы в гетто, их дочери растасканы по гаремам и публичным домам. Католическая церковь уходит в катакомбы, как во времена гонений на первых христиан. Лишь горстка подпольщиков еще ведет борьбу. Покориться или сражаться, пусть и без надежды победить, – такой выбор стоит перед всеми, кто еще помнит о своих славных предках. За приключениями героев книги скрывается нелегкий выбор, который мы должны осознать.

Роман «Лилея» — продолжение романа «Ларец» и вторая книга историко-фэнтезийной трилогии известной писательницы Елены Чудиновой.

Герои повзрослели, их приключения становятся более опасными, так как против них теперь не только демонические силы, но и целое государство, охваченное кровавым безумием, — революционная Франция. Ужасные события вынуждают Нелли покинуть умирающего мужа и устремиться на почти безнадежные поиски похищенного брата Романа…

Какой урок должны вынести читатели из трагических событий французской революции, о чем так настойчиво предупреждает автор, чем грозят нам далекие события?

Елена Чудинова, «История Англии для детей», книга I: С древенйших времен по 1558 год, издательство «Центр творческого развития», Москва, 1996. - 228 с., формат 84Х108/32, тираж 10000 экз., твердый переплет

Елена Чудинова, «История Англии для детей», книга II: От Елизаветы до Виктории (1558-1901), издательство «Центр творческого развития», Москва, 1996. - 276 с., формат 84Х108/32, тираж 10000 экз., тв. переплет

Фрагменты произведения:

Россия XVIII столетия. Три девочки-подростка: дворянка, цыганка, крестьянка. Три подруги, три магии — деревенская, цыганская, дворянская (магия драгоценных камней). Обстоятельства вынуждают девочек-волшебниц сразиться с сатаною по имени Венедиктов, проживающим в блистательном Санкт-Петербурге. Враг, разумеется, будет разбит, но какие приключения произойдут с подругами прежде! Им помогут загадочный молодой священник, французский фехтовальщик, по неизвестной для него самого причине покинувший родину, новгородские купцы и бродячие цыганы.

Подругам откроются тайны страшного XVI века, времен Ивана Грозного. События этого жуткого времени тайно продолжаются в просвещенном XVIII столетии!

Действие развивается в дворянских усадьбах и монастырях, на большой дороге и на постоялых дворах, в маленьких городах и в Санкт-Петербурге, в последнем — во время большого наводнения.

Есть герои, в которых дети будут играть всегда, персонажи, населяющие общую память человеческого детства. Их имена — символический пароль, отзыв на него — игра. Из этих паролей — имя Робин Гуда.

Все мы выросли на народных балладах, блистательно и весьма авторски переведенных С.Я. Маршаком. Довольно блеклой тенью проходит знаменитый разбойник по страницам романа Вальтера Скотта «Айвенго». А что еще найдется о Робин Гуде на русском языке — в прозе да побольше?

Может показаться странным, но из прозаических версий «Робин Гуда» для детей по сю пору переиздается та, что написана в 30-е годы. Сплошная классовая борьба, господа налево, мужики направо… Уголовники вместо благородных разбойников…

В представляемой версии Робин Гуд предстает в бесклассовом виде. Защитник, рожденный народной душой в эпоху иноземного завоевания, владетель Локсли, чью усадьбу сожгли враги, сакс, поднявший меч против произвола норманнов — это Робин Гуд. Робин Гуд Игры и Истории, первые представления о которой дает книга.

Наступил грозный и трагический 1825 год. Роман Сабуров и Платон Роскоф, каждый по-своему, верно служат Империи и Государю. Александр Первый собирается в тайный вояж на юг, но уже сжимается вокруг невидимое кольцо заговора. Император обречен. Он умирает в Таганроге, и теперь у Сабурова и Роскофа только одна цель: уберечь царскую семью от уничтожения, не дать заговорщикам осуществить свои дьявольские планы по разрушению величайшей Империи в истории!

Роман завершает сагу-трилогию о роде Сабуровых, начатую в романах «Ларец» и «Лилея».

Елена Чудинова на сей раз предстает перед читателями не грозной Кассандрой, но – художником, рисующим совсем иной мир, где история России, стран Европы и США развивается в XX веке совершенно иначе. Ведь в годы Гражданской войны победили не красные, а белые, в России была восстановлена могучая монархия, а Второй мировой войны вообще не было. Но кто бы мог подумать, что зловещие тени кровавых событий начала ХХ века омрачат благополучный 1984 год процветающей Российской Империи?

