Квантовая сказка

Владимир Дрыжак

КВАНТОВАЯ СКАЗКА

Мальчика звали Петькой, а робота-воспитателя - Гамлетом. Робот был уже глубоким стариком. Он принадлежал к первому поколению роботов-разведчиков, предназначенному для высадок на неведомые планеты. Теперь таких планет уже почти совсем не осталось, и надобность в роботах его класса отпала. На смену ему сначала пришли роботы-строители, потом роботы-ремонтники, а совсем недавно появились роботы-исследователи. Поговаривали, что скоро должна появиться роботы философы и роботы поэты...

Другие книги автора Владимир Дрыжак

Владимир Дрыжак

ВЕДРО ЛЯГУШЕК

Обычно до десяти утра я никого не принимаю. И называется это - "шеф работает". На самом деле, утренние часы я посвящаю разного рода писанине и разбору текущих бумаг. Но иногда я думаю. Например, сегодня.

Я - директор института. Уже шесть дет, и все шесть не устаю удивляться этому странному обстоятельству.

Собственно, внешне все вполне благопристойно. Я - доктор физико-математических наук, член-корреспондент. У меня вполне определенное, хотя и не сказать, чтобы громкое имя, во всяком случае, на конференции приглашают регулярно. И школа есть - каждый год два-три аспиранта защищаются. И было время, когда я опубликовал несколько пионерных работ, которые легли в основу и стали краеугольным камнем...

Владимир Дрыжак

СРОЧНОЕ ПОГРУЖЕНИЕ

Фадину позарез нужен был алюминиевый уголок. Кухонная посуда хлынула через край польского гарнитура. Жена объявила, что не намерена больше терпеть его пассивность в деле дальнейшего раскрепощения женщины и устройства ее быта. Речь шла о том, что Фадин, как порядочный человек, теперь просто обязан сделать на кухне стеллаж. Иначе, как говорится, развод и девичья фамилия.

Проблема уголка росла, как фурункул, до тех пор, пока однажды на перекуре в туалете компетентные товарищи, выслушав стенания Фадина, не растолковали ему, что если он отправится на городскую свалку, то вернется оттуда алюминиевым Крезом.

Данный опус является самостоятельным произведением, тем не менее, он продолжает тему романа "Точка бифуркация", сохраняя преемственость в части основной фабулы, главных героев и некоторых весьма сомнительных идей.

Текст эссе о "системе модульного бессмертия" из главы 15 не принадлежит перу автора, но "как есть" изъят с какой-то интернет-страницы приблизительно в 2002 году. Хотя сама по себе эта идея не оригинальна (см., например сказку Волкова "Волшебник Изумрудного города", в части, касающейся Страшилы Мудрого и Железного Дровосека), автор считает своим долгом выразить признательность неведомому соавтору хотя бы за то, что он не побоялся вынести на суд интернет-сообщества свои пока еще фантастические идеи, изложив их достаточно связно и последовательно.

Владимир Дрыжак

ВИКТОР СЕРГЕЕВИЧ ПРОТИВ ЦРУ

Машке, Дашке, Митьке и их маме посвящается

Командующему ПВО РА

генерал-полковнику Тулупову

Ориентировка

Довожу до вашего сведения, что 25.06.... в 16.20.32 по местному времени станциями слежения ПВО Зап.Сиб.ВО в зоне над Красногорском зарегистрированы аномальные световые вспышки на высоте от 30 до 50 километров, сопровождавшиеся высоким уровнем радиопомех. Никаких посторонних летательных аппаратов в воздушном пространстве в указанное время не зарегистрировано. Выписки из журналов наблюдений станций ПВО прилагаю.

Владимир Дрыжак

ЭЛЕКТОРАТ

Электоратом Кузькин стал на другой день после штурма Белого дома. Сам он, правда, об этом еще не подозревал.

Нет, Белый дом Кузькин не штурмовал и в рядах защитников не стоял по той простой причине, что жил он отнюдь не в Москве и даже не в Санкт-Петербурге. В том городе, где жил Кузькин, были всякие дома: купеческие, дом политпросвящения, крайком и прочие. Дома были красные с разводами, цвета речной волны после аварийного сброса, цвета хаки и других неброских оттенков спектра радуги. Но Белого дома в этом городе исторически не сложилось ни одного.

Владимир Дрыжак

ВОСКРЕСЕНИЕ ПЕТРОВА

Петров медленно шел по улице.

Он шел по улице и... И шел себе, куда ноги несли.

