Латвия под игом нацизма. Сборник архивных документов

Быстро стирается историческая память. Прошло всего полвека с тех времен, когда во всех странах антигитлеровской коалиции набатом звучало «это не должно повториться». И вот сегодня палачи и убийцы возводятся в ранг национальных героев. Каратели из полицейских батальонов, легионеры «Ваффен-CС», квалифицированные Международным Нюрнбергским трибуналом как преступники, преподносятся подрастающему поколению демократической Латвии как борцы за ее свободу и независимость.

Что же на самом деле происходило в Латвии в 1941 -1944 годах? Что представляли собой и как формировались латышская добровольческая «Вспомогательная полиция безопасности», чем в действительности занималась «команда Арайса», как действовали «айзсарги», так ли безгрешны легионеры?

Об этом и еще о многом другом можно узнать из предлагаемого читателю сборника архивных документов - Белой книги о Латвии периода фашистской оккупации.

Отрывок из произведения:

В 1993 году, спустя лишь два года после выхода Латвии из состава СССР, в столице республики Риге бывшему офицеру латышского добровольческого легиона СС Андрису Фрейманису торжественно был вручен Рыцарский крест, которым его наградил фюрер за оборону «Курляндского котла». При получении награды Фрейманис, как это положено истинным нацистам, воскликнул: «Хайль Гитлер!»

Ненормальный одиночка? Больной старик? Детская болезнь становления государства? Вовсе нет. Фрейманис, как оказалось, был лишь одной из первых ласточек современного латышского нацизма. В отличие от ситуации в России и других европейских государствах, где время от времени отдельные маргинальные группировки и национально озабоченные деятели пытаются эксплуатировать фашистскую идеологию, в Латвии нацистские настроения систематически и весьма эффективно культивируются влиятельными политическими силами, прямо или косвенно поддерживаются правящими кругами.

Другие книги автора Автор неизвестен -- История

Эта книга охватывает полтора века истории Римской империи — со 117 по 284 г. н. э.: «золотой век» империи, время правления династии Антонинов (117–180 гг. — Адриан, Антонин Пий, Марк Аврелий); правление династии Северов: Септимий, Каракалл, Гелиогабал, Александр (193–235 гг.); и так называемый «кризис III века» (от Максимина до Нумериана, 235–284 гг.). Останавливается повествование на пороге новой эпохи временного укрепления империи — когда императорам Диоклетиану (284–305 гг.) и Константу (306–337 гг.) удалось восстановить относительное единство державы еще на столетие.

Из нескольких посвятительных обращений следует, будто бы именно эти императоры поручили написать биографии своих предшественников шести историкам: Элию Спартиану, Юлию Капитолину, Вулкацию Галликану, Элию Лампридию, Требеллию Поллиону и Флавию Вописку. Мы ничего не знаем о них, больше они ничего не написали, и имена их больше нигде не упоминаются. Манера изложения и стиль у них одинаковы — все они пишут, как один человек. Поэтому в современной науке этих авторов принято называть scriptores historiae Augustae, «сочинители истории Августов».

Фрэнсис Гэри Пауэрс (англ. Francis Gary Powers, в официальных документах советского суда его второе имя неточно передано как Гарри; 17 августа 1929 г. – 1 августа 1977) — американский лётчик, в 1950‑е годы выполнял разведывательные миссии. Пилотируемый им самолёт был сбит над СССР 1 мая 1960 года.

Родился в Дженкинсе, штат Кентукки, в семье шахтёра (позднее — сапожника). Окончил колледж Миллиган близ города Джонсон-Сити, штат Теннесси.

С мая 1950 года добровольно поступил на службу в американскую армию, обучался в школе военно-воздушных сил в городе Гринвилл, штат Миссисипи, а затем на военно-воздушной базе в окрестностях города Феникса, штат Аризона.

После специальной подготовки Пауэрс был направлен на американо-турецкую военную авиационную базу Инджирлик, расположенную вблизи города Аданы. По заданию командования подразделения «10‑10» Пауэрс с 1956 года систематически совершал на самолете U‑2 разведывательные полеты вдоль границ Советского Союза с Турцией, Ираном и Афганистаном. 1 мая 1960 года Пауэрс выполнял очередной полёт над СССР. Целью полёта была фотосъёмка военных и промышленных объектов Советского Союза и запись сигналов советских радиолокационных станций.

Пилотируемый Пауэрсом U‑2 пересёк государственную границу СССР в 5:36 по московскому времени в двадцати километрах юго-восточнее города Кировабада, Таджикской ССР, на высоте 20 км. В 8:53 под Свердловском самолёт был сбит ракетами класса «земля–воздух» из ЗРК С?.

Как только стало известно об уничтожении самолета, президент США Эйзенхауэр официально заявил, что пилот заблудился, выполняя задание метеорологов, однако советская сторона быстро опровергла эти утверждения, представив всему миру обломки специальной аппаратуры и показания самого пилота.

19 августа 1960 года Гэри Пауэрс был приговорён Военной коллегией Верховного суда СССР по статье 2 «Об уголовной ответственности за государственные преступления» к 10 годам лишения свободы, с отбыванием первых трёх лет в тюрьме.