«В результате „строительства капитализма“ Россия обесценилась практически до ноля. Из него, кстати, следует, что никакого капитализма (в отличие от „рынка“) у нас не строилось. Потому что капитал есть самовозрастающая собственность, а не самоубывающая».

Они считают себя «солью земли».

Они говорят, что «никому ничего не должны».

Они присягнули на верность людоедскому «либерализму» и мародерским «реформам».

Они презирают собственное Отечество, которое для них не Родина, а «эта страна».

Они называют себя «элитой».

Но они — болезнь. Морок, наведенный на Россию. Порча, разъедающая страну. Внутренний враг, который порой куда опаснее врага внешнего.

Как устранить от власти эту предательскую лже-«элиту»? Где взять элиту подлинную — здоровую и неподкупную? Как воспитать в ней ответственность и патриотизм?

Знаменитый журналист и телеведущий, «лицо Первого канала», представляет новую книгу самой острой политической публицистики на самую главную тему.

Популярные книги в жанре Детская литература: прочее

Ольга Челомбиева

Может быть сказки для взрослых детей?

Три заветных слова

В живописном месте к западу от нас находится одна маленькая деревня. Расположена она довольно далеко от города, поэтому деревенские жители редко туда ходят, только по необходимости. Кругом деревни лес, рядом речка и поле. Глубокие овраги окружают деревню со всех сторон, так что она кажется островом.

Здесь то и жила девочка, про которую сказка. Она жила с мамой и папой, сестрами и братьями. Тогда было много таких больших семей. Все любили друг друга и были счастливы.

Саша Чёрный

Армейский спотыкач

Осмотрели солдатика одного в комиссии, дали ему два месяца для легкой поправки: лети, сокол, в свое село... Бедро ему после ранения, как следует, залатали, - однако ж настоящего ходу он не достиг, все на правую ногу припадал. Авось, деревенский ветер окончательную разминку крови даст.

Попал он с лазаретной койки, можно сказать, как к куме за пазуху. На палочке ясеневой винтом кору снял, - ходи себе барином да постукивай. Хочешь, на завалинке сиди, табачок покуривай, - полковница вдовая на распределительном пункте два картуза махорки ему пожертвовала. Хочешь, в коноплянике на рогоже валяйся, легкие тучки считай да слушай, как кудрявый лист шипит... Окопы словно в темном сне снились, - русский воздух, бадья у колодца звенит. Ручей за плетнем воркочит, петух домашний штаны клювом долбит, - тоже, дурак, нашел себе власть.

Саша Чёрный

Бестелесная команда

Шел солдатик на станцию, с побывки на позицию возвращался. У опушки поселок вилами раздвоился: ни столба, ни надписи, - мужичкам это без надобности. Куда, однако, направление держать? Вправо, аль влево? Видит, под сосной избушка притулилась, сруб обомшелый, соломенный козырек набекрень, в оконце, словно бельмо, дерюга торчит. Ступил солдат на крыльцо, кольцом брякнул: ни человек не откликнулся, ни собака не взлаяла.

Б. Емельянов

Рыбак Макабка

Однажды дед Макабка поймал ерша. Маша и Колька смастерили ему удочку, совсем настоящую, с крючком, поплавком и грузилом. Вместе с Машей он отправился на реку, на мост, сел рядом с настоящими рыбаками, поглядел по сторонам, поплевал на червяка и закинул длинную леску в воду.

Ёрш схватил приманку. Поплавок нырнул, рыбаки со всех сторон закричали: "Тащи! Тащи!" Дед Макабка дёрнул удилище, и колючий растопыренный ёрш пулей вылетел из воды и упал на мост.

Лариса ЕВГЕНЬЕВА

(Лариса Евгеньевна Прус)

Спиридоша

Ну скажите на милость, и кому бы пришло в голову называть ее Аленой?..

Хотя фантазия у учеников этой школы отчего-то оказалась столь небогатой, что, за исключением круглой, как шар, толстячки учительницы биологии по кличке Пушинка, всех остальных учителей называли по именам. Анечка, Валентина, Лидия, Петя, Наталья, Вовчик... И лишь Спиридошу - по отчеству. Милешкина Алена Спиридоновна.

