Ледяной Дракон

Ледяной Дракон
Автор:
Перевод: Андрей Ленский, О. Гасско
Жанры: Фэнтези , Научная фантастика
Серии: Золотой Дракон, The Dragonrealm
Год: 2000
ISBN: 5-17-004179-9

Ричард Кнаак — достойный ученик «профессора Толкина». Человек, который сумел воспринять принципы толкиновской школы фэнтези практически дословно — и создать на их основе свой собственный, личный мир.

Мир, в котором против власти драконов-оборотней бьются силы людей, ведомых магами Предводительствует же силами хитроумный Грифон… Мир, где власть драконов держится в общем-то на немногом — всего-то на умении крылатых магов контролировать Силу Стихий ..

Мир Драконьих Королевств стоит ныне на грани великой войны ..

Огненный Дракон готов поднять армии монстров…

Дракон Ледяной — грозит ввергнуть мир в кошмар бесконечной зимы.

Кто поднимется, силой меча и магии, против власти драконов?

Юноша-маг, чей отец перешел на сторону Зла, волшебница, обладающая великим магическим даром, эльф, стоящий, как и положено эльфам, «сам по себе», и раньше ли, позже ли — безжалостный, бесстрашный и ироничный герцог-дракон.

Что спасет мир люден и драконов от гибели? Всего-то — САМОПОЖЕРТВОВАНИЕ знающих, что битва их с предвечным Злом станет — ПОСЛЕДНЕЙ.

Отрывок из произведения:

Пронизывающий до костей ветер Северных Пустошей яростно трепал плащи двух всадников, словно стремился лишить их этой единственной защиты. Один из путников не обращал внимания на ветер, хотя тот порой едва не сбрасывал его с коня. Второй, как и его товарищ, закутанный в просторный плащ, время от времени поглядывал на спутника, словно ожидая какого-то знака. Но потом его взгляд возвращался к бесконечным белым просторам, раскинувшимся перед ними, — и к цепи коварных игольчатых, скованных льдом пиков у самого горизонта.

Рекомендуем почитать

Ричард Кнаак — достойный ученик «профессора Толкина». Человек, который сумел воспринять принципы толкиновской школы фэнтези практически дословно — и создать на их основе свой собственный, личный мир.

Мир, в котором маг Кейб Бедлам и его супруга Гвендолин снова и снова оказываются втянутыми в войны «меча и магии»…

Мир, в котором в полные покоя, солнцем залитые волшебные земли вторгаются безжалостные волки-рейдеры, не знающие пощады и владеющие ужасными колдовскими секретами…

Мир, в котором отважный Уэллен Бедлам отправляется во главе горстки смельчаков на дальний, легендарный континент, где, как гласит сказание, правит сильнейший из живущих ныне драконов — Пурпурный…

Где-то в стране Пурпурного Дракона таится, сказано, Книга драконов — ключ к тайнам великой волшебной Силы. Однако горе тому, кто дерзнет прикоснуться к Книге драконов, — и трижды горе рискнувшему вмешаться в ход истории Драконьего Царства…

Ричард Кнаак — достойный ученик «профессора Толкина». Человек, который сумел воспринять принципы толкиновской школы фэнтези практически дословно — и создать на их основе свой собственный, личный мир.

Мир, в котором лежит, где-то за таинственными Вратами, загадочная, недоступная земля — некогда прекрасная и цветущая, а ныне познавшая кошмар нашествия безжалостных завоевателей, что поклоняются волчьеголовому Разрушителю…

Мир, в котором плетет свои черные интриги полубезумный король магической страны «повелителей коней» и играет в чудовищную, до поры лишь ему одному понятную игру создатель Коня-призрака — демона, вырвавшегося из тысячелетнего заточения…

Мир, которому вновь и вновь угрожает опасность…

И тогда Зеленый Дракон поднимает против врагов магию Стихий…

И тогда могучий Грифон отправляется в смертельно опасный путь, дабы призвать на помощь защитникам Добра великого бога драконьего племени…

И тогда Конь-призрак вступает в битву с Силою, его породившей и готовой овладеть им снова…

Черные времена грядут для Драконьих Королевств.

