Ледяной телескоп

Клименко М. Ледяной телескоп: Научно-фантастические повести и рассказы. / Худож. Р. Авотин. М.: Молодая гвардия, 1978. — (Библиотека советской фантастики). — 272 стр., 75 коп., 100 000 экз.

Отрывок из произведения:

Где-то уже за полночь я успокоился и стал засыпать.

Весь вечер мне звонил Кобальский, наш местный фотограф. Просил помочь ему. Все задавал какие-то странные вопросы: на ходу ли мой автомобиль, умею ли я плавать, не занят ли буду завтра утром. Я спросил, чем же в конце концов могу быть полезен. Он забормотал, что-де так сразу всего и не расскажешь, тем более о чем говорить, если помочь я не согласен… И вдруг спокойно так предлагает: если я ему помогу, он принесет мне алмаз величиной с арбуз. Ну что на это скажешь? Я нагрубил ему. Пообещал надрать ему уши, если он позвонит еще. И лег спать.

Другие книги автора Михаил Сергеевич Клименко

Книга челябинского писателя Михаила Клименко названа по повести «Ледяной телескоп», в которой рассказывается о разоблачении группы злоумышленников, использовавших в своих целях оставленные на Земле инопланетянами технические устройства. В сборник вошла также повесть «Отчего бывает радуга», герой которой зрительно распознавал эмоциональные состояния окружающих. Своеобразны проникнутые юмором рассказы фантаста.

Иллюстрации Роберта Авотина.

МИХАИЛ КЛИМЕНКО

ИНОЙ ЦВЕТ

МИХАИЛ КЛИМЕНКО-по специальности электромонтажник. Печатался в сборнике "Фантастика-67" издательства "Молодая гвардия", в журнале "Урал", в коллективном сборнике Южно-Уральского книжного издательства. В издательстве "Молодая гвардия" готовится авторский сборник М. Клименко.

ЦВЕТНАЯ КЛЯКСА

Утренний час пик.

Автобус полон под завязку. Я втискиваюсь между спинкой сидения и кассой. Гляжу в окно поверх какой-то широкополой шляпы.

Михаил Клименко

Судная ночь

Соседи не виноваты, если что-нибудь увидят. Они ведь тоже выходят на улицу, хотя уже сумерки и почти не видно, как идет дым из труб. Собаки лают в синий вечер, и это хорошо слыхать.

Был морозец.

Они с вечера заметили, что у шурина какая-то возня во дворе. Возятся, возятся - и никак не видно, что такое. Шурин помаленьку ругается, а этот пыхтит!.. Думали, он пьяный с кем-нибудь. Но он не пил. Он был изобретатель, и это ему вредило. Недавно он изобрел ложкодержатель. Портативный, небольшой такой зажим, чтоб удобней держать ложку во время еды. Он насчет этого уже давно с Японией ведет переговоры. Он и с ЮНЕСКО переписывается. По их просьбе он изобрел ступку-самодувку-полуавтомат для особого молекулярного истолчения мела. Потому что нужно создать очень большие запасы тонко толченного мела, какого мельче быть не может и нигде нет.

Михаил Клименко

Отчего бывает радуга

ЦВЕТНАЯ КЛЯКСА

Утренний час "пик".

Автобус полон под завязку. Я втиснулся между спинкой сиденья и кассой. Гляжу в окно поверх какой-то широкополой шляпы. В такие-то жаркие дни этот толстый человек носит фетровую шляпу...

Автобус проезжал как раз мимо пристани, когда за окном я неожиданно увидел ту самую золотисто-лимонную девушку. И сегодня вся она светилась неправдоподобно чистым зеленоватым пламенем! До чугунного парапета, вдоль которого она шла в сторону причала, было метров двести, но я сразу узнал ее. Конечно же, это она - та, которая вчера вечером, проходя мимо игравших на пляже волейболистов, так пристально и странно равнодушно глядела на меня.

