Куклы из космоса

МАЛОВ Владимир

Куклы из космоса

Вступление

"Скорость велосипедиста превышала 150 километров. Это противоречило физическим и всем иным законам".

Старший сержант Верстаков подрулил к обочине, заглушил мотор и снял фуражку. С самого начала дежурства уличное движение происходило согласно правилам, никаких происшествий, аварий, наездов не наблюдалось. Пожалуй, можно было дать себе, наконец, несколько минут отдыха.

Патрульная машина стояла прямо против зеркальных витрин фирменного магазина женской одежды "Анастасия". Некоторое время Верстаков любовался выставленными напоказ великолепными и очень дорогими образцами. Потом старший сержант, не выходя из-за руля, изучил афишу с сентябрьским репертуаром филармонии. Когда он вновь перевел взгляд на витрину, взгляд этот был не по-служебному рассеян, задумчив.

Другие книги автора Владимир Игоревич Малов

Футбол — самая популярная игра. Вот уже более полутора веков этот командный вид спорта приковывает к себе внимание миллионов болельщиков. На страницах своей книги автор рассказывает о зарождении и развитии этой популярнейшей игры, о примечательных чертах мирового футбола и самых именитых клубах планеты. Читатель узнает о результатах великих матчей, тренерах и игроках, прославивших свои клубы, и разберется в хитросплетениях футбольной терминологии.

«Манчестер Юнайтед» и «Арсенал», «Бока Хуниорс» и «Боруссия», «Реал Мадрид», московский «Спартак» и многие другие… Где были основаны эти клубы? Что скрывается за их названиями? Сколько побед и поражений они испытали?

На эти и многие другие вопросы отвечает очередная книга популярной серии.

Давно прошедшие рыцарские времена — одни из самых ярких и живописных страниц в истории человечества. Им и посвящена очередная книга многотомной популярной энциклопедии «Я познаю мир». Читателя ждет увлекательный рассказ о рыцарских традициях и воспитании рыцаря, об оружии и знаменитых битвах, замках, геральдике, турнирах, крестовых походах, рыцарских орденах, тайнах ордена тамплиеров и о многом другом, что связано с рыцарями и рыцарством. Книга расширяет кругозор юного читателя.

Повести и рассказы о космических полетах и контактах с представителями иноцивилизаций.

Содержание:

ПОВЕСТИ И РАССКАЗЫ

Посылка

...Остался один...

Под Солнцем Матроса Селкирка

Форпост "Надежда"

На Кубок Кларенса

ФАНТАСТИКА В ШУТКУ

Загадка Этаны

Приведение подобных

Своим чередом

Интервью

Футбол – одна из самых популярных спортивных игр в мире. Потому неудивительно, что история его интересует очень многих. Несмотря на то что зарождение игры уходит в глубокую древность, подлинно всемирная любовь к футболу возникла только в XX веке. Рассказ о ста великих футболистах – это повествование о самых увлекательных и интригующих событиях футбольного мира XX столетия. Диди, Гарринча, Пеле, Бобби Мур, Эйсебио, Роберто Ривелино, Уго Санчес, Роберто Баджо, Зинедин Зидан, Луиш Фигу, Роналдо – многие герои книги хорошо известны любителям футбола, но, несмотря на это, читатели в ней найдут немало нового, неожиданного и интересного.

Повесть о необыкновенных событиях и о необыкновенной дружбе в самые обычные времена: восьмидесятые годы двадцатого века и шестидесятые годы двадцать третьего века.

