Кто же я

Евгений Кукаркин

Кто же я?

Написана в 1996 г. Приключения.

ПРОЛОГ.

До чего же дурацкая местность. Ни деревца, ни кустика. Только хмурое небо, серая земля, с наваленными беспорядочно камнями и редкие пятна ягеля, выглядывающие среди камней.

- Вставай, Валенок.

Так обзывает меня дядя Иван, брат моего отца, который по блату, как летчик, привез на своем вертолете в этот глухой угол.

- Бери вещи, вон яранги.

Другие книги автора Евгений Николаевич Кукаркин

Начался мелкий дождь. Мы уже сидим в засаде четыре часа и в все, без толку. Человек, с которым должны встретится, третий день в положенное время не выходит на связь. Несколько капель с куста скатились за шиворот и от этого стало совсем неприятно. Когда нашей группе давали задание, начальник штаба снисходительно говорил.

— Капитан, это прогулка, а не работа. Дойдете до места, встретитесь с связным, он вам все передаст и вернетесь обратно.

Не всех приговоренных судом к смерти людей в России уничтожают. Самых сильных, самых жестоких и самых подготовленных, оставляют для тренировки на них спец агентов. Таких людей называют куклами. Приключения одного и из них и содержит эта повесть. Герой остается жив и ему удается бежать из жуткой тюрьмы. Теперь, где бы он не появлялся, жуткое прошлое все время тянется за ним.

Впервые публикуемые на русском языке детективные повести Евгения Кукаркина, написанные в жанре политического триллера, отличаются динамичным захватывающим сюжетом. Тематика предлагаемого сборника до боли близка российскому читателю и несомненно заинтересует любителей остросюжетного жанра.

В 1995 году в Москве на конкурсе сценариев XIX Международного кинофестиваля сценарии, написанные по мотивам публикуемых повестей, получили самую высокую оценку. Лауреатом конкурса стала «Бизерта — X», роман «Вспышка» удостоен премией им. А.П.Чехова, а сценарий, написанный по мотивам «Я — Кукла» получил Гран-при и вскоре появится на экранах.

Евгений Кукаркин

А был ли мальчик?

ПРОЛОГ.

Я - заключенный. Сижу в колонии строгого режима вместе со всякими подонками, полуподонками и, искалеченными душой, нормальными людьми и считаю дни до выхода на волю. Местная сволочь, долго пыталась разобраться за что я сижу. Наконец, решив, что я отравитель, сделала мне для начала "темную", а потом отстала, так как таких заключенных, которые отправили на тот свет многих граждан СССР, здесь полно.

Поезд подкатил к маленькой одноэтажной станции «Чупры». Со всего состава я высадился на низкую платформу только один. Проводник подал мне чемодан и тут же за моей спиной раздался голос.

— Простите, вы не лейтенант Комаров?

Оборачиваюсь и вижу худенького солдата в засаленной пилотке.

— Я.

— Меня прислали за вами.

— Вы с машиной?

— Да.

— Очень хорошо.

В это время состав дернулся и медленно покатились вагоны. Поезд набирал скорость и вскоре понесся по широкой просеке пробитой в тайге. Мне стало тягостно на душе. Черт, куда меня занесло?

ЕВГЕНИЙ КУКАРКИН

ДЕПУТАТ

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

КАНДИДАТ

- Ну так что мужики? Начнем компанию по моим выборам? - сказал я выливая остатки из бутылки в стакан.

- Попробуем... Конечно! - нестройно загалдели мужики, прикладываясь к разбитым и грязным пивным кружкам или пол литровым баночкам с отгрызенными краями, наполненными мутнокоричневой жидкостью.