Михаил Клименко

Как Николай к дяде Коле в деревню ездил

Согласно воспоминаниям дело было так.

Между прочим, жаль, конечно, что никаких научных протоколов не осталось. Да и кто бы их тогда, в той передряге, вел!.. А то бы можно было помараковать, посчитать, где-то и строгому анализу подвергнуть имевшие место факты, от которых, как ни крути, не отвертеться. Ибо было. Вот были бы протоколы, и умом можно бы пораскинуть, там, глядишь, и до самой сути этого природного явления удалось бы докопаться. А может, и до самого механизма. Как ни досадно, но, в общем, ни документов, ни настоящих свидетелей. Одни участники. Лица, как известно, заинтересованные. Хорошо, что еще они начисто все не забыли, а то бы поминай: что да как, да был ли, как говорится, мальчик.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Кирилл Воронцов

Избранные стихотворения

НЕНАЧАТАЯ СКАЗКА

Вечер. Багряное солнце

Медленно падает в море,

Темнеет лазурное небо,

И скалы вдали розовеют,

На севере тьмою покрывшись.

Свободен и чист легкий ветер,

Парящий в бескрайнем просторе,

И свежею дымкой окутав,

Трепещущий лес на прибое.

Над Солнцем сияет Венера,

Влюбленных звезда мореходов,

Стихии покорных русалок,

Владимир Заяц

Город, которого не было

Кто что ни говори, а подобные происшествия бывают на свете,- редко, но бывают.

Гоголь Н. В. "Нос"

Очевидно, на свете нет ничего, что не могло бы случиться.

Марк Твен

То, что вы сейчас прочитаете, по существу своему записки очевидца. В них упоминаются эпизоды, свидетелем которых был автор, и описываются лица, которых автор достаточно хорошо знает. Если чей-то рассказ представлялся мне сомнительным, то тщательнейшим образом сопоставлялись свидетельства различных людей и таким образом выяснялась истина.

Януш А. Зайдель

ИЛЛЮЗИТ

Время подходило к двум. Ночь. В такое время удачные мысли появляются редко. Надо ложиться спать. Но кресло слишком мягкое. Я сижу откинувшись от стола, голова на спинке кресла, и кручу авторучку. Передо мной пустой лист бумаги. Настенные часы в соседней комнате звякнули и заскрипели, готовясь отбить время. Одновременно послышался тихий осторожный стук. Пришлось подниматься.

В глазке виднелось искаженное линзой лицо. Перед моей дверью стоял молодой мужчина. Незнакомый. Обычно знакомые не посещают меня в такое неурочное время. "Наверное, кто-то из соседей хочет вызвать скорую или пожарников," - подумал я.

Януш А. Зайдель

ВЫСШИЕ СООБРАЖЕНИЯ

- Если искренне, терпеть не могу писать конспектов, - сказал Автор удобно усаживаясь в кресло, услужливо придвинутое Издателем. - Не будет ли проще, если я кратко расскажу, о чем собираюсь писать?

- Ну... знаете ли, у нас свои правила... - заколебался Издатель. - Но, вообще-то... Ладно, рассказывайте. Сегодня бумага такой ценный материал, что стоит сэкономить пару листов, обойдя ненужные формальности. Вы расскажете мне свою идею, после чего родится небольшая аннотация, чтобы у нас было основание заключить с вами договор и выплатить аванс...

Александр ЗАРУБИН

КОЛЛЕКЦИОНЕРЫ

Старик уныло уставился в стол и повторял одно и то же. "Человек предполагает, а бог располагает". Меня это уже начало раздражать, и я глубокомысленно вздохнул, потом хмыкнул, потом помычал и наконец выдавил из себя: "Ну так что же..."

Конечно же, он не провел меня дальше кухни. Стол, наверное, никогда не вытирался как следует, его украшали жирные пятна и остатки еды. Это было ужасно!

