Курортный роман

Люблю курортные романы за их чистоту, безрассудство, романтичность. Отпуск короток, нет времени выделываться, надо успеть стряхнуть серые будни и хлебнуть праздника на полную грудь. Ни расчета, ни планов, ни страха, ни стыда. Поэтому при выборе партнера не привередничают, берут то, что берется, а на самом деле это редкий случай, когда самооценка близка к истине.

Отрывок из произведения:

Люблю курортные романы за их чистоту, безрассудство, романтичность. Отпуск короток, нет времени выделываться, надо успеть стряхнуть серые будни и хлебнуть праздника на полную грудь. Ни расчета, ни планов, ни страха, ни стыда. Поэтому при выборе партнера не привередничают, берут то, что берется, а на самом деле это редкий случай, когда самооценка близка к истине.

Это было в начале девяностых, когда Союз уже разделился, но еще не разложился. Мне подвернулась профсоюзная санаторная путевка в ставшую заграничной Хохоляндию, в Феодосию. Лечить мне было нечего, но съездить в начале лета почти на халяву к морю — кто откажется?! Санаторий “Восход” несколькими корпусами вытянулся вдоль набережной. Пересекаешь асфальтную дорогу, потом железную и — вот он пляж, узкий и галечный. Питались в столовой, которая располагалась в первом корпусе. В этом корпусе и жила Наташа.

Другие книги автора Александр Васильевич Чернобровкин

Обычно в пятницу вечером девушки, если были деньги, распивали на двоих чекушку самогонки и шли в дом культуры на танцы для тех, кому за тридцать, где отплясывали одни бабы, или сидели дома и прикидывали, не податься ли им в путаны. Может, и подались бы, но не было денег на дорогу до Москвы, а в провинции предложение намного превышало спрос.

На Пиренейском полуострове идет Реконкиста. Христиане вытесняют мусульман. Новые владения и титул обязывают нашего героя участвовать в этой войне. Многолетний капитанский опыт и знание военной истории помогают ему вести свое войско от одной победы к другой. Вместе с победами приходят слава, богатство, любовь женщин…

«Сначала я услышал удары волн о корпус судна. Звуки были глухие. Так волны бьются о деревянный корпус. Судно кренилось на волнах, однако несильно, поэтому непонятны были тошнота, одолевавшая меня, чувство разбитости во всем теле, боль в голове, особенно в правой ее части, и неприятный, металлический, привкус во рту, какой бывает с жуткого бодуна. Морской болезнью не страдаю, пью в меру. Вроде бы не перебрал и ни с кем не подрался вчера… Стоп! Вчера (или сегодня?) был шторм. Громадная волна швырнула меня на надстройку. Поскольку я все еще на судне, значит, это была не «моя» волна. Я провел языком по пересохшим губам, приоткрыл глаза…»

Перекресток в центре города. Гудят едущие машины, шуршат шинами, визжат тормозами. Постепенно эти звуки уходят на второй план.

Я сижу, положив руки на планширь, на скамейке на правом крыле ходового мостика пассажирского катера «Мухалатка» и смотрю на медленно темнеющее, чистое небо, с которого недавно сползло солнце. Катер ошвартован к причалу левым бортом, на него грузятся пассажиры, желающие совершить двухчасовую прогулку в сторону открытого моря и на обратном пути полюбоваться огнями ночной Ялты.

Это моя любимая дурка, своеобразный талисман, обычно повторяю ее про себя, когда иду на дело. Она подзадоривает, приводит в то неповторимое настроение, когда все становится похуй.[1] В моей светлой голове до ебени матери всякой словесной хуйни, которая прилипла к моим мозгам, как говно к штиблетам. Чего только там нет! Как и заведено в России испокон веку, я учился чему-нибудь и как-нибудь в самых неожиданных местах. Побывал даже там, куда собака хуй не совала.