Меня уже как месяц выперли с работы. "Формулировка, "по сокращению штатов", повисла надо мной, как дамоклов меч. Ни одна приличная организация не берет меня с такой формулировкой. Везде требуются строители, работяги технических специальностей, просто работяги, а инженеры по оптике почему-то не нужны. Пошатавшись по пивным и кабачкам, я пришел к выводу, что пора идти в политику, тем более что все злачные заведения политизированы настолько, что одна пивная за демократов - куда не пускают коммунистов, другая за коммунистов - куда не пускают демократов, третьи - нейтральны, где бьют физиономии и демократам, и коммунистам. Так я приперся к нейтралам и предложил друзьям-алкоголикам выбрать меня депутатом от их округа в Верховный Совет России.

Евгений Кукаркин

Дыхание кризиса

Командир полка полковник Кирсанов смотрел на наши коробки взводов презрительным взглядом. В ближайшее время его должны были перевести в штаб округа и мы уже для него ничего не представляли.

- Майор Сергеев, приступайте к распределению взводов по своим местам.

Он, переваливаясь на толстых ногах, направился в свой кабинет. Майор уникален. Ведет себя перед нами безобразно, но как начальник штаба по профессионализму равных себе не имеет. Вот и сейчас он засунул левую руку в карман брюк и перекатывает свои яйца.

Евгений Кукаркин

Курсы повышения квалификации

ИЛИ СЛЮНЯВАЯ СОБАЧКА ПАТИ

Боже, как хочется в туалет. Моя паршивая машина еле-еле ползет возле тротуара и я взглядом выискиваю необходимое заведение. Заветная буква мелькнула на грязной двери. Скрипят тормоза и я тут же посылаю проклятия всему городу и прежде всего мэру. Ниже буквы лоскут бумаги с надписью "ремонт". Опять продвигаюсь вперед и вот они, две двери, щедро отделанные под орех. Под буквой "М", метализированная надпись "Туалет платный. Вход 10000 рублей". Еще ниже лоскут бумаги с типографским текстом. "Производится набор на платные трех недельные курсы повышения квалификации торговых работников. По окончании курсов выдается сертификат международного значения с правом работать во всех странах мира и СНГ. Начало занятий с 1 Апреля. Плата 700000 рублей, куда обеды не входят." Ниже телефоны, нарезанные лоскутками. Отрываю телефон и толкаю дверь. Господи, кругом хрусталь и зеркала. Да я попал во дворец.

Евгений Кукаркин

Президент

Написана в 2001 - 2002 г.г. Приключения современных бизнесменов.

Я приехал в город N... днем. Было облачно и мелкий дождик отчаянно гнал водяную пыль в лицо. На платформе меня встретил Борис, представитель нашей фирмы в городе. Над его головой раскрыт огромный зонтик, который прикрыл нас сверху от сырости.

- Федор, наконец то, - тряс он мне руку. - Я уже заждался.

- Все здесь подготовил, ничего не забыл?

Популярные книги в жанре Приключения: прочее

Том Делон — наш сосед, полицейский. Он первый прибежал к нам, как только Мэри обнаружила, что люлька Твени пуста.

— Твени исчез? Вы уверены, миссис Пальмер? Впрочем, да… Грудные младенцы не бегают. Ну ладно. Времени терять нельзя.

Он сдвинул шляпу на затылок, поднял трубку и набрал номер главного полицейского управления. Мэри стояла рядом с ним, вся дрожа, но глаза ее были сухими, когда Том объяснял по телефону, что похищен ребенок.

У мыса Отвэй. – Рассказ доктора. – Ученые и людоеды. – Кораблекрушение медицинского факультета. – Туземное гостеприимство. – Каторжник, ставший вождем. – Английский профессор и австралийский колдун. – Туземные франты. – Месть дикарей. – Ученые остались одинокими в пустыне. – Возвращение диких. – Необыкновенное жаркое. – Крепкая выпивка.

После 35-дневного плавания мы оказались 10 января 1876 года в виду мыса Отвэй. Отсюда нам оставалось только переправиться утром на другой день через бухту Порт-Филипп, высадиться в Сандридж, а там железная дорога в несколько минут доставила бы нас в Мельбурн, бывший целью нашего путешествия.

