Кубла Хан, или Видение во сне

Сэмюэль Тэйлор Кольридж

Кубла Хан, или Видение во сне

В стране Ксанад благословенной Дворец построил Кубла Хан, Где Альф бежит, поток священный, Сквозь мглу пещер гигантских, пенный, Впадает в сонный океан.

На десять миль оградой стен и башен Оазис плодородный окружен, Садами и ручьями он украшен. В нем фимиам цветы струят сквозь сон, И древний лес, роскошен и печален, Блистает там воздушностью прогалин.

Но между кедров, полных тишиной, Расщелина по склону ниспадала. О, никогда под бледною луной Так пышен не был тот уют лесной,

Другие книги автора Сэмюэль Кольридж

Samuel Taylor Coleridge, 1772–1834

Родился в семье викария. Учился в Лондоне и Оксфорде, готовился стать священником. Из-за несчастливой любви и под влиянием идей Французской революции бросает учёбу и поступает в драгунский полк под вымышленным именем. Там знакомится с Саути, они дружат до 1797. Вместе они планирую основать коммуну, пишут драму в стихах, выступают с лекциями, женятся на сёстрах. Кольридж публикует серию сонетов, редактирует журнал. В 1796 знакомится с Вордсвортом. В 1796 году выходит их совместный сборник. В 1798–1799 гг они вместе посещают Германию. Кольридж слушает лекции в Геттингенском университете. Вместе с Вордсвортом публикует эстетическую пограмму «Озерной школы» в предисловии ко второму изданию их совместного сборника. Разочаровавшись во Французской революции изучает Канта, Шиллера, Шеллинга. Переводит пьесу Шиллера в стихах «Валленштайн» Пишет статьи для «Morning Post», поэмы. Работает на о. Мальта секретарём губернатора. Посещает Италию и Сицилию. Пишет серию лекций о поэзии и драме. В 1811 ссорится с Вордсвортом, переезжает в Лондон. В 1811–1814 он на грани самоубийства. С 1814 постепенно выздоравливает, увлекается христианством, переводит Канта. Издаёт книги стихов, трактаты по философии и литературе, выступает с лекциями. Умирает от сердечного приступа.

Новые переводы неувядающей романтической поэзии начала XIX века. В сборник включены два стихотворения поэтов «Озерной школы»; поэзия младшего поколения романтиков представлена более обширно.

В дизайне обложки использована иллюстрация Уильяма Блейка к поэме-диптиху Мильтона «L`Allegro» и «Il Penseroso» (1816–1820).

Популярные книги в жанре Поэзия: прочее

Игорь Белый

Родился 13 апреля 1971 года в Москве на Арбате.

Учился в школе, затем на биологическом факультете МГПИ.

Старших слушался редко, часто сбегал из дома. С удовольствием ездил во всевозможные экспедиции, в т. ч. и в Израиль.

Музыкальное образование -- 5 классов игры на фортепиано (бабушкиными стараниями), на гитаре научился играть во дворе, в пику старшему брату-гитаристу. Сочиняет стихи и песни с 9 класса, первые выступления -- со школьной сцены.

Александр Блок

- Servus - Reginae ("Не призывай. И без призыва...") - Благословляю всё, что было... - Ворожба ("Я могуч и велик ворожбою...") - Давно хожу я под окнами... - Двойник ("Однажды в октябрьском тумане...") - Жду я холодного дня... - Жизнь - как море она - всегда исполнена бури... - И вновь - порывы юных лет... - Как мимолетна тень осенних ранних дней... - Когда ты загнан и забит... - Когда, вступая в мир огромный... - Медлительной чредой нисходит день осенний... - Мой бедный, мой далекий друг... - На небе - празелень, и месяца осколок... - Ночь - как ночь, и улица пустынна... - Ночь, улица, фонарь, аптека... - О доблестях, о подвигах, о славе... - Песня Офелии ("Он вчера нашептал мне много...") - Сиенский собор ("Когда страшишься смерти скорой...") - Тихая ночь, на улицах дрема.... Из Генриха Гейне - Ты так светла, как снег невинный... - У окна не ветер бродит... - Ужасен холод вечеров... - Чем больше хочешь отдохнуть... - Я вышел. Медленно сходили... - Ярким солнцем, синей далью...

ИОСИФ БРОДСКИЙ

Похороны Бобо

- 1

Бобо мертва, но шапки не долой.

Чем объяснить, что утешаться нечем.

Мы не приколем бабочку иглой

Адмиралтейства - только изувечим.

Квадраты окон, сколько ни смотри

по сторонам. И в качестве ответа

на "Что стряслось" пустую изнутри

открой жестянку: "Видимо, вот это".

Бобо мертва. Кончается среда.

На улицах, где не найдёшь ночлега,

Людмила Булыгина

- Мой весенний перезвон... - Приходит женщина и курит, и смеется...

