Лечебная кинология. Теоретические подходы и практическая реализация

Книга описывает различные подходы зоотерапии, раскрывает теоретические и практические вопросы лечебной кинологии, проблему единства человека и природы, партнерства и сотрудничества с животными, делает попытку предложить системный подход решения этих проблем, дает практические рекомендации. Обобщает научный и практический опыт многолетней работы сотрудников Фонда «Ордынцы» по развитию лечебной кинологии.

Эта книга предназначена для психологов, педагогов, кинологов, медиков, родителей и всех людей, которые не равнодушны к проблеме воспитания активной и полноценной личности.

В книге использованы фотоматериалы занятий из архива Фонда «Ордынцы» и рисунки детей, прошедших программу.

Отрывок из произведения:

Мы живем рядом с загадочными существами — собаками. Трудно написать об этом что-то новое. О кинологии, психологии и методах коррекции написано много разных книг. Наша книга — это попытка рассмотреть проблему помощи человеку в парадигме интердисциплинарного подхода и описать лечебную кинологию как метод, рожденный на стыке наук: кинологии, психологии, медицины и педагогики.

Рабби Бунам из Пржизухи, один из последних великих ученых хасидизма, рассказывает, что однажды он сказал своим ученикам: «Я хотел написать книгу, которая должна была называться „Адам“ и вместить в себя ей надлежало всего человека. Но затем я опомнился и решил не писать эту книгу».

Популярные книги в жанре Биология

Ранняя соя, вывезенная нами в 1893г из Азии и акклиматизированная в Европе, была выпущена в продажу в 1899г Гетмановским Имением. Соя наша проникла во все хлеборобные губернии и области России, а также заграницу и в нынешнем году в Каталоге Вильморена наша соя помещена, как очень ценная новинка. Наша соя названа Вильмореном очень скороспелой: extra-hatif.

Равным образом наша соя стала распространяться в Австрии, Германии, Румынии и т.д. В России, после опытов Г-на Чечота, получившего от нас семена ранней сои, наша соя стала распространяться в Северо-Западном Крае, в губ. Могилевской, Минской, Виленской, Черниговской и др., в Юго-Западном крае, в Земле Донских, Уральских, Кубанских казаков, на Кавказе, в Крыму в губ. Царства Польскаго и в некоторых областях Сибири.

«Социальное обучение» (social learning) — собирательный термин, который в последние два десятилетия интенсивно используется в этологии по отношению к способностям животных приобретать опыт, так или иначе связанный с взаимодействием с другими особями. Социальное обучение включает разные формы поведения, от сравнительно простых, таких как «социальное облегчение» (склонность к выполнению определенных действий лишь в присутствии конспецификов) до столь сложных как «инструктирование», нередко лежащее в основе формирования «культурных традиций» в группировках животных. Важная роль этих форм поведения в системе адаптаций давно осознавалась зоопсихологами, экологами и эволюционистами[1]

Леонид Викторович Крушинский (1911—1984) — чл.—корреспондент АН СССР, лауреат Ленинской премии, профессор МГУ им. М.В. Ломоносова — оставил богатое научное наследие в различных областях биологии: феногенетике, физиологии высшей нервной деятельности, патофизиологии, генетике поведения, этологии. Он создал оригинальные научные направления, получившие мировое признание. Главной проблемой, решению которой Леонид Викторович посвятил свою жизнь, было исследование закономерностей формирования поведения животных в норме и патологии. Счастливо сочетая тонкую наблюдательность натуралиста, высокий профессионализм, широкую эрудицию и искусстве экспериментатора Крушинский в биологической науке намного опередил свое время, и центральное месте в его творчестве занимает учение об элементарной рассудочной деятельности животных. Проблема разума животных практически не была разработана, поэтому наряду с И.П. Павловым, К. Лоренцом и Н. Тинбергеном, открывшими механизмы инстинктов и обучения Л.В. Крушинского по праву можно считать основоположником общей теории поведения.