Дни гнева. Дни Страдания. Дни Мужества…

Ричард Кнаак — достойный ученик «профессора Толкина». Человек, который сумел воспринять принципы толкиновской школы фэнтези практически дословно — и создать на их основе свой собственный, личный мир.

Мир, в котором против власти драконов-оборотней бьются силы людей, ведомых магами Предводительствует же силами хитроумный Грифон… Мир, где власть драконов держится в общем-то на немногом — всего-то на умении крылатых магов контролировать Силу Стихий…

Мир Драконьих Королевств стоит ныне на грани великой войны…

Огненный Дракон готов поднять армии монстров…

Дракон Ледяной — грозит ввергнуть мир в кошмар бесконечной зимы.

Кто поднимется, силой меча и магии, против власти драконов?

Юноша-маг, чей отец перешел на сторону Зла, волшебница, обладающая великим магическим даром, эльф, стоящий, как и положено эльфам, «сам по себе», и раньше ли, позже ли — безжалостный, бесстрашный и ироничный герцог-дракон.

Что спасет мир люден и драконов от гибели? Всего-то — САМОПОЖЕРТВОВАНИЕ знающих, что битва их с предвечным Злом станет — ПОСЛЕДНЕЙ…

Ричард Кнаак — достойный ученик «профессора Толкина». Человек, который сумел воспринять принципы толкиновской школы фэнтези практически дословно — и создать на их основе свой собственный, личный мир.

Нимт начал умирать давным-давно. Агония могла бы длиться тысячелетиями… но этот мир уже перестал годиться даже для враадов.

Страна-за-Пеленой изменила их жизнь так, как ничто иное за почти бесконечную жизнь враадов. Призрачная держава привлекла их своими пологими холмами и долинами, покрытыми бурной порослью, тем более заманчивыми, что к ним нельзя было прикоснуться…

Ричард Кнаак — достойный ученик «профессора Толкина». Человек, который сумел воспринять принципы толкиновской школы фэнтези практически дословно — и создать на их основе свой собственный, личный мир.

Мир, в котором лежит, где-то за таинственными Вратами, загадочная, недоступная земля — некогда прекрасная и цветущая, а ныне познавшая кошмар нашествия безжалостных завоевателей, что поклоняются волчьеголовому Разрушителю…

Мир, в котором плетет свои черные интриги полубезумный король магической страны «повелителей коней» и играет в чудовищную, до поры лишь ему одному понятную игру создатель Коня-призрака — демона, вырвавшегося из тысячелетнего заточения…

Мир, которому вновь и вновь угрожает опасность…

И тогда Зеленый Дракон поднимает против врагов магию Стихий…

И тогда могучий Грифон отправляется в смертельно опасный путь, дабы призвать на помощь защитникам Добра великого бога драконьего племени…

И тогда Конь-призрак вступает в битву с Силою, его породившей и готовой овладеть им снова…

Черные времена грядут для Драконьих Королевств.

Дни гнева. Дни Страдания. Дни Мужества…

Другие книги автора Ричард А Кнаак

Империю минотавров, что раскинулась на самом востоке Кринна, охватывает чудовищная резня, развязанная кровавым узурпатором и его супругой-жрицей. Погибает законный император, вес члены его Дома и приближённые сановники. Но на каторге Вайрокс начинает свою войну мститель — племянник императора. Фарос Эс-Келин, единственный, выживший в ту жуткую ночь — Ночь Крови.

Поди туда, не знаю куда, принеси то, не знаю что. Именно такое задание получил колдун по имени Ронин и в сопровождении эльфийского рейнджера Верисы отправился в логово страшных орков. Мир давно воюет с этими мерзкими тварями, но остатки армии орков продолжают опустошать земли и убивать мирных жителей. Орков мало, но они приносят много бед, ведь когда-то им с помощью магии удалось захватить в плен Королеву Драконов и ее верных консортов. Молодые драконы, родившиеся в пещере Хаз Модн, стали неотъемлемой частью армии орков, и противостоять им не может никто.