* * *

Мой весенний перезвон, (маем, маем над сиренью) умолкает, растворен в тайне глаз твоих осенних...

Так отчаянно легка эта нежность листопада. Мне тебя издалека суждено окликнуть взглядом.

Отмолить, заговорить, растревожить не напрасно... Лета тоненькая нить вызывающе прекрасна...

* * *

Приходит женщина и курит, и смеется, и улыбается то странно, то печально. Вы подойдите. Вы спросите: "Как живется?" и, может, правду скажет вам она случайно.

В стихах Зинаиды Миркиной сквозит Личность Бога. Можно относиться к этим стихам как к богословским трактатам, а можно как к философским эссе, но прежде всего это высокая поэзия, то есть взгляд «сквозь обличья», глубоко символическое переживание невыразимого опыта души. С философией поэзию Миркиной роднит не рациональный подход, а поиск онтологических оснований всех вещей.

Книга предназначена широкому кругу читателей.

Восток, своей очаровательной медлительностью и бьющей через край энергией, этот жаркий и пряный котел, где смешались сотни народов и культур, корнями врос в мое сердце и душу. А что такое поэзия, как не отпечаток смертной души? Поэзия – это всегда правда, глубоко личная и глубоко печальная, а иногда – радостная, как сама жизнь.

В этой книге каждый найдёт своё стихотворение. Оно может оказаться философски-вдумчивым, красочно-зарисовочным, песенно-звонким, необычным, сказочным, волшебным, сюжетно-историческим, шуточным. Каждое стихотворение способно зацепить и не отпускать, заставлять возвращаться к нему снова и снова. Оно может звучать или раскрашивать, погружать в раздумья или дарить радость. Сочные, неизбитые, яркие, непривычные образы пронизывают собой красивейшее полотно этого сборника стихов. Наслаждайтесь!

Вийон:

Откуда этот мир возник?
Как появились мы?
И что зa облаками — крик
гнетущей тишины?
Кто мне ответит: почему
луна и россыпь звёзд?
Вопросов тысяча. Кому
мне свой задать вопрос?
Кто скажет правду, нe соврёт?
Мудрец или монах?
Скажите честно, есть ли Бог
и Рай нa небесах?
Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Колбасьев Сергей Адамович

Хороший командующий

1

Стратегическая литература, в общем, безвредна, но изучать по ней стратегию не стоит (то же относится и к настоящему рассказу). Стратегию следует изучать на войне, где она является одним из элементов быта.

Хороший командующий не должен обладать излишним воображением, только тогда он сможет видеть вещи такими, каковы они на самом деле. Очень важен для него приятный характер и необходим профессиональный юмор. Обязательно - бесстрашие в обращении с высшим начальством.

Колбасьев Сергей Адамович

Река

Hoaxer: повести "Арсен Люпен", "Джигит" и "Река" составляют трилогию, объединённую главным героем - Бахметьевым. Если представить С.А. Колбасьева стоящим в Настоящем и освещаемым светом Будущего, то Бахметьев - тень Сергея Адамовича Колбасьева, тянущаяся в Прошлое. Или из прошлого, тут уж как посмотреть.

1

Снова ударила кормовая стомиллиметровая, и Бахметьев поморщился. Положение было в достаточной степени невеселым. Широкая, но предательски мелководная река: попробуй сойти с фарватера - сразу сядешь. Бестолковый колесный пароходик, и на нем какие-то непонятные люди, с которыми не знаешь, как разговаривать. Задание: держась на одном месте, стрелять неизвестно куда, чуть левее колокольни, прицелом - сорок пять. Мелкий дождь и собачий холод - черт бы побрал всю эту неладную комбинацию!

Колбасьев Сергей Адамович

Волга-мачеха

1

- Который здесь командир?

Валерьян Николаевич опустил книгу и взглянул на человека, стоявшего в дверях кают-компании. Матрос, но не свой. Форменный бушлат, серая ушастая шапка, а лицо скуластое и чужое.

- Я командир. Что случилось?

Чужой подошел к столу и сел, не снимая шапки. Откинувшись на спинку стула, долго, не мигая, осматривал командира, а потом развешанные по стенке картинки. Преимущественно это были английские девушки.

Роберт Колби

Откройте! Садист

Перевод с английского В.Кондратьев

Понедельник, одиннадцать часов утра. Джулия только что вернулась с покупками в квартиру на Кипарисовой Аллее, где она жила с мужем. За Тома Ролстона она вышла замуж всего семь месяцев назад, когда он демобилизовался после службы в Германии.

До свадьбы Джулия работала официанткой, но Том уговорил ее бросить работу. Зря она согласилась! Теперь по утрам ей нечем было занять себя, и она праздно валялась в постели с иллюстрированными журналами или смотрела телевизор, пока Том не приходил обедать.