Из книги З.А.Зориной, И.И.Полетаевой «Элементарное мышление животных: высшая нервная деятельность и зоопсихология»

Книга «Кризис аграрной цивилизации и генетически модифицированные организмы (ГМО)» посвящена сопоставлению объективных данных о кризисе современной аграрной цивилизации и попыток найти выход из него с использованием высоких технологии, направленных на выживание человечества. Успешность развития таких технологий в существенной степени определяет устойчивость развития каждого отдельного государства и, в целом, будущее человечества. Исторически человек всегда пытался облегчить собственное существование и благополучие. Однако в эпоху разворачивающегося глобального экологического кризиса возможности человечества компенсировать последствия своей деятельности, поддерживать свои основные параметры в пределах, пригодных для достойного существования самого человека, оказались почти исчерпанными. Техногенная цивилизация трансформировалась в «общество риска», в соответствии с детерминирующим взглядом общества на окружающую природу, выраженную в словах Мичурина «Мы не можем ждать милостей от природы. Взять их у нее — наша задача». В результате возникли проекты поворота рек, опустынивание, Чернобыль и многое другое... Однако достаточно давно начало развиваться новое научное направление, предполагающее не покорение природы, а детальное изучение и использование ее приемов. Это генетические и биологические технологии, определяющие лицо современной цивилизации. Книга адресована школьникам, преподавателям, специалистам в области биобезопасности, генетикам и биотехнологам, студентам и аспирантам, специализирующимся в соответствующих областях, всем интересующимся глобальными последствиями научно-технического прогресса для судеб цивилизации и культуры, биосферы и самой природы человека.

Самые первые системы, способные эволюционировать под действием естественного отбора, видимо, были устроены иначе, чем современные организмы, и имели иной состав. Ими могли быть кристаллы глины.

В статье рассказывается о знаменитом кругосветном плавании создателя эволюционной теории Чарльза Дарвина на корабле «Бигль». Описываются некоторые находки, сделанные им в ходе экспедиции, на территории Южной Америки. Эти находки оказались настолько необычными и удивительными, что побудили молодого ученого задуматься над вопросами происхождения видов.

 Homo sapiens olimpycus

 Небольшое эссе, на тему – истории, перспективы и принципиальной возможности неопределенно-долгой жизни для человечества.

 Кажется, каждый согласится, что смерть безраздельно правит в этом мире! При этом являя с жизнью – единое целое!

 Каждый рожденный – умрет!

Эта максима – неоспорима! Это столь очевидное, буквально повседневное явление сделало нас полностью покорными круговороту жизнь – смерть и, пожалуй, лишь религии, как мировые, так и та эклектическая мешанина, что занимает голову большинства наших просвещенных современников, пытаются протестовать против однозначности смерти. Они, на определенных условиях, предлагают своей пастве верить в жизнь после смерти, реинкарна́цию, и даже в воскресение «во плоти». Собственно на этом желании противопоставить хоть что-нибудь неизбежности этого круговорота и основана всякая религия. Хотя ее адепты и претендуют, обычно, на особое откровение...

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

В брошюре представлены разнообразные блюда кабардино-балкарской кухни.

Предназначена для широкого круга читателей.

Тот самый роман Кодзи Судзуки «Кольцо», по которому, снят нашумевший триллер «Ringu» и голливудский ремейк «The Ring».

Стоило Маргарет Диландэр переехать жить в Брэнт-Рок, как соседи начали довольно потирать руки, и вообще вся окру­га оживилась в предвкушении нового скандала. Распри между Диландэрами и Брэнтами возникали часто и славились остро­той развития. И если кто-нибудь взялся бы написать полную историю графства, он был бы вынужден посвятить отдельную главу отношениям между этими двумя семействами. Между тем по своим социальным статусам они так далеко отстояли друг от друга, что, казалось, принадлежали к двум разным мирам, к тому же находящимся в противоположных концах Вселенной. Брэнты по своему происхождению вправе были относить себя к высшей касте общества. Собственно, они так и делали, и держались по отношению к фермерскому сос­ловию, к которому принадлежала Маргарет Диландэр, так же примерно, как высокородные испанские идальго к обычным крестьянам, постоянно копавшимся в земле.

Маленькая корнуоллская гавань Пенкасла вся сверкала под раннеапрельским солнцем, которое, казалось, теперь на­всегда останется на небосклоне, оправдываясь за постоянный полумрак прошедшей зимы. Над туманной синевой неба и моря черной обрывистой махиной возвышалась скала. Вдали едва-едва виднелась полоска горизонта, разделявшая воду и атмосферу. Море было настоящего корнуоллского цвета: голу­бой сапфир, переходящий постепенно в синие тона, а под уте­сами, в смутно угадываемых бездонных глубинах – в изум­рудные. Там, из крутых обрывов, каменными пастями още­рились пещеры и выбоины в скалах.