Спасти королевства Альянса от порабощения может только смельчак, согласившийся вызволить из плена Королеву Драконов.

Война Душ закончилась, но на Кринне по-прежнему льется кровь. Королевства эльфов больше не существует, вместо него появилась колония минотавров Амбеон, и новый император продолжает жестокую череду завоеваний. Угнетенные народы связывают вес свои надежды на освобождение с Фаросом, последним представителем свергнутой династии. Однако боги, оскорбленные пренебрежением, не спешат принимать сторону восставших и предлагают страшное испытание, которое далеко не всем окажется по силам.

Ричард Кнаак — достойный ученик «профессора Толкина». Человек, который сумел воспринять принципы толкиновской школы фэнтези практически дословно — и создать на их основе свой собственный, личный мир.

Нимт начал умирать давным-давно. Агония могла бы длиться тысячелетиями… но этот мир уже перестал годиться даже для враадов.

Страна-за-Пеленой изменила их жизнь так, как ничто иное за почти бесконечную жизнь враадов. Призрачная держава привлекла их своими пологими холмами и долинами, покрытыми бурной порослью, тем более заманчивыми, что к ним нельзя было прикоснуться…

Ричард Кнаак — достойный ученик «профессора Толкина». Человек, который сумел воспринять принципы толкиновской школы фэнтези практически дословно — и создать на их основе свой собственный, личный мир.

Мир, в котором маг Кейб Бедлам и его супруга Гвендолин снова и снова оказываются втянутыми в войны «меча и магии»…

Мир, в котором в полные покоя, солнцем залитые волшебные земли вторгаются безжалостные волки — рейдеры, не знающие пощады и владеющие ужасными колдовскими секретами…

Мир, в котором отважный Уэллен Бедлам отправляется во главе горстки смельчаков на дальний, легендарный континент, где, как гласит сказание, правит сильнейший из живущих ныне драконов — Пурпурный…

Где-то в стране Пурпурного Дракона таится, сказано, Книга драконов — ключ к тайнам великой волшебной Силы. Однако горе тому, кто дерзнет прикоснуться к Книге драконов, — и трижды горе рискнувшему вмешаться в ход истории Драконьего Царства…

Легенда о таинственном городе, скрытом в зеленых дебрях джунглей, не давала покоя многим искателям приключений и сокровищ.

Молодой капитан Кентрил Дюмон — опытный офицер, он не кинется сломя галопу в сомнительную авантюру. Но отказаться от предложения сопровождать старого мага к заколдованному городу он не смог. Легенды об Урехе говорят, что жители этого города вознеслись на Небеса. Возможно ли такое? И где остались все сокровища города?

Но прежде чем путешественники узнали правду, на их долю выпали нелегкие испытания: их подстерегали ловушки, магические заклятия, неведомые твари. Не все сумели добраться до цели, по те, кто уцелел в джунглях, еще позавидуют своим мертвым товарищам. Ведь Небеса стали подобны Преисподней в Урехе, а правду не отличить от лжи, Если Кентрил Дюмон не разгадает тайну древнего города, весь Мир погрузится во Тьму. Он не имеет права па ошибку!

Из тумана, из темных сумерек смерти, из небытия вылетел ворон. Ворон, рожденный в мире, где обитает народ призраков, в мире бестелесном и зыбком, в мире вампиров и монстров, чудовищ и привидений. В мире, где не живут, но жаждут жить. Он был Ворон. Он был — Голод. Он тоже хотел обрести жизнь, хотел так сильно, что понял: сила его — в боли и страдании других. Убивая, убивая и убивая, он становился все неуязвимее, все непобедимее. Так было, пока не встал на его пути Король — человек, которого звали Мертвец. И тогда схватились в смертельном бою тот, кто из смерти прорвался в мир жизни, и тот, кто из мира живых вырван был миром мертвых…

Популярные книги в жанре Фэнтези

Станислав Шрамко

На ознакомление

АКТ I

Загоняет в зловонный тупик Паутиной сплетенная ложь... Что ж, от боли ты бегать привык Hо куда от себя ты уйдешь?