В общем, Петров теперь не знал, что с собой делать. То есть, он понимал, что можно, например, ничего не делать, но точно знал, что теперь это бесполезно. Либо он начнет что-то с собой делать, либо это произойдет без его участия.

Душа Петрова (а у Петрова была душа) то жалобно поскуливала, то угрюмо бурчала, а самочувствие было настолько отвратным... Хоть иди в церковь и свечку ставь, А где та церковь, и есть ли она вообще? Петров полагал, что последнюю церковь взорвали еще в тридцатые годы, потому что она бросала тень на светлое будущее...

Владимир Дрыжак

ДОРОЖНОЕ ПРОИСШЕСТВИЕ

Космоцикл пришвартовался у тамбура.

Сикоморов включил телекамеру и открыл гермоворота. Он увидел, как колпак откинулся и из-под него выскользнула фигура в легком скафандре.

"Кто бы это мог быть? Не иначе с Юпитера залетел, подумал Сикоморов. - Далеконько однако..."

Он загерметизировал тамбур, включил подачу воздуха и стал ждать. Минут через пять в рубку влетел некто, держа шлем от скафандра под мышкой. Он сделал вираж, оттолкнулся от боковой панели, завис над креслом Сикоморова и строго заявил:

Владимир Дрыжак

ТОЧКА БИФУРКАЦИИ

Глава 1

"Так что давай, Гиря, шевели тупым концом... Твое базисное направление в этом деле - человеческий фактор."

И далее:

"Мой тебе совет, бумажки пока не читай - после почитaешь. Начни с медиков. Медицина, Гиря, огромная сила. Они - врачи то есть - видят всех нас насквозь. Может эти наши подследственные все сплошь сумасшедшие, а по бумажкам проходят как нормальные. Тогда с ними и возиться не стоит."

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Если говорить о сюжете, то это типичная антиутопия, со свойственной ей недосказанностью и скомканной, отвлеченной концовкой. (По образцу: «страшно подумать о счастье…»)

Построение текста не сказать, что новаторское. Но от прямого повестования автор отказался. Это россыпь историй о людях, оказавшихся под властью инопланетной цивилизации. Калейдоскоп. Яркие вспышки. Предельно живые, и от этого не менее страшные.

© ЛенкО (aka choize)

Знаете, какие мысли, воспоминания и ощущения возникают у человека, когда ему на ночь глядя вышибают мозги из пистолета?..

* * *

Вы никогда не пытались ночью блевать с балкона второго этажа, и прямо на улицу? Не рекомендую. Потому что внизу могут оказаться двое молодых ребят, выворачивающих карманы у убитого ими прохожего.

Мои потуги их несколько изумили, а, опомнившись, один из них вытащил «магнум». А может быть, и не «магнум», может быть «ПМ» или ещё чего-нибудь другое — в темноте плохо видно было. Первое, что я подумал, что ребята обшаривают пьяного. Второе — что у пьяного не может быть такой, расползающейся из-под затылка по асфальту, кровавой лужи. Третье — что игрушка этого парня очень похожа на настоящий пистолет. Четвёртое — твою мать! Проблеваться не выйдет.

Специалисту по связи Джеффу показали мистера Неллита, гостя-антареанина, стройную золотистую тварь в перьях. Он приехал чинить гиперрадио. К началу второй недели работы антареанину выделили комнату в одной из квартир через двор от Джеффа. В тот же вечер они устроили в честь Неллита вечеринку. Жена Джеффа, красотка Мардж, целый вечер проговорила с Неллитом. Затем Джефф стал частенько видеть их по вечерам в садике на крыше. А затем…

© ozor

Комичная фантазия Занната Ньоро, едва прозвучавшая в его волшебном сне, воплотилась в реальность — планету Скарсиду и её проблемы. А Моррис обрёл возможность встретить снова своего Спутника, Живую Душу — Ингу Марушевич.

Месть, пылающая в душе Айрона Коэна, открыла ему путь к самой необычной форме жизни во Вселенной. Но враг, с которым он схватился в Поединке, есть существо, чей разум исчисляет миллионы лет… локального времени. И в этой непостижимой, холодной душе живёт свой неугасимый огонь.

Идея оказалась потрясающей. Правительство было в восторге. От восхищения члены кабинета даже забыли наградить докладчика аплодисментами, не говоря уже об орденах и медалях. Впрочем, если поразмыслить, что и сделал потом Президент, то награждать-то было не за что — он сам о чем-то подобном думал. Да потом это решение очевидное, если заглянуть в историю. Десятки тысячелетий, а может быть, и миллионы лет назад вход в пещеру сторожил косматый получеловек с дубиной в мощной лапе. В дальнейшем свою долину стерегли люди в шкурах с копьями в руках, потом границы своего государства охраняли дозорные на конях со щитами, пиками, мечами и саблями, а уж потом появились винтовки, пулеметы, пушки, корабли, самолеты.