- Они погубили меня, они испортили мою жизнь.... Да, эти двадцать лет, беспрерывные мучения, кошмары, бессонница, неизвестность, будь она проклята, печень, почки, желчный пузырь, нервы, стрессы, убытки... Они меня уничтожили, они превратили меня в бог знает что, да, двадцать, нет, даже двадцать три года, впрочем, смотрите сами...

Альберт ЗЕЛИЧЕНОК

ТРУДНО БЫТЬ ЛЁВОЙ

Давно замечено, что самая чистая правда частенько выглядит отъявленной ложью. Причина здесь в том, что жизнь устроена довольно нелепо, и опытный рассказчик, зная это, выправляет наиболее вопиющие нелогичности. Увы, мне поступать так мешает совесть, и потому события в моем изложении выглядят неправдоподобными. Мне уже это говорили. Однако поделать ничего не могу: врать не умею. Вот и сейчас мне, конечно, никто не поверит.

Вадим Зеликовский

Опознанный летающий объект

или

двоюродные братья по разуму

Глава 1

ОБИТАЕМАЯ ПЛАНЕТА

Первое условие Контакта - наличие на подследственной планете Разума.

Учебник по контактологии

Лисс, как всегда, ворчал, колдуя у пульта. Урх, развалившись в кресле, заправлялся перед стартом. Словом, каждый был занят своим любимым делом. - Гранулент, виброслой, транзитный период - с ума сойти! Летали себе спокойно со скоростью света, нет, - мало им! Придумали на нашу голову нульпереход... - Лисс замкнул накопитель энергии на себя и подключил Урха к системе. И тут же ощутил волны довольства. Что-что, а заправляться Урх умел основательно. В первое мгновение Лисс даже поддался и загудел от удовольствия. Индикаторы замигали, и система начала зашкаливать. Корабль вильнул в сторону. Лисс зааккумулировал часть энергии, и равновесие постепенно восстановилось, но еще долго в каждой клеточке тела Лисса журчало, причмокивая: "Заправка, заправка - меню и добавка: два вирга, три эла услада для тела!" - припев любимой песенки Урха. Лисс раздраженно ввел конечности в виброконтакты. - Нульпереход... - вновь заворчал он. - У меня всегда такое ощущение, что я размазан по пространству, как эл по виргу. И в то время, когда мои конечности еще дома, щупнами я уже застрял в соседней Галактике... Есть от чего сойти с ума. Нет, это не для меня... Урх, покончив с заправкой, решил вмешаться. Сняв блокирующую защиту со своих контактных восприятий, он заворковал: - Это я слышу каждый раз перед переходом. Впрочем, после перехода я слышу то же самое. И как вам с таким отрицательным потенциалом удается столько периодов просачиваться через контрольную комиссию Галактического центра, да еще считаться лучшим пилотом-исследователем системы? - Действительно, - огрызнулся Лисс, - нужно быть семи шупнов во лбу. чтобы вообще летать, имея такого штурмана. Урх самодовольно хохотнул, да так вкусно, что у Лисса невольно защекотало в горле, и смех волной пробежал по рецепторам. - Порядок! - удовлетворенно произнес Урх и плавно ввел в виброконтакты левую конечность. - Вношу поправки! - отщелкал он. - Точка вхождения и предполагаемый выход... Перед Лиссом возникла схема, как всегда четкая и простая, ну и конечно же предельно экономичная, как все, что рассчитывал Урх. - Принято! - отстучал он. - Даю отсчет... Корабль пошел на второй виток. - Старт! - предупредил Лисс. На мгновение показалось, что пространство вспыхнуло и раскололось, потом медленно, как бы нехотя, захлопнулось и стало вытягиваться вдоль их тел, окуная все вокруг в непроглядную темноту нулькоридора. Момент скачка, как всегда, выпал из сознания, и лишь щемящий зуд в рецепторах напоминал о том, что за бортом остались несколько парсеков Великого Космоса. С чмокающим звуком, как пробка из бутылки, корабль выскочил из подпространства и застыл посреди чужой Солнечной системы. На обзорных экранах вспыхивали и мерцали неизвестные звезды подследственной Галактики. Лисс машинально проделал все манипуляции по вживанию, после чего закрыл пробой нулькоридора. К этому времени начала поступать информация от Урха, который, не тратя времени даром, уже приступил к исследованиям. Схемы и колонки цифр возникали перед Лиссом с такой быстротой, что он еле успевал перерабатывать данные и вносить их в Магнитную Память. Что и говорить, Урх был первоклассным специалистом. - Не части! - осадил его Лисс. - Вечно ты спешишь дорваться до контакта. - А разве не в этом суть нашего существования и данного присутствия? - не замедляя темпа работы, отпарировал Урх. - Слава Великому Навигатору, это зависит не от одного тебя! - проворчал Лисс. - Дубли! - приказал он, стирая последнюю возникшую схему и колонки цифр под нею. - Разверни по касательной. Расширенный анализ, панорамный обзор, переход на секторное наблюдение... Урх прошелся по гнездам микронной настройки и выделил объект из общего ряда. Он тут же появился на экранах визуального обзора, медленно вращаясь в голубой дымке окружающей его атмосферы, химический состав которой тут же возник на соседнем экране. Лисс тоже включился в центральный анализатор, прогоняя по несколько раз всю поступающую информацию во всех плоскостях, намеренно оттягивая момент окончательного решения. - Ну же! - в нетерпении отщелкал Урх. - Не тяни перша за хвост! - Спешка нужна при ловле ченок! - мудростью на мудрость ответил Лисс, в седьмой раз пропуская данные по анализаторному кольцу. Наконец, он завел контакт выхода, замкнув всю информацию на себя. Урх от нетерпения подпрыгивал, как рамс на сковородке. Он даже, нарушив субординацию, попробовал подключиться в подсознание Лисса, но тот его безжалостно одернул. Урх сник и как побитый перш забился в угол кресла, обиженно тыкаясь в глухую блокировку. Лисс тем временем еще раз проверил конечный результат. Ошибки быть не могло, он снял защиту. - Она обитаема! - радостно завопил Урх и тут же выдал наиболее приемлемую траекторию посадки.