Е. Ливанова.

Шаг. Другой. Третий. Боже мой, как трудно идти...

Hоги налились свинцом, спину ломит, а в голове снова поселилась боль. Я настороженно всматриваюсь в степь -- вроде бы, пока тихо.

Мне страшно. Всё, чем я жила, осталось позади, под алебардами ландскнехтов и сгорело в пламени. Я иду вперед. Шаг. Другой. Третий.

Капитан. Доброе утречко, привет-привет-приветик, мои наилучшие пожелания всем и каждому! Сколько же нас всего здесь, на борту нашего славного звездолета? Давайте-ка разберемся. С вами говорит, натурально, капитан — собственной персоной. Есть еще Первый помощник, с которым не все… как бы это помягче… ну, словом, он не совсем такой, как другие. Впрочем, с ушами у него все в полном ажуре. Доводилось мне встречать первых помощников с чертовски забавными лопухами, но к нашему такое определенно не относится. Значится, так… Еще имеется Бортинженер, запас слов у которого сводится к перечислению признаков износа клапанов, а также Чокнутый Второй помощник, который, запертый в кают-компании, выдирает там набивку из мебели и расстреливает заготовленными впрок комками шерсти приборы рассеянного освещения. Затем следует Связист, неизменно склоненный над своим вечно свистящим радиоприемником и всегда в наушниках. Бульканье и шипение, в которые он так внимательно вслушивается, по-моему, самый что ни на есть обычный звездный фон. Там ведь очень шумно — снаружи… Все, что ли? Никто больше на ум не приходит. Доблестный наш экипаж весьма невелик, зато все в нем как на подбор — одни офицеры. Сколько всего получается? Вроде бы шесть?

Действие большинства моих научно-фантастических произведений происходит в пределах одной истории будущего. Поскольку оно слагалось без плана вместе с романами и рассказами, в нем имеются некоторые вопиющие несоответствия, но общая схема такова: жители планеты Хейн колонизировали весь рукав Ориона в нашей галактике около миллиона лет назад. Все виды людей, открытые к данному времени, являются потомками хейнских колонистов (нередко генетически измененными для условий колонизируемой планеты или по иным причинам).

Большинство людей «живут в тихом отчаянии», и многие рассказы рождаются им же. Мы были в Англии, шел ноябрь месяц, на улице темнело в два часа дня, шел дождь, мой чемодан с рукописями потерялся где-то в Саутхэмптоне, я несколько месяцев ничего не писала, я не могла понять, что говорит зеленщик, а он не понимал меня. Это было отчаяние, только тихое — гордость, вы же понимаете. Так что я села и принялась безнадежно царапать бумагу. Слова, слова, слова. Я дошла до фразы «Попробуй побыть Амандой, — с кислым видом предложил тот, кто был рядом» и застряла. Год спустя («Бритиш Рэйл», к их чести, вернула мне чемодан, мы вернулись в Орегон, шел дождь) я нашла рукопись, и продолжала писать, и дошла до конца. Я так и не выяснила, как же должен называться рассказ — название, к моему восхищению, подобрала Вирджиния Кидд, мой агент.

Эта повесть отдельной книгой не выходила. Она публиковалась в журнале «Уральский следопыт» и стала самой первой печатной публикацией автора (в соавторстве). Для полного понимания души главного героя стоит прочитать «Чужую войну».

Дом моей тетушки стоял на углу Форума Хапсид. Его находили необычным, и, вероятно, таким он и был: эти полуночные стены и красные ставни, проступавшие на их фоне, толстые алые колонны. Гигантская сосна в саду взметнулась ввысь над крышей, и стоило завернуть за угол Восточной аллеи, как сразу же становились видны ее ветви. «Вон сосна твоей тетушки», — всякий раз оживленно говорила мне мать.

— Вон сосна твоей тетушки.

— Да, мама.

— Неласково обошлись с ней штормовые ветра, — с легкой неприязнью отметила мама.

