Кужма в Белоруссии

Н.Лопатин

КУМЖА В БЕЛОРУССИИ

Эта красавица, родственница лосося и прародительница форели, стала для Белоруссии редкостью. Многие ихтиологические экспедиции вообще не находили кумжи в пределах республики. В материалах

МосГИДеп (1951 г.) вскользь упоминается: "Нерестилища кумжи расположены в одних местах с лососем" (что для БССР не всегда верно). П. И. Жуков (1958 г.) указывает: "Местное население Принеманья не отличает кумжи от лосося, и лишь при тщательных расспросах рыбаки указывают, что часть вылавливаемых ими лососей бывает обильно покрыта черными пятнами, спускающимися по бокам .почти до брюшка".

Другие книги автора Николай Борисович Лопатин

В книге рассказывается о приемах и способах ловли рыбы в реках, озерах и водохранилищах, о приманках и конструкции рыболовных снастей. Приводится календарь рыболова, основанный на связи явлений природы с изменениями в жизни рыб.

Предназначена для рыболовов, охотников, ихтиологов.

Н.Лопатин

ИЗУЧЕНИЕ ВОДОЕМА И ПОИСК РЫБЫ

Перед рыболовом, впервые оказавшимся на каком-либо водоеме, возникает вопрос: где искать рыбу? Тот же вопрос возникает и при изменении условий ловли на старых, хорошо разведанных местах. Многие рыболовы жалеют время на поиск стоянок рыбы даже на незнакомых водоемах. И лишь некоторые любители ловли, от природы наделенные наблюдательностью, способны замечать многое, ускользнувшее от внимания других, делать выводы и принимать соответствующие решения. Они, не жалея времени и сил, быстрее других постигают особенности новых водоемов, изучают их рельеф, глубину и грунт дна, характер течения, определяют размещение коряж-ника, топляков и валунов, а также расположение водорослей. Они почти безошибочно определяют местонахождение различных рыб и лучшее время их ловли с учетом всей суммы природных явлений: температуры воды и воздуха, направления и силы ветра, цвета и уровня воды, прилета и отлета птиц, цветения растений, появления насекомых, состояния льда и снега, а также других признаков.

Н.Лопатин

ОТВЕСНОЕ БЛЕСНЕНИЕ

Множество городских и сельских рыболовов Белоруссии отдают предпочтение отвесному блеснению, которое по активности действий сродни спиннингу. Традиционные самодельные снасти обычно довольно просты. Можжевеловый удиль-ник длиной до 70 см с мотовильцами, вмещающими до 20 м лески диаметром 0,4 - 0,5 мм, блесна, очень похожая на "облитень", описанный еще Л. П. Сабанеевым, применяется для ловли на глубинах, а пластинка - для ловли на отмелях, называемых у нас "горы". Блесны сельчан отбирались многими поколениями рыболовов и, хотя имеют зачастую нетоварный вид, обладают завидной игрой и уловистостью.

Популярные книги в жанре Хобби и ремесла
Автор: NOZHRU

Бесплатная ножевая онлайн-газета

В предлагаемой книге рассказывается о водоемах Кубани, открытых для любительского лова рыбы, даются советы о том, где, когда и какими снастями ее ловить. В специальном разделе помещено описание рыб, обитающих в водоемах Краснодарского края. Библиофил с интересом познакомится с тем, что сказано о человеке с удочкой в произведениях художественной литературы.

ВЫРАЩИВАНИЕ КОМНАТНЫХ РАСТЕНИЙ

ОСНОВНЫЕ ОРГАНЫ РАСТЕНИЯ

Растение - живой организм. Каждое растение - дикорастущее, сельскохозяйственное, садовое, комнатное - представляет собой сложный живой организм. Первоначально все растения были дикорастущими, и человек использовал для себя то, что они давали в природе. С течением времени человек отбирал в природе наиболее полезные для себя растения и возделывал их, чтобы получить тот или иной продукт в наибольшем количестве и наилучшего качества.