Футбол всегда был спортом номер один в СССР, предметом горячей любви миллионов советских людей. В его истории было все: великие победы и горькие поражения, кумиры трибун и «серые кардиналы» клубов, выдающиеся матчи и заказное судейство. А тема футбольного меценатства — вовсе неисчерпаема! Эпоха советского футбола закончилась в 1991 году, вместе с распадом СССР, но в истории мирового футбола остались великие имена…

Эта книга повествует о тех людях, чья слава не меркнет с годами, к чьим титулам не добавляется приставка «экс», чьими наградами и рекордами гордятся целые страны — об олимпийских чемпионах. Автор подробно и занимательно рассказывает о лучших из лучших в истории легкой и тяжелой атлетики, борьбы, бокса, плавания и прыжков в воду, гребли, лыжного и конькобежного спорта, футбола и хоккея. На страницах книги воспевается величие человеческого духа, приведшего чемпионов Олимпийских игр через тяжелейшие испытания, травмы и разочарования к подлинному величию.

Инспектор внимательно, но не выказывая никаких эмоций, взирал на только что доставленного. В ответ тот сверкал огненными взглядами, которые, казалось, вот-вот испепелят прозрачную сферу, в которую доставленный был заключен.

Губы доставленного неясно шевелились, он явно продолжал какую-то гневную нескончаемую тираду, но инспектор, понятно, ее не слышал, поскольку сфера не пропускала звуков.

Доставленный представлял собой весьма любопытный, редкий экземпляр. Случалось ли инспектору видеть подобных существ прежде? Чтобы рассмотреть получше, он даже увеличил его в несколько раз, разумеется, вместе с прозрачной сферой.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Елена Первушина

УЛЫБКА ФОРТУHЫ

В первый раз я прожил всего три недели. Я умер от голода, пытаясь высосать хоть каплю молока из волосатой груди матери. В тот год была великая засуха, сгорела вся трава в степи, высохли в земле корни, до времени облетели листья с деревьев, погибли в завязи плоды, издохла в обмелевших реках рыба, погибли в огне степных пожаров мелкие зверьки, разлетелись птицы.

Я умер.

Моя мать, обезумев от горя, набросилась на самкупредводительницу. Одержав победу, моя мать повела наше племя на север, прочь от выжженных земель. Много дней спустя те, кто выжил, пришли на плодородные и обильные водой равнины. Они стали первыми обезьянолюдьми, заселившими Евразию. Hо об этом я узнал уже после смерти, когда стоял у ступицы Колеса Фортуны.

Александр ПЕТРИН

ВАСИЛЬ ФОМИЧ И ЭВМ

Научно-фантастический рассказ

Внедрили нам ЭВМ - электронно-вычислительную машину, значит.

Стоит она в отдельном кабинете, вся в индикаторах - конденсаторах, электрическими своими внутренностями урчит, глазами разноцветными подмигивает...

А мы переживаем.

Косматый малый в очках, которого к ней наняли оператором на высокий оклад, хвалится:

- Десять бухгалтерий может заменить! В нее заложено мозгов приблизительно на сто человек!

ЮРИЙ ДМИТРИЕВИЧ ПЕТУХОВ

СОН, ИЛИ КАЖДОМУ СВОЕ

Ибо никто не может положить другого основа

ния, кроме положенного...

Павел.

"Первое послание к коринфянам"

Он просыпался несколько раз за ночь. А может быть, и ни разу, может быть, это был один сплошной, прерываемый кошмарами сон, бесконечный, как сама вселенная, свернутый в чудовищную спираль, витки которой перемешались, нагромоздились один на другой - и породили такую путаницу, что не простому смертному было в ней разобраться.

Пискунов Олег

Операция "Тысячное столетие"

Рассказ

Посвящается Олафу Эри - человеку, удавшемуся вернуться с Бастиона Духов.

Отодвинув в сторону мольберт, Грег взглянул на готовое полотно. Нет, право же, получилось совсем не дурно. разноцветная туманность, тонущая в пучине далеких светил, и электрическая планета, ощетинившаяся разлетающимися в разные стороны молниями...

Да, холст готов, вполне можно продать тому же Стилсону, заядлому любителю фантастики. Хотя... Грег еще раз посмотрел на картину, на этот раз по профессиональному цепко. Чего-то в ней недоставало. Но чего именно ? Этого он пока понять не мог. Грегу давно хотелось нарисовать эту картину, но он все никак не мог начать: видимо, матушка лень и впрямь крепко держала его в своих стальных объятиях.