«Холод сковывает не только тело, но и мозги. Я привык думать в любой ситуации, даже тогда, когда и не следовало бы. А сейчас не получается. Любая попытка подумать обрывается жестяным словом „холодно“. Я, обхватив обломок утлегаря, как любимую женщину, дрейфую вместе с ним среди высоких волн. Они плавно, заботливо понимают и опускают меня, поднимают и опускают. От их убаюкивания хочется заснуть. Я гоню сон, пытаясь подумать о чем-нибудь теплом. Попытка сразу пресекается словом „холодно“. Как ни странно, холод я чувствую только ушами, носом, щеками, губами. Последние свело так, что не смог бы позвать на помощь. Остальные части головы не мерзнут. Может, потому, что привык зимой ходить без головного убора. И тело не мерзнет. Даже та часть его, которая над водой. Я пытаюсь делать так, чтобы как можно большая часть тела была над водой. В воде кажется теплее, но на самом деле она интенсивнее высасывает тепло. Статистика кораблекрушений показывает, что чаще выживают те, кто менее погружен в воду. И кто борется до конца. Я еще борюсь, даже не смотря на то, что не могу думать…»

В просторной избе стоял сильный, густой запах сушеных трав, пучки которых висели на стенах и под потолком да в таком количестве, что казалось, не повернешься, не задев какой-нибудь, но узкоплечий сутулый старичок с птичьим носом, длинным и острым, с поджатым ртом, словно беззубым, и с козлиной бородкой, как-то умудрялся, двигаясь быстро и малость подпрыгивая, отчего напоминал кулика на болоте, проскальзывать между ними, не зацепив. Он то подлетал к печи, отодвигал полукруглую деревянную заслонку и совал птичий нос в топку, к трем чугунам, в которых булькала темно-коричневая жидкость, то отбегал к столу, освещенному лучиной, на котором стояли большое глиняное блюдо с густой темно-вишневой жижей, подернутой пленкой, ступа с пестиком, два туеска с сушеной малиной и черникой и лежали несколько мешочков с семенами трав. Старичок брал по щепотке из мешочков и туесков, бросал в ступу, толок быстрыми, резкими движениями, затем совал обслюнявленный палец в смесь и в рот, пробуя на вкус. Если вкус не нравился, добавлял щепотку-две из какого-нибудь мешочка или туеска и толок дальше, а если нравился, то убегал со ступой к печке, где опорожнял ее в один из чугунов, помешивал варево деревянной ложкой с длинным черенком, и все время бормотал что-то: то ли заклинания, то липроклятия.

Популярные книги в жанре Короткие любовные романы

Круиз по Карибским островам — такой подарок получила Каролина, героиня романа «Коктейль для Барби», от своего возлюбленного Мариуса. В это путешествие счастливая пара отправилась вместе. Разумеется, никто и предположить не мог, что отпуск обернется необычайным приключением и буквально перевернет всю жизнь Каролины. Ведь она получит предложение вести ток-шоу на телевидении в прайм-тайм. И вот когда передача имеет грандиозный успех и, кажется, что все складывается как нельзя лучше, в жизни Каролины появляется Роланд Дупкель… Что это, новая большая любовь? Или просто сон?

Счастье и несчастье мужчины - женщина, гласит английская поговорка. Адвокат Нейл Беннет и не подозревал, что убедится в этом на собственном опыте. Правда, жизнь внесла коррективы: поначалу взбалмошная и своевольная дочка аристократа - клиента Нейла доставила ему массу неприятностей и хлопот, и лишь потом, полюбив девушку, он обрел счастье. Однако путь к любви оказался тернистым: норовистая красавица затеяла грандиозную авантюру, а нанятый ее отцом адвокат должен был ей помешать…

Мужественный и красивый исследователь подводных глубин ищет испанский галион, несколько веков назад затонувший с сокровищами на борту. Зная, что соперники будут следить за его поисками, свой корабль он замаскировал под рыбацкое судно. Однажды в его сети угодила прелестная морская русалка, как оказалось, его… жена, с которой они расстались три года назад. С этого момента жизнь капитана круто изменилась…

Для широкого круга читателей.

