Кул расказ by me

Волошин Алекс

Кул расказ by me:)

Ошибок - тьма.;)

1

- Акра, где Акра? Позовите ко мне Акру, и поживее, вы слюнтяи! приказал человек, в голубой, вышитой золотом мантии. Hа вид ему было лет сорок. Черные, как копоть волосы опускались до плеч. Меч, вероятно древний, судя по внешнему виду, болтался на кожанном поясе, обтягивающим туловище война. Да, он был войном. Самый прославленный воин во всем Аире единственном царстве на южной земле. Также он был королем. Он - Дарик, единственный и вечный король Аира.

Популярные книги в жанре Фэнтези

Во время экскурсии по музею Варина прабабка подняла уголок гобелена и нажала на кирпич в старинном камине. Тяжелая печь тихо отодвинулась в сторону и пропустила гостей.

– Зайдем в гости к хозяину! – позвала Прасковья.

И компания оказалась в потаенном уголке старинного петербургского дворца. Михайловский замок – место весьма таинственное.

Прасковья уверенно двигалась по темным коридорам.

– Куда мы направляемся? – спросил Миро­слав у Мерлина.

Первая часть повести о двоих, рожденных для того, чтобы идти одной дорогой… Вот только есть ли у нее место на обоих?

"Тама" - это послание без надежды. Послание между мирами и между временами.

Однопутка Биёро-Хоромаи в черте города идет параллельно с основной линией. Сверкающий стеклами курортный экспресс, поравнявшись с тепловозом серии КХ-12, обгоняет его медленно, будто желая вдоволь налюбоваться этой диковиной.

То ли это случайная прихоть расписания, то ли так было задумано специально, чтобы порадовать взоры едущих из города лыжников — пассажиры экспресса, гроздьями свисая из окон, не отрывают глаз от ярко-красного — цвета, принятого на старых железных дорогах, — локомотива. Вот экспресс приближается к развилке, где линия Хоромаи резко сворачивает влево, и в его широких стеклах мелькают вспышки сразу нескольких фотоаппаратов.

Это просто сборник хороших рассказов данного автора.

Классика жанра «Наши - там»

Из положительных моментов - главная героиня не рыжая, не стерва, плоских шуточек не отпускает

Из отрицательных... эмм.. сами, в общем, увидите

Когда рассеялись цветы ядерных взрывов, из праха цивилизации поднялся он — человек будущего — с жестокостью в глазах и с автоматом на груди.

Полоса замерзшего песка тянулась вдоль берега, с одной стороны скрываясь за его изгибом, а с другой уходя за горизонт. Холодные, цвета стали, волны накатывались на нее, но тут же отступали назад, словно почувствовав необычно-непреодолимую твердость преграды. Слабосильный мороз не сумел совладать с морем, и теперь глумился над впадавшим в него ручьем, пытаясь достать до самого дна. Низкое давящее небо было затянуто сплошной серой пеленой, укрывавшей от чужих глаз бездушное зимнее солнце. Мрачно зеленел сосновый лес, деревья невнятно шептались, зло переругиваясь и изредка тяжко постанывая.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Максимилиан Александрович Волошин

"ОТКРОВЕНИЯ ДЕТСКИХ ИГР"

Времена детства далеки не только годами, они кажутся нам иной эпохой, пережитой на иной планете и в оболочке иного существа.

Самое понятие времени в то время было совершенно иное: каждая минута была сгоранием целой жизни, властным водоворотом, которому мы не могли противиться. Количеством пережитого узкие пределы одного дня раздвигались до пределов целого года. Острое ощущение новизны придавало особую сосредоточенность жизни, в которой не было повторений и общих мест. Каждое явление вставало в своей первобытной полноте и громадности, не смягченное никакими привычками. Поэтому, когда мысленно оборачиваемся мы к той поре жизни, нас поражает огромность мгновений и особая медлительность общего течения времени.

Маскимилиан Волошин

- В зеленых сумерках, дрожа и вырастая... - В эту ночь я буду лампадой... - Возьми весло, ладью отчаль... - Гаснет день. В соборе всё поблёкло... - Декабрь. Из Эмиля Верхарна - День морозно-сизый расцвел и замер... - Если сердце горит и трепещет... - Любить без слез, без сожаленья... - Любовь твоя жаждет так много... - Мир закутан плотно... - Небо в тонких узорах... - Обманите меня... но совсем, навсегда... - Сквозь сеть алмазную зазеленел восток... - Ступни горят, в пыли дорог душа... - Я вся - тона жемчужной акварели... - Я ждал страданья столько лет...

Максимилиан Волошин

Стихотворения

Эмиль Верхарн

Верхарн Эмиль (1855-1916)-выдающийся бельгийский поэт. Волошин познакомился с ним в Париже в 1904 г., о чем сообщил А. М. Петровой 1 июня. В "Предварении о переводах" из Верхарна Волошин писал: "Мои переводы Верхарна сделаны в разные эпохи и с разных точек зрения. В одних, как "Ноябрь", "Осенний вечер", "На север", я старался передать только инструментовку верхарнского стиха, в других, касающихся города, я, отбросив рифмы, старался дать стремление его метафор и построение фразы, естественно образующей свободный стих". "Мои переводы - отнюдь не документ: это мой Верхарн, переведенный на мой язык. Я давал только того Верхарна, которого люблю, и опускал то, что мне чуждо и враждебно".

М.А.Волошин

Судьба Льва Толстого

Конечно, сейчас в России есть много людей, для которых смерть Льва Толстого представляет собой всю горечь потери лично близкого человека. Для них драгоценна и каноническая пышность надгробных речей и пафос народной скорби.

Но для миллионов людей в этой земной смерти великого писателя нет ни разрыва, ни окончания, ни безвозвратной потери. Для тех, кто знал Толстого через слово, смерть не может являться утратой. Он остается им таким же живым и близким, как и при жизни. Даже больше: смерть художника не только не лишает нас чего-нибудь, она обогащает, давая фигуре человека тот последний, окончательный удар резца, который завершает лик и придает ему трагическое единство.