10 февраля 1962 года в Берлине на мосту Глинике Пауэрса обменяли на советского разведчика Вильяма Фишера (он же Рудольф Абель).

На родине — в США — летчика поначалу обвинили в том, что он не смог уничтожить разведывательное оборудование своего самолета, а также в том, что Пауэрс не покончил с собой при помощи отравленной иглы, которая была выдана специально для такого случая, однако после проведения военного дознания все обвинения были сняты.

В августе 1977 года Фрэнсис Пауэрс погиб в США при крушении пилотируемого им вертолета, когда возвращался со съемок тушения пожара.

Князь сей Дмитрий родился от именитых и высокочтимых родителей: был он сыном князя Ивана Ивановича, а мать его — великая княгиня Александра. Внук же он православного князя Ивана Даниловича, собирателя Русской земли, корня святого и Богом насажденного сада, благоплодная ветвь и цветок прекрасный царя Владимира, нового Константина, крестившего землю Русскую и сородич от новых чудотворцев Бориса и Глеба. Воспитан же был он в благочестии и в славе, с наставлениями душеполезными, и с младенческих лет возлюбил бога. Когда же отец его, великий князь Иван, покинул сей мир и удостоился небесной обители, он остался девятилетним ребенком с любимым своим братом Иваном. Потом же и тот умер, также и мать его Александра преставилась, и остался он на великом княжении.

В этом сборнике помещены статьи, напечатанные в журнале "Нива" № 19 от 10 мая 1903 г., в дни, когда отмечалось 200-летие С.-Петербурга. Автор(ы) статей в журнале не указан(ы).

Как строился и заселялся Петербург?

I.

Петербург вырос не совсем обыкновенным порядком.

Обыкновенно бывает так, что города возникают как-то сами собою: понравится известное место сразу многим людям, собираются они воедино по доброй воле и собственному желанию, строят дома, принимаются за ремесла и занятия и начинают жить да поживать.

Задача предлагаемого читателю сборника – дать подбор воспоминаний и документов, связанных с одним из наиболее ярких эпизодов начала Великой русской революции, – с отречением Николая II.

Сборник дает почти исчерпывающий подбор свидетельских показаний, повествующих о том, как и в какой обстановке произошло отречение последнего русского царя.

Наряду с основным для Азербайджана вопросом - восстановлением территориальной целостности - азербайджанское общество волнуют и многие сопутствующие проблемы: роль и интересы Ирана в конфликте, судьба азербайджанских памятников на территориях, контролируемых армянами, и многое другое. Сборник дает читателю возможность глубже понять мотивацию многих международных шагов азербайджанской стороны и не оставляет сомнений в том, что карабахское урегулирование является сегодня важнейшим элементом не только внешней, но и внутренней политики Азербайджана.

Краткая история России и Советского Союза (американский взгляд)

СОДЕРЖАНИЕ:

1 ДРЕВНЯЯ РУСЬ

2 КИЕВСКАЯ РУСЬ

3 ТАТАРСКОЕ ИГО

4 МОСКОВСКОЕ ГОСУДАРСТВО

5 ПЕРВЫЕ РОМАНОВЫ

6 ПЕТРОВСКАЯ ЭПОХА

7 РОССИЯ ПОСЛЕ ПЕТРА ВЕЛИКОГО

8 ЕКАТЕРИНА II

9 ПАВЕЛ I

10 АЛЕКСАНДР I

11 НИКОЛАЙ I

12 КРЕПОСТНОЕ ПРАВО

13 АЛЕКСАНДР II

14 АЛЕКСАНДР III

15 ЦАРСТВОВАНИЕ НИКОЛАЯ II

Хеттские законы

Хеттские законы дошли до нас в одной древнехеттской копии ок. конца XVI - начала XV вв. до н.э. (конец Древнехеттского периода) и в нескольких более поздних (Новохеттских) копиях (около XIII в.). Язык законов близок к древнехеттским текстам. Законы представляют собой один из наиболее важных источников для реконструкции экономической и социальной структуры хеттского общества, а также его правовых установлений[i]. Текст Законов непрерывен, деление на статьи принадлежит исследователям. Перевод и интерпретация многих статей и особенно терминологии хеттских текстов во многом остаются спорными и гипотетичными[ii] (см. дискуссии в указанной ниже литературе).

Популярные книги в жанре История

Программа создания систем облегчённого стрелкового оружия для американской армии (LSAT).

Маленький остров, затерянный в Атлантическом океане, стал последним прибежищем Наполеона. Те пять с половиной лет, которые он провел здесь (1815—1821), можно назвать временем угасания и медленной агонии великого человека, умерщвляемого бесконечными и по большей части бессмысленными придирками английских тюремщиков и самой природой этого унылого острова — Скалы, как называли его французы. Едва ли кто-нибудь смог бы лучше рассказать о жизни Наполеона и других обитателей острова, нежели Жильбер Мартино — человек, в течение сорока лет занимавший должность хранителя Французских владений на Святой Елене и собравший бесценный материал о последних годах жизни Императора французов и его окружении.