Олег Пискунов

Талисман Седара,

или не исполнившееся проклятие.

Повесть

1.

Чужой мир

Окружающий меня мир был чужим и в то же время смутно знакомым, как будто я здесь, когда-то бывал, может быть даже в далеком детстве...

Или это у меня "дежа вю"? Так называемые ложные воспоминания и я здесь никогда не был? Понять я этого никак не мог.

Оранжевое солнышко медленно проплывало над горизонтом, иногда отбрасывая золотистые отблески на редкие, почти призрачные облака. Изумрудно-голубое небо нежно окутывало своей волшебной вуалью столичный город Анторс. Зеркальное дерево, посаженное в самом центре столицы, метко стреляло в разные стороны разноцветными зайчиками. Говорят, что это дерево бессмертное. Оно возвышалось почти на сто метров в высоту и имело огромные зеркальные листья, похожие на круглые металлические пластинки. Это чудесное растение посадил тысячу лет назад первый император Таиры. Или быть может первый монах? Теперь уже об этом никто не помнил, не сохранилось его имя и в летописях. Вокруг дерева раскинулась огромнейшая, центральная площадь, выложенная аккуратно подогнанными малахитовыми плитами. Такая расточительность меня очень удивила. Малахит на Земле, хоть и считался полудрагоценным камнем, все равно очень ценился. А здесь его под ногами лежали целые тонны. Листья Зеркального дерева давали столько ярких бликов, что без темных очков на главной площади находиться было абсолютно не возможно. Слава богу, что у меня были с собой солнцезащитные очки, иначе я бы ослеп еще в первый день пребывания в этом мире...

Александр Филиппович ПЛОНСКИЙ

ИСПОВЕДЬ

Фантастический рассказ

- Говорите, - нарушил молчание Исповедник.

- А стоит ли? - с усилием произнес Ивари. - Это всего лишь формальность. Ну что изменится, если я обнажу перед вами душу? Легче мне станет? Возможно... Но дело ведь не в минутном настроении.

- Вот именно. Уйти никогда не поздно. Но подумайте, сколько уставших, сомневающихся, опустошенных вернула к жизни исповедь. Значит, это не просто формальность, как считаете вы. После вашего возникновения еще не ушел никто. Ведь вас синтезировали двадцать четыре года назад?

Александр Филиппович ПЛОНСКИЙ

КАБАЛИСТИЧЕСКОЕ СЛОВО

Фантастический рассказ

Актовый зал ломился: не каждый день можно услышать Старого Фэма! Ожидали сенсацию. Профессор Ролл Фэмоуз, которого за глаза все называли Старым Фэмом, принадлежал к касте ученых-затворников: не участвовал в конгрессах и симпозиумах, не давал интервью и вот уже четверть века не читал лекций. Его нечастые публикации содержали максимум информации при минимуме слов. Каждая работа становилась событием. Ее обсуждали, с ней спорили, затем признавали и относили к категории фундаментальных, хрестоматийных, классических.

Александр Филиппович ПЛОНСКИЙ

ПЕПЕЛ КЛААСА

Фантастический рассказ

ПЕПЕЛ БЬЕТСЯ О МОЮ ГРУДЬ...

Шарль де Костер. "Легенда об Уленшпигеле".

- Вы ошиблись, назвав академика Воронина покойным, - сказал Вадиму оппонент.

- Неужели он еще жив?

- Можете в том убедиться, навестив его.

- Удобно ли?

- Старик нуждается в общении. Возраст приковал его к дому, а он человек деятельный. Реликт, последний из могикан. Мне довелось слушать его лекции.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Владимир МАЛОВ

мотыльки НА СВЕТ

- Все! Опустились! - устало проговорил Невиль и откинулся на спинку кресла.