Рафал А.Земкевич

Песнь на коронации

Песню желаете, достойные господа и прекрасные дамы? Воля ваша, спою я вам о давних временах и о твоих, король, предках. Спою о людях Эстарона, их свершениях. Может, слезы у вас вызову, может, веселый смех, а может, раздумье? Ибо, пока не отзвучала песнь, никто не знает, где больше правды - в балладе моей, или в нас самих...

Могучим было наше королевство в те далекие годы. Над нивами Босторна, над священными водами Терега, в скалах Астгорда - повсюду вздымались в небо сторожевые башни. Обитали там рыцари славные и отважные, верные клятве своей до смертного часа. Ратай не боялся тогда выходить в поле, купец путешествовал без страха, пока стояли на страже те рыцари. О, никто не смел тогда с мечом вступить в пределы нашего королевства, и не знал наш народ ни лицемеров, притворявшихся друзьями, ни сановников с черными сердцами...

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

За окном дождь, и опять хочется писать о Вечном. За окном сыро, и опять хочется писать о Грустном. За окном ветер, и опять хочется писать о Мимолётности Бытия. За окном солнце, и опять хочется писать о Прекрасном. За окном жарко, и опять хочется писать о Нежности. За окном холод, и опять хочется писать о Вечном Покое.

Хочется писать о жизни. Хочется писать о смерти. Хочется писать.

Доставая очередную ручку, открывая новый лист бумаги, протирая клавиши печатной машинки спиртом, создавая новый текстовый документ, меняя очередную ленту для принтера, заправляя новые чернила в картридж или затачивая новый карандаш, не всегда задумываешься, чего же хочешь на самом деле. Хочется славы, хочется признания, хочется любви, сострадания, понимания…

Луч бластера беззвучно рассёк воздух над его левым ухом. Он даже не удивился, в голове монотонно пульсировала одна единственная мысль, не покидавшая его последние два дня: «засада!».