Несмотря на то что у Франции и России никогда не было общих границ, интересы двух государств имели множество точек соприкосновения. Ни у одной из этих стран не было и не могло быть территориальных претензий. Россия, в отличие от Англии, никогда не претендовала на французские колонии и не была конкурентом в промышленности и торговле. Напротив, французская культура и французский язык в среде русских образованных людей XVIII -XX веков пользовались особой любовью. И тем не менее в течение последних пяти веков Франция и Россия гораздо чаще были соперниками, нежели союзниками.

Новая книга военного историка А.Б. Широкорада рассказывает об известных и неизвестных сторонах в отношениях двух великих держав.

Критика социальных наук — это ответ на современный кризис гуманитарного знания. Социальные науки родились как идеология демократии, поэтому их кризис тесно взаимосвязан с кризисом современного демократического общества. В чем конкретно проявляется кризис социальных наук? Сумеют ли социальные науки найти в себе ресурсы для обновления или им на смену придет новая культурная практика? В книге известного историка Н. Е. Копосова собраны статьи и рецензии, посвященные истории и современному состоянию социальных наук, и прежде всего — историографии. В центре внимания автора — формирование и распад современной системы основных исторических понятий.

«Арутюн Халибян» открывает новую книжную серию «Жизнь замечательных нахичеванцев». Этот труд — не просто биография одного из жителей «города, которого нет» (так назвал однажды Георгий Багдыков Нахичевань-на-Дону), Цель настоящей работы — показать, как сохранившийся до наших дней уникальный портрет А. П. Халибяна кисти гения живописи мариниста И. К. Айвазовского дает возможность оценить облик человека, жившего в первой половине XIX века и руководившего армянским самостоятельным городом Нор-Нахичеван. Книга — попытка не только изучить, но и оценить его деятельность как городского головы, внесшего огромный вклад в становление и развитие торговли, ремесленничества, просвещения родного города. Ведь, бесспорно, в том, что современники называли Нор-Нахичеван (Нахичевань-на-Дону) одним из лучших городов юга России, есть большая доля заслуг А. П. Халибяна.

Французская революция и войны конца XVIII — начала XIX века изменили политическую карту Европы и привели к большим переменам на других континентах. Захват Наполеоном Испании и Португалии нанес разрушительные удары по колониальным империям и вызвал подъем национально-освободительного движения народов Латинской Америки. Активнейшим участником и одним из лидеров вооруженной борьбы за освобождение южноамериканских стран от испанского и португальского владычества стал британский моряк Томас Кохрейн, ранее прославившийся в войнах против Франции. Лорд Кохрейн прожил необыкновенную и полную приключений жизнь, а его военные подвиги поражали свидетелей и современников и продолжают волновать любителей истории.

О том, что «подвиг» панфиловцев, известный каждому русскому со школьной скамьи, – чистейшей воды миф, было известно давно. Еще со времен той самой войны.

Один из панфиловцев верой и правдой служил в фашистской полиции. Другие «мертвяки» тоже были вполне ходячими…

Однако, русские свято верят, что правда в их жизни может только навредить. Поэтому герои русских – все как один, фальшивки. Совки всегда боялись правды, как огня. Боялись ломки сложившися фальшивых ценностей в насквозь фальшивой жизни. Так боятся ее наркоманы.

Знаменитый русский историк, ректор Московского университета (1871–1877), академик Петербургской АН (с 1872 г.). Основатель яркой литературной династии, к представителям которой следует отнести его детей: Всеволода, Владимира, Михаила и Поликсену (псевдоним — Allegro), а также внука Сергея.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

В книге А. Азимова собраны ценнейшие научные данные из истории Англии. Повествование охватывает исторические события, начиная с ледникового периода и заканчивая временами Великой хартии вольностей. Автор исследует влияние других цивилизаций — римлян, викингов — на развитие политики, науки, религии и культуры этого государства.

Внимание! Старая орфография!

Изданіе автора.

Въ 200-лѣтнюю годовщину основанія Петрограда и въ вѣчную память его основателя, Петра Великаго, покровителя Галицкой Руси, жителямъ столицы Державной Руси подноситъ въ дарѣ житель столицы Подъяремной Руси.

Въ предлежащей брощюркѣ собраны записки, замѣтки и грамоты, находящіяся въ галицкихъ, – русскихъ и полъскихъ, – рукописныхъ u печатныхъ источникахъ, и касающіяся пребыванія императора Петра Великаго въ Галицкой Руси и его отношѣнія къ ея русскому населенію.

Если бы знаменитый криминолог Ломброзо увидал некоего Нечаева, которого мне пришлось обвинять в Казани весной 1871 года, то он, конечно, нашел бы, что это яркий представитель изобретенного итальянским ученым преступного типа и прирожденный преступник-маттоид.

Маленького роста, растрепанный, с низким лбом и злыми глазами, курносый, он всей своей повадкой и наружностью подходил к излюбленному болонским профессором искусственному типу. Он представлял вместе с тем и своего рода психологическую загадку по той смеси жестокости, нахальства и чувствительности, которые отражались в его действиях.

Иванов А.А.

Кто сказал, что мы первые в этом мире?