История эта — вольное продолжение «Повести о дружбе и недружбе» Аркадия и Бориса Стругацких. Настолько вольное, что в нем уместился даже кусочек НИИЧАВО, правда, не того, знаменитого, описанного во всех подробностях в «Понедельнике», а всего лишь его петербургского филиала.

Действие происходит через 20, примерно, лет после событий исходной повести. Герои, в большинстве своем, те же — естественно, постаревшие. Конечно, чтобы скорее ухватить суть, желательно перед чтением пробежать глазами первоисточник. Впрочем, последнее пожелание относится к тем читателям, которые с повестью АБС не знакомы. Надеемся, что таких немного.

Автор не претендует ни на серьезность, ни на глубокий смысл, ни на какие-либо вселенские обобщения — и поэтому заранее просит прощения у тех читателей, которые не отыщут в повести ничего для себя полезного.

Итак, повинившись перед читателями, желаем всем приятного чтения.

Hиколай Власкин

Спектакль Жизни

или

Master of Puppets

The Chronicles by

Maiden Sword the Knight

Сердечно благодарю:

Hину Ефимову

Егора Летова

Группу "Металлика"

за оказанную в работе помощь.

ПРОЛОГ

Кукольный Мастер, зло усмехнувшись,

Дернет веревку - герой спотыкнется.

Так спотыкнется, что утром, проснувшись,

С ужасом диким, как псих, рассмеется.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Кто сказал, что Мальстрем бурлит лишь на нашей Земле?

Кто сказал — тот ошибся

Ибо есть и Мальстрем иной…

Тот, что заглатывает миры и вселенные. Мальстрем врывается на дальние, чужие планеты водоворотом дикой, убийственной энергии. И предвестник Мальстрема — «Летучий Голландец»

Кто сказал, что «Летучий Голландец» летит сквозь волны морские? Кто сказал — тот солгал.

Он рвется сквозь пространства, сквозь архипелаги звезд и буруны метеорных потоков. Вовеки проклятый. Обреченный на безысходные странствия в бесконечном Космосе. И на борту его — полустертое, забытое второе имя.

«ОТЧАЯНИЕ»

Какой мир, какая планета — следующая на пути «Летучего Голландца»?

Возможно, НАША?

Kто — следующие жертвы космического Мальстрема? Быть может, МЫ?

Ганс Кнайфель

СВЕТ ВО ТЬМЕ

Перевод с нем. В. Полуэктова

- Океан слишком велик, а лодка слишком мала и ее трудно увидеть, сказал Старик. Он заметил, как было приятно беседовать с кем-нибудь, а не только с самим собой или с морем.

Эрнест Хэмингуэй

Он был приговорен к смерти, хотя еще не знал этого.

Часы адской машины уже давно тикали в нем, и взрыв был лишь вопросом времени. Звук этого взрыва должен быть громким - его услышат как на планетах Альфарда, так и на Земле, а также на Альфе в южном треугольнике.

Радек Кнап

Франек

Чтобы получился сборник, нужно написать достаточно много хороших рассказов. Дебютанту это не всегда удается. Но бывают и исключения. Эта книга приобрела особый блеск благодаря жемчужинам, щедро разбросанным по ее страницам. Большой сюрприз для тех, кому еще дорога настоящая литература.

Ищите, и обрящете.

Станислав Лем

Краков, 3 мая 1994

1

Прежде, когда все еще было не так, как теперь, когда люди еще были бедны и потому с охотой собирались вместе и беседовали, были у моего дедушки два соседа.

Итак, обещанный рассказ с конкурса "Рваная грелка-2", победителем которого стал ЛЛео. Как и обещал, кидаю. Приветствуется любая критика.

Владимир и Татьяна Кнари

"Работа над ошибками"

Оставалось почти семьдесят лет, но что можно сделать за такое ничтожное время?

Мысль проскользнула в мозгу новорожденного, да так и осталась без ответа - тело младенца наконец взяло власть в свои руки, отключив сознание чёрта по имени Барток.