С минуту они молчали, взволнованные торжественной тишиной, наступившей после выключения тормозных двигателей. Оба, конечно, думали сейчас об одном и том же: если сигналы сверхмощного радиоизлучения, уже давным-давно отмечаемые в районе этой планеты, действительно подавались высокоорганизованной разумной цивилизацией, то тогда им, Невилю и Бельеру, выпало счастье своими глазами увидеть живых существ инопланетного происхождения. Впрочем, могли ли они считать себя первооткрывателями? Ведь едва на Земле зарегистрировали эти сигналы, в космос отправился самый совершенный в ту пору звездолет, который должен был долететь до планеты через 180 лет. Ничего страшного! Достигнутое на Земле долголетие это позволяло. Затем, 150 лет спустя, когда появились более совершенные конструкции, стартовал еще один, идущий уже со световой скоростью звездолет. Понятно: ведь всем на Земле хотелось как можно скорее узнать о природе сигналов и, может быть, впервые встретиться с чужим разумом. И наконец - третий, их надпространственник "Привет", который затратил на путь сюда лишь несколько месяцев.

Владимир МАЛОВ

Hа Пандейре их ждал сюрприз

- Я видел столько разных звездолетов, что потерял им счет, - сказал Крен, - но такой вижу впервые. Неизвестный космический корабль поражал прежде всего своими размерами - он был грандиозен до неправдоподобия, кроме того, на землян произвела впечатление его подковообразная форма. - Я думаю, что парни, построившие его, не лишены фантазии, - одобрительно заметил радист Бел. - И юмора, - вставил Крен. - И юмора, - повторил Бел. - Это очень редкие качества в наши дни! Земляне несколько минут помолчали. Потом Крен сказал: - Кто бы мог подумать, что на Пандейре нас ждет такой сюрприз! На эту планету никто никогда не обращал внимания всерьез. - Если я не ошибаюсь, - сказал Бел, - вот тот овал на стене должен быть крышкой люка. В этот момент раздался тяжелый металлический лязг, и прямо перед землянами в стене звездолета возникло отверстие. - Ты был прав, - отозвался Крен. - Парни с фантазией и юмором приглашают нас войти. Когда они вошли в звездолет, снова раздался тяжелый металлический лязг, и дверь за ними захлопнулась. Где-то высоко-высоко вспыхнул ослепительный свет. Бел и Крен увидели большой круглый зал; стены его казались огромной приборной доской со множеством кнопок, рубильников и переключателей. Бел растерялся. Крен не находил слов. Они медленно обошли зал и вернулись на прежнее место. - Неужели все внутреннее помещение звездолета состоит из одного только зала? - спросил Бел у самого себя. Голос его прокатился по всему залу, многократно отражаясь от стен, потолка и пола; Бел испугался звуков своего собственного голоса. - Этого не может быть, - продолжил он, переходя на тихий вкрадчивый шепот, - во-первых, этот зал круглый, а не подковообразный; во-вторых, где же тогда обитатели звездолета? Где эти парни с юмором и фантазией?! Здесь, несомненно, есть и другие помещения! Он оглянулся на овал закрывшейся за ним двери. Новая мысль пришла в голову Белу. - Мы здесь заперты, - сказал он. - Мы не сможем отсюда выйти! - Пустяки! - успокоил его Крен. - Может быть, обитатели звездолета просто хотят испытать нас? Бел приосанился. Он протер перчаткой стекло шлема и улыбнулся. - Если так, - сказал он, - давай покажем им, что мы стоим с ними на одной ступени развития и способны справиться с любой задачей. Если мы сумеем выбраться отсюда, они поймут, что мы - мыслящие разумные существа. Не ударим лицом в грязь! Он пошел вдоль стены по часовой стрелке, нажимая подряд все кнопки. Сделав полный круг, он вернулся к Крену, стоявшему возле закрытой двери. - Мы мыслим, - смущенно произнес Бел, - и мне бы хотелось, чтобы обитатели данной потерянной подковы заметили это! Крен пошел против часовой стрелки и сделал целых три оборота. Дверь не открывалась. - Черт побери! - не выдержал Кран. - Я же говорил, что впервые вижу звездолет такого типа. То ли дело на нашем "Привете"! Возле каждой двери кнопка; подойдешь, нажмешь - открылась. Белу пришла в голову новая идея: - Фотоэлемент... Что если нужно сделать какое-нибудь движение. Поднять, скажем, правую или левую руку... Крен помрачнел. Он прислонился к стене и десять минут, ни разу не улыбнувшись, наблюдал за телодвижениями Бела. Бел в последний раз махнул левой рукой и тяжело рухнул на колени. - Мы атеисты! - строго сказал Крен. - И молитвы нам не помогут. К тому же, я не знаю ни одной молитвы, - добавил он, немного помолчав. - Я тоже! - печально отозвался Бел. Через полчаса Крен и Бел забыли обо всем на свете. Во всей вселенной для них существовала одна только эта овальная дверь, которую нужно было открыть во что бы то ни стало. - Мы никогда не выберемся отсюда! Никогда больше не увидим Солнца, дрожащим голосом сказал Бел и отрешенно повторил: - Никогда! Крен бросился на дверь с кулаками и стал колотить в нее. И она открылась. Земляне снова увидели оранжевую пустыню, увидели свой вездеход, стоявший на прежнем месте, и свои следы, обрывающиеся возле самой двери... Крен, не говоря ни слова, схватил Бела за руку и бросился из зала. Очутившись в безопасности, они остановились и оглянулись. Потом они посмотрели друг на друга. - Как ты открыл дверь? - спросил Бел. - Не знаю, - неуверенно сказал Крен. - Похоже, что она не была заперта... - Не может быть! - вскричал Бел. Они снова посмотрели на овальное отверстие. Крен выпустил руку Бела и зашагал к звездолету. - Куда ты? - крикнул Бел. Крен не ответил. Он вошел в зал, захлопнул за собой дверь и несколько секунд постоял, прислушиваясь к биению своего сердца. Потом он вытянул правую руку, отдернул ее, снова вытянул и осторожно толкнул дверь. Дверь открылась. - Кто бы мог подумать, что на Пандейре нас ждет такой сюрприз, пробормотал он. Крен вышел из зала, аккуратно притворил за собой овальную дверь, взял Бела за руку и повел к вездеходу. Он вспомнил о таинственных обитателях звездолета и о том, что они хотели показаться им мыслящими разумными существами...