ФАРБАРЖЕВИЧ Игорь Давыдович

ГУБЕРНСКИЙ ПОВЕЛИТЕЛЬ

1

Случилось это в одном из российских городов, имя которого раскрывать не хочу. И не потому, что являюсь патриотом таинственного города, а просто из тех соображений, что история эта могла произойти в России где угодно.

Итак... Жил в небольшом имении один отставной интендант. Уж как ни выслуживался он с младых лет в казармах, как ни старался, а выше капитана, увы, не допрыгнул.

ФАРБАРЖЕВИЧ Игорь Давыдович

ЯНТАРНАЯ КАРЕТА

1

В небольшом провинциальном городе на севере одной страны жил Поэт.

Его книги издавали огромными тиражами, а стихи даже печатали в школьных учебниках!

А рождались они на бумаге по мановению волшебного веера его Музы, которая появлялась у него довольно часто, невидимая для других.

Однажды, когда он был еще мальчиком, маленький Эвалд лежал на траве у дома и смотрел в небо...

ФАРБАРЖЕВИЧ Игорь Давыдович

КАК ЛИСЕНОК БЫЛ ВЕЛИКАНОМ

"Вот уже и осень наступила, а я ни капельки не вырос!.. - грустно размышлял Лисенок, сидя под Старым Дубом. -Так и останусь на всю жизнь Маленьким Лисенком... А как это, наверно, хорошо - быть большим!"

Он посмотрел на небо, и сквозь осеннюю листву дубовых веток ему в глаза попал солнечный луч. Лисенок зажмурился и громко чихнул несколько раз подряд.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

«Велика добродетель богов Тьмы. Почитаю, но сторонюсь», воскликнул некогда благоразумный обитатель Древности.

«Неферт» несомненно написана человеком не посторонившимся.

«И какая бешеная сила — в такой небольшой повести! Страшно сконцентрированная и бьет здорово — пожалуй, даже не чтобы разбудить, а — пробить скорлупу». Это слова читателя, не литературоведа. Литературовед скажет — «фэнтези», и тоже, со своей колокольни, будет прав.

Читать «Неферт» весело, как всякую по-настояшему жуткую книгу.

Мистика, магия, культ полнолунной богини Бастет... Все это сводится к одному короткому, но все исчерпывающему слову: Египет.

Феликс ЧУЕВ

Генерал Кинжал

Был в советский истории Полководец с большой буквы, которого можно было и нужно показать куда ярче и благороднее, чем это сделано на Поклонной горе. Я много слышал о нем от разных высоких военных, в том числе от маршала Александра Евгеньевича Голованова. "Полководцем номер один я все-таки считаю Рокоссовского, - не раз говорил мне Голованов. Ему принадлежит Белорусская операция, которую я считаю образцом, жемчужиной военного искусства. Она сильнее Сталинграда. А ведь с идеей Рокоссовского ни Жуков, ни Василевский не соглашались, один Сталин поддержал"...

Р.ЧУХИH

HАСТОЯЩИЙ СКАЗОЧHЫЙ

"Во что веришь по-настоящему, это и существует"

("Улисс" Джеймс Джойс)

Чародейкою Зимою, Околдован, лес стоит, И под снежной бахромою, Hеподвижною, немою, Чудной жизнью он блестит.

Ф. Тютчев

Дядя Шура снял запотевшие очки, протёр их.

- Спасибо за вкусный чай., Виктор. Такого чая, как делаешь ты, я уж давно не пил. Ароматный, в меру сладкий. Он напоминает о чёмто вечном и далёком, навевает какие-то воспоминания, как всегда тревожащие душу: Ты не против, если я закурю?

Григорий Чухрай, В. Ежов.

Мое кино

Баллада о солдате

Сценарий фильма

Современное село. Теплый праздничный вечер. Еще только начинаются сумерки, а окна домов уже весело светятся. Вдали, у колхозного клуба,толпа молодежи. Там горят фонари, оттуда доносится музыка. А в других уголках села пустынно и тихо. В такие часы немного встретишь людей на улице. Разве что появится молодая пара с ребенком на руках, идущая в гости; либо молча пройдут влюбленные. Либо стайкой пробегут девушки, спешащие к клубу...