КОЕ-ЧТО О ТАРАКАНАХ

Татьяна ФЕДОТКИНА

Таракан из преисподней

За контроль над моей кухней боролось настоящее исчадье ада! Он был омерзительным. Он вызывал у меня одновременно благоговение и трепет. Он с первых же минут знакомства заставил бояться и уважать себя, и я поняла, что он станет моим хозяином. Он - мадагаскарский таракан - будет диктовать правила нашей совместной жизни. Наши пути пересеклись случайно - о таких встречах говорят: это судьба. И дернул же меня черт пожаловаться друзьям-энтомологам на обилие домашних тараканов, обнаглевших до того, что они уже инспектировали содержимое моих кастрюль! - А нет ли такого зверя, - поинтересовалась я, впрочем, особо не рассчитывая на удачу, - чтобы жрал этих тараканов как родных, а то убивать их мне не позволяет непреодолимое чувство брезгливости? - Как же, как же, - сладким голосом ответили мне, доверчивой, приятели и повели в дальний угол, где приткнулась невзрачная застекленная коробка. вот они, родимые, первые враги тараканов. - Беру не глядя! - заорала я, не подозревая, что за сюрприз ждет меня через минуту. Повторяю, он был омерзительным. Все его тело покрывала черная броня, на морде красовались огромные, страшные до жути глазищи, а усы... Боже, какие это были усы! Их длина превышала размеры самого таракана, который оказался почти с мою ладонь. Одним словом, это был жук, тот еще жук. Когда милым энтомологам удалось-таки привести меня в чувство, я услышала долгую, занимательную повесть о кровной вражде моего нового знакомого и домашних рыжих тварей. Да-да, не удивляйтесь: это была кровная вендетта, и даже более того - вражда видов. Лишь один из них мог выжить и контролировать определенную территорию, в данном случае - мою собственную кухню. Даже только что оклемавшаяся после обморока, я понимала: у мадагаскарского таракана - шансов несравненно больше. - Он сожрет всю "твою" тараканью мелочь, - убеждали меня люди, жизнь отдавшие этим самым тропическим тараканам, - он выест все кладки, у тебя не будет проблем. - А он? - от мысли, что в кухне будет охотиться такое чудище, хотелось плакать. - Он? Так он же тропический, ему жара нужна. - поживет у тебя несколько месяцев, выведет тараканов и потом сам тихо сдохнет. - А он не того... не самка? Не беременная самка? - Обижаешь! Что же мы, по-твоему, таракана-мальчика от девочки отличить не в состоянии! - А... интернациональные связи у них не в обычае? А то как мутанты разведутся... - Да не разведутся, не разведутся. Да не бойся ты его так, давай руку. Бояться было стыдно, вроде взрослая уже девка, и я протянула руку. Таракан замер на ладони. Я осторожно дотронулась пальцем до его спинки, и... истошный вопль потряс комнату. От моего, клянусь, ласкового прикосновения таракан внезапно запрыгал на одном месте и отчаянно заверещал, в ту же минуту он полетел на пол, а я оказалась на метр в стороне. - Он не разбился? - чувство жалости пересилило отвращение, брать на себя смерть ни в чем не повинного таракана не хотелось. - Да не сдох, не сдох, - успокоили меня приятели. - Имей в виду: он еще когда бегает, сильно ногами топает. "Соседи приходят, им слышится стук копыт", - обреченно подумала я, осторожно убирая коробку с тараканом - все-таки божья тварь! - к себе в сумку. Коллегам, которые, не урезонь я их, заставили бы бедного гостя с Мадагаскара прыгать и верещать до потери пульса, сам таракан о понравился, а мое peшение взять его в дом - не очень... - Подумай, - увещевали они, - просыпаешься так среди ночи-а у тебя в кухне топот стоит, черный таракан за рыжими гоняется... Я крепилась - не выкидывать же. Срочно придумала ему имя, чтобы он стал мне как-то роднее - все-таки не какой-то там таракан, а мой, по кличке Филипп. Между тем на улице похолодало, и отпустить таракана в прохладную кухню означало погубить его. Я начала уходить с работы пораньше, чтобы успеть купить Филиппу свежих яблок. Замирая от страха и отвращения, я, стараясь не потревожить таракана, изымала старые кусочки фруктов и клала в коробку новые. Буквально через секунду Филипп резко разворачивал ус в сторону угощения, следом перемещался второй ус, после чего к яблокам направлялся и сам таракан. Филипп смаковал капельки яблочного сока, как истинный гурман. Однажды он сбежал. Я взяла коробку и... о ужас Он же сдохнет! Сдохнет от холода! Поиски увенчались успехом, Филипп сидел в кресле и обиженно таращил усы в разные стороны. - Как же ты, зараза, сдвинул крышку! А потом на улице потеплело, да и батареи работали на полную катушку, настало время объявить Великую охоту. Я открыла крышку. Tpи дня Филипп приходил домой, в коробку, а потом исчез. Три месяца после этого у меня не было тараканов... Теперь рыжие снова завоевывают территорию - где мой Филипп? Может, не вынес превратностей русской зимы, а то, чего доброго ушел к соседям... Не убили ли они бедняжку? А недавно кое кто из коллег, еще не забывших моего Филипка, поинтересовался, нельзя ли им достать такого же, уж болльно тараканы одолевают. Я тоже подумываю завести еще одного "домашнего любимца". А что? Пусть лучше громко топает на кухне один громадный таракан, чем тихо шныряет прорва мелких.

И женщины, и мужчины хотят в любой ситуации выглядеть модно и стильно, но при этом не выходить за рамки сложившегося образа. В этом помогут аксессуары: шарфы, платки, парео и галстуки. О том, как оригинально носить их, а также правильно подобрать в зависимости от стиля одежды и типа фигуры, рассказывается в этой книге. Вы также узнаете, как превратить классический галстук в модное украшение женского костюма или завязать платок или шарф таким образом, чтобы он органично дополнял мужскую одежду. А любителям рукоделия пригодятся советы, как сделать стильный аксессуар своими руками, например, вышить или расписать в технике батика.

Максим Голубев. Рыболов-энтузиаст. Основная специализация – спиннинг во всех его проявлениях. Считает, что рыбалка должна приносить в первую очередь удовольствие, а во вторую – улов. Предпочтения: ловля форели, басса.