Владимир Малов

Низший балл

"Электронная обучающе-экзаменационная машина предназначена для ведения учебного процесса без помощи учителя... Чтобы ответить на вопрос, предложенный машиной, ученик должен нажать пять клавиш. На каждой клавише написана часть ответа. На каждую клавишу с правильным элементом ответа приходится по две клавиши с неправильными элементами. Таким образом, ответ строится так: сначала учащийся выбирает нужные клавиши, затем нажимает их в определенной последовательности... Правильно выбранная последовательность соответствует правильно построенному и логически обоснованному четкому ответу..."

В.Малов

Оружейник

То, что он сделал, наверняка знает каждый. На множестве фотографий, оставшихся от Великой Отечественной войны, в кадрах кинохроники тех лет, в художественных фильмах о войне часто видишь в руках бойца автомат с круглым диском. С этим оружием бойцы отстаивали Москву и сражались в Сталинграде, с ним прошли пол-Европы и ворвались в Берлин... Название автомата стало знаменитым - ППШ, пистолет-пулемет Шпагина. А вот создатель его, конструктор Георгий Семенович Шпагин, как бы остался в тени - об этом человеке, надо признаться, мы ничего почти не знаем. Объяснить это просто - о работе военного конструктора не пишут в газетах и журналах, он не дает интервью, не делится планами. Только с течением времени, когда все дальше уходят годы его деятельности, становятся известными факты его биографии...