Загадки будущего проще и куда доступней тайн прошлых веков. Чтобы разогнуть очередной знак вопроса, выставляемый набегающим завтра, мы сочиняем гипотезы, обкатываем их экспериментально или на компьютерах, обламываем на противоречиях и из руин этих ошеломляюще смелых или, наоборот, пугливых, как серна, гипотез монтируем добротное здание типового караван-сарая теории. В прохладе сего гулкого помещения разгоряченный ум исследователя отдыхает, переваривая стебли вопроса, еще вчера цветущего и волнующего, как ковыльная степь в буйном набеге весны, а ныне — как та же степь, обработанная под английский газон или, напротив, вытоптанная, будто промчались по ней бесчисленные табуны сказочных времен.

В кабинете Писателя-фантаста длинными рядами теснились книжные шкафы. Сквозь стекла были видны корешки десятков тысяч книг. На почетном месте стоял шкаф с произведениями самого хозяина кабинета. Писатель сидел в кресле, за рабочим столом, а Журналист, берущий у маститого автора интервью, напротив. Календарь на столе показывал 24 ноября 2055 года.

— …Уэллс? — без всякого выражения переспросил Писатель. — Вы сказали — Уэллс?

— Ну, конечно же, Уэллс! — воскликнул Журналист.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Владимир Дрыжак

НЕКОМПЛЕКТНАЯ ПОСТАВКА

Приятелю моему, Матюхе, посвящается

Станция - этот форпост передовой науки - располагалась на задворках вселенной. Именно здесь, вдали от пронырливых репортеров и досужих зевак, решено было провести эксперимент.

До сих пор все шло как по маслу. Средне-локальная плотность вещества неумолимо падала, и недалек был тот день, когда впервые за восемнадцать с половиной миллиардов лет можно было вздохнуть с облегчением. Хотя каждый миллиграмм кислородно-азотной смеси на Станции был на учете, и слишком глубокие вздохи категорически не приветствовались руководством. Ибо каждый лишний атом здесь влиял на среднелокальную плотность, а, следовательно, препятствовал выполнению главной задачи и ставил Эксперимент под угрозу срыва.

Владимир Дрыжак

ПОЛЛИТРА БЫТИЯ

(ЧИТОЧЕК ИСКУПЛЕНИЯ)

Компания мух дружно ввалилась в помещение и с гвалтом рассосалась по стенам. Инспектор высунулся в окно и повертел головой. Улица не содержала ничего примечательного: квелые тополя с поникшей пыльной листвой, вялые прохожие да очумелые от жары воробьи. Короче, полный пейзаж.

"Ну вот, уже конец августа, - подумал инспектор отрешенно. - Лето прошло, а отпуском даже не пахнет. И, судя по всему, не запахнет до конца октября... Плакало море!.. И черт с ним. Лучше съезжу к тетке - картошку помогу выкопать, карасей половлю...".

Владимир Дрыжак

ВСЕВЫШНИЙ СИДОРОВ

Вначале было слово.

Вернее, не слово, а некоторое понятие. А именно: "первичный бульон". Это понятие заскочило в мозг Сидорова из статьи в журнале "Химия и жизнь". Речь в ней шла о том, что вот, мол, был в первобытном океане этот самой первичный бульон, а потом то да се, вулканическая сера (или магма?), грозы страшной силы, жесткое гамма-излучение (или бетта?), в общем, условия самые невероятные, если не сказать хуже, но в результате из первичного бульона, содержащего зачатки аминокислот, появились сами аминокислоты, а потом, постепенно, белки, жиры, углеводы и все прочее. То есть, это было начало древа жизни, которое, быть может, заканчивается нами. А может быть, и не заканчивается...

Аэлита Дубаева

Последний глоток

В самый разгар летнего сезона неожиданно пляжи всего лазурного побережья были закрыты на профилактику.

На набережной, вглядываясь в море, толпились любопытные. Одни говорили, что ночью в море упал метеорит, другие уверяли, что проснулся подводный вулкан и кто-то видел, как огненный язык выплеснувшейся лавы лизнул ночное небо, третьи говорили о неизвестной подводной базе, подводном взрыве, четвертые несли околесицу о чем-то сверхъестественном, туманно объясняя невесть откуда взявшиеся сомнительные подробности о светящихся обломках, выброшенных ночью на берег. Но толком никто ничего не знал.