Земные эксперты, – по большей части теоретики, – давно отработали этот вариант, и на «мирные» переговоры Он пришёл далеко не безоружным. Но всё равно обидно. Лучшие психоаналитики Земли так долго пытались удержать Человечество на тонкой грани – не дать вспыхнуть Первой Галактической войне. «Наверху» все уже давно были готовы к страшной развязке, но в душах всё ещё теплилась надежда: а вдруг они улетят? Но Они не улетали. Чужие, Пришельцы, Они, Другие – каждый называл их по-разному, но все думали об одном. На протяжении многих лет НАСА посылала сигналы в космос в поиске внеземных цивилизаций. Даже обследовав всю Галактику и не найдя ничего, учёные продолжали работу. И вот, дождались. И теперь Они не хотят улетать. Ну что ж, война, так война.

Григорьев В. Аксиомы волшебной палочки: Научно-фантастические повести и рассказы. / Примеч. авт.; Худож. А. Блох. М.: Молодая гвардия, 1967. — (Библиотека советской фантастики). — 160 стр., 21 коп., 65 000 экз.

МНЕНИЕ:

Недавно, расставляя книги на полках, я с некоторым удивлением обнаружил, что большинство мест в первом ряду занимают не романы, а авторские сборники рассказов. Именно к ним приходится чаще всего обращаться как к некому образцу, перечитывать как яркий и чистый пример определенного стилистического приема. И надо признать, что при всех своих недостатках, советская фантастика породила сотни таких «образцовых» рассказов (романов, правда, в лучшем случае десятки). Практически все, что вышло из-под пера Ильи Варшавского, большинство новелл Кира Булычева и Дмитрия Биленкина, многие тексты Ларионовой, Колупаева, Емцева и Парнова, Журавлевой, Альтова… Владимир Григорьев слегка недотягивает до этого уровня. Чуть-чуть не хватает парадоксальности, неожиданности сюжетных ходов, легкости стиля. В общем и целом «Аксиомы волшебной палочки» — не та книга, которую тянет перечитывать раз в неделю, каких-то откровений она не содержит. Но как образец качественной советской НФ любой из рассказов Владимира Григорьева вполне заслуживает включения в соответствующую хрестоматию — если, конечно, до ее создания дойдет когда-нибудь дело.

Григорьев В. Рог изобилия: Научно-фантастические повести и рассказы. / Худож. А. Соколов. М.: Молодая гвардия, 1977. — (Библиотека советской фантастики). — 223 стр., 60 коп., 75 000 экз.

В сборнике «Рог изобилия» (1977) представлены, в основном, переиздания первого сборника — «Аксиомы волшебной палочки» (1967). В хрестоматийном рассказе «Дважды два старика робота» автор рисует ироническую эволюцию «разумных» машин, в конце концов задумывающихся над метафизическими вопросами о своем Создателе; забавная астроинженерия представлена в миниатюре «Свои дороги к солнцу» (1966); также выделяются рассказы: «А могла бы и быть…» (1963), в к-ром юный вундеркинд изобретает машину времени, «Коллега — я назвал его так» (1964), «Над Бристанью, над Бристанью горят метеориты» (1966), «Аксиомы волшебной палочки» (1966), «Ноги, на которых стоит человек» (1974), «По законам неточных наук» (1967), в котором исследователи ставят опыты над амебами, не подозревая о наличии у последних своей «цивилизации». В отдельных рассказах Григорьев меняет тональность своих произведений, вторгаясь на «сопредельные» территории сатирической НФ — как, например, в «Роге изобилия» (1964), впечатляющем сатирическом гротеске на потребительство; или обращаясь к теме истории в НФ — в рассказе «Образца 1919-го» (1970).