Ирине Соловьевой катастрофически не везло в личной жизни. Муж трагически погиб, а человек, которого она полюбила, посмеялся над ее чувствами, жестоко унизив. И Ирина поставила на себе точку. Но напрасно. Потому что самая интересная история, как оказалось, ждет ее впереди...

У любви — свои законы. Каждый познает их на себе. Чужие уроки редко кому идут впрок. И все же... Не случайно говорят: «с любимыми не расставайтесь». Герой и героиня этого романа сполна испытали, что значит разлука. Она бывает всегда горькой. А нежданная встреча вновь? Это уж как распорядится судьба...

Элен Трикси с детства мечтает стать журналисткой. А для того, чтобы мечта стала явью, ей всего-навсего требуется взять интервью у популярной писательницы любовных романов. Вроде бы нет ничего проще. Да вот беда, об этой Линн Вейс ничего не известно. Но разве такая мелочь может остановить будущую акулу пера? Элен отправляется на поиски загадочной писательницы. И не одна, а вместе с очень даже симпатичным помощником.

Прелестная четырехлетняя девчушка с первого взгляда по-детски влюбляется в живущего по соседству четырнадцатилетнего мальчика и берет с него обещание жениться, как только они вырастут. Проходят годы, и молодой человек обнаруживает, что обещание, которое он так неосторожно дал когда-то, девочка, а потом и девушка воспринимает все с той же полной серьезностью. Что из этого получится, как сложится взрослая жизнь героев, читатель узнает из этой книги.

Жизнь Джоанны была простой и размеренной, без особых взлетов и волнений. Все в этой жизни было четко распланировано и продуманно: через полтора месяца она выходит замуж за очень милого молодого человека, переезжает в квартиру, которую приготовили для «молодых» ее будущие свекровь и свекор; еще некоторое время Джоанна поработает, чтобы помочь мужу накопить денег на покупку домика и т. д. и т. д. И вдруг все летит кувырком: сначала Джоанна теряет мать, потом, совершенно неожиданно, находит отца, а потом…

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Менялись названия контор и улицы, менялись дома и покрытие дорог, менялись времена года, но каждый вечер, в любую погоду, при любой власти здесь можно было найти женщину нетяжелого поведения.

Никто не знает своей судьбы, не знала ее и Неника — девушка-сирота, выросшая при дворцовой кухне. Ее участь — выйти замуж за торговца рыбой, насквозь пропахшего своим товаром. Но ни торговец, ни злобная мегера старшая кухарка Хаммели представить не могли, какое будущее ждет сироту Ненику. Да и сама она не знала. Неника лишь мечтала о небе, а это само по себе не просто в мире, укрытом под сводом громадной пещеры.

Через корни пещерного мира к звездам. От судьбы забитой жены рыботорговца к могуществу, равного которому нет в Галактике…

Она была актрисою. Не сказать, что талантливой, но и не совсем безнадежной. То есть, чуть лучше, чем обычная женщина, но недостаточно хорошо, чтобы пробиться только с помощью таланта. Поэтому, как и большинство актрисок, шла «постельным» путем и была фригидна. Творчество — это переработка сексуальной энергии. Если всю ее выплескиваешь на сцене, на личную жизнь ничего не остается. А может быть, это защитная реакция: фригидной легче лечь с нужным мужиком и удовлетворить его по полной программе, потому что собственные эмоции не мешают. Звали ее Лиза.

Безжалостный маньяк непредсказуем. Он оставляет безумные записки на телах своих жертв. Следователь городской прокуратуры Олег Шилов вынужден прибегнуть к помощи не совсем типичного психиатра Захара Темнова для составления профиля неуловимого убийцы. А ещё в том же городе живёт аутичный мальчик, который сам способен найти маньяка…

Повесть является частью романа «Живородящий» (но может расцениваться и как совершенно самостоятельное произведение).