Алексей рыболов-любитель. Энтузиаст, исследователь и пропагандист бейткастинговой ловли. Автор статей по мультипликаторным катушкам, их устройству и тюнингу. В своих статьях Алексей старается развеять многие стереотипы, сложившиеся по отношению к бейткастинговым снастям.ведите сюда краткую аннотацию

Рыбная ловля является одним из самых популярных способов проведения досуга. Существует множество рыболовных клубов, периодических изданий, интернет-сайтов, посвященных рыбалке, именно поэтому мы решили написать книгу об особенностях рыбной ловли семейства карповых и помочь вам подробнее разобраться в этой ловле. Книга будет интересна и рыболовам-профессионалам, и любителям.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Сергей Лопатин

Эсфирь

Посвящается Н.С.

"There is only one kind of love that lasts - unrequited love."

Woody Allen

Сейчас мне пятьдесят. Тогда было значительно меньше, хотя, как знать. Пятнадцать мне тогда было. Я всегда хотел и хочу, чтобы мне было пятнадцать, и совсем не из-за того, что было у меня в этом возрасте что-то тёплое, о чём мне приятно вспоминать, напротив, и вспоминая что, мысленно возвращаясь к чему, я хотел повторить это во времени, подкрепив фантазию её противоположностью. Нет, возвращаться мне в свои пятнадцать лет вовсе не хотелось, и не было тогда ничего, что бы вызывало тоску у меня сейчас. Прошедшие годы высушили всю живость воспоминаний, как высушивают они какой-нибудь засушенный листок, некогда случайно влетевший в забытую потом книгу - он отдал годам всю жидкость, наполнявшую его когда-то, но, несмотря на это, он оставил для неизвестного эксгуматора его жёлтого трупа в своеобразной исписанной могиле свои очертания, представление о себе, всё самое ненужное, самое неинтересное, но, за неимением остального, почитаемого как подлинное тело уже замученного мной сравнением листка. Так же и мои дни, всё, что было в них, давно куда-то пропало, оставив мне лишь самое пустое понятие о них. Когда мне было пятнадцать, я дико осмеливался представить себе возможность вспомнить события двадцатилетней давности, двадцать лет казались мне таким не переваримым пластом времени, что я с ужасом смотрел на тех, для кого два, три десятка лет были незначительными. Теперь же, когда я вспоминаю себя тридцать пять лет назад, я удивляюсь другому - насколько пустыми были эти прожитые мной годы, насколько разочаровался я в предполагаемом ощущении после прожитых десятков лет. В юности я думал, что буду каким-то ужасно другим, если сумею прожить двадцать, тридцать или сорок лет. Теперь я, конечно, понимаю, что эти мысли были ложными, что я ошибался. Нет, годы никак не сказываются на мне. Я, естественно, говорю не об упругости кожи, не о физических параметрах, но о моём моральном состоянии, о внутренней свободе. Я хочу, чтобы мне было пятнадцать, по крайней мере, хотя бы изложением слов я заставлю казаться этот возраст ни отдалённым временным отрезком, временной вырезкой, я бы сказал, а максимально приближённым ко мне, пятидесятилетнему. Я вспоминаю сейчас этот возраст не потому, что тогда были реализованы все мои желания, не потому, что тогда была сломлена моя судьба, как мнилось мне тогда, но потому, что произошло со мной в мои пятнадцать то, что может быть интересным кому-нибудь.

Сергей Лопатин

Salve, Регги

Res sacra miser

Вместо предисловия

Это об утраченном рае, о рае обретённом, потерянном вновь. Это о любви и влюблённости. О потерях памяти. О ней самой. О грехе. О святости и пошлости. О недостойности. Об отчаянии и невозможности, о тех, кто до сих пор не разгадан мною.

Эти строки никем не могут быть понятыми, и не только потому, что чрезмерно изобилуют многочисленными словесными играми.

Лопатин Степан Семенович

Живая память

{1}Так помечены ссылки на примечания. Примечания в конце текста

Аннотация издательства: Богом войны называли фронтовики артиллерию. Почти всю войну довелось прослужить в артиллерии майору в отставке Степану Семеновичу Лопатину, ныне проживающему в Тюмени. Случалось всякое: единоборство с танками и пушками врага, трудные марши по бездорожью и утомительная оборона... Используя краткие записи событий, архивные материалы и воспоминания однополчан, автор рассказывает о былом, достоверно показывая картину пережитого, лишь в отдельных случаях незначительно изменяя фамилии героев.

Джеффри Лорд

РИЧАРД БЛЕЙД, ШПИОН ЕЕ ВЕЛИЧЕСТВА, ГЕРОЙ И СТРАННИК

1. Первое впечатление

Итак, Ричард Блейд...

В данный момент наш герой - супермен шестифутового роста, двести с гаком фунтов стальных мышц, - притаился на ветви огромного дерева. С помощью фантастической машины профессора Лейтона лучший сотрудник секретной службы Великобритании, краса и гордость отдела МИ6, в очередной раз перенесен из родного Лондона, из мира Земли, в таинственное Измерение Икс, в реальность Брегги.