Не успела наша "Морячка" ошвартоваться в порту Йокогама, как Муши Хансен сбежал на берег, чтобы узнать: не найдется ли для меня подходящего противника в каком-нибудь местном боксерском клубе. Вскоре он вернулся и сообщил:

– Ничего не выйдет, Стив. Сейчас здесь устраивают бок только для скандинавов.

– Это как же тебя пони мать? – недоверчиво спросил я.

– Понимаешь, сейчас в Йокогаме стоит китобойная флотилия и охотники на котиков тоже, и вообще, порт набит скандинавами.

Летающая тарелка с конусообразным дном вращалась медленно над лесом. Интересно, что высматривали из иллюминаторов на конусе в лесу, в позднюю осень? Листва черным ажуром лежала вдоль асфальтированных дорожек, сами дороги были чисты, листва на них уже практически не падала. Маленькие голубые белки, полные и сытые иногда перебегали дорожки.

Наблюдатели с летающей тарелки просматривали сквозь темную призму времени, жизнь Маргариты. Для простоты эксперимента была выбрана дорога в лесу, по которой периодически в течение 30 лет она проходила. Дорога шла от космического института, до жилого комплекса, где она жила. На летающей тарелке ее знали, знали всю ее жизнь, и поэтому именно с нее решили провести опыт времени.

За окном волновалось море. На горизонте виднелся белый парус яхты. Виктория с удивлением наблюдала за действиями мужчины: он устанавливал в узкую вазу перья павлина, а из них выводил провода. Она только сегодня приехала во дворец Павлина, к родному мужу можно сказать вернулась! А он ее и не замечал!

– Юлий Ильич, ты, что делаешь с перьями павлина? – спросила Виктория седоватого мужчину, поднимая руками пышные белые волосы над своей головой.

За окном волновалось море. На горизонте виднелся белый парус яхты. Виктория с удивлением наблюдала за действиями мужчины: он устанавливал в узкую вазу перья павлина, а из них выводил провода. Она только сегодня приехала во дворец Павлина, к родному мужу можно сказать вернулась! А он ее и не замечал!

– Юлий Ильич, ты, что делаешь с перьями павлина? – спросила Виктория седоватого мужчину, поднимая руками пышные белые волосы над своей головой.

Летающие, блестящие снежинки – бальзам на мою душу и настроение. По краю асфальта, под легким снегопадом я могу идти и идти, без всякой конкуренции: люди предпочитают ехать в машинах и в автобусах. Пусть едут. А я пройду по краю снегопада, пока я иду, аура – очищается, я возрождаюсь, набираюсь астральных сил без всякого человеческого обмена энергиями. Сейчас модно искать крайнего в изъятии внутренний энергия, так вот, я энергию беру из космоса летающих снежинок.

Артем сидел на компьютерном столе и бредил странной идеей, стать Фиолетовым Богом. Зачем это ему нужно он не знал, но очень хотелось стать единственным и всесильным. Власти над людьми у него не было, но у него была визитка фиолетового цвета с белыми буквами, на ней стояло его имя и телефон с факсом. Факс был на фирме. По факсу посылают видимые на бумаге тексты и картинки.

Он задумался, значит, его родители дали ему имя в честь Артемки Паровоза?

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Евгений Кукаркин

Кучер

Написано в 1997 г. Политический триллер о ген. секретаре К. У. Черненко.

1930 год.

Жара не спадает. Лошади, спущенные на поводке, плетутся еле-еле. Мы не спешим, хотя надо еще объехать пол участка границы. В это время редкий контрабандист или нарушитель посмеет рискнуть проникнуть к нам, а вот с наступлением вечера, когда прохлада окутывает землю, только тогда и может начаться для них активная жизнь. Старший, Лешка Коновалов, ведет нас вдоль, наполовину высохшей речушки, Хоргос, отделяющей территорию Казахстана от Китая.

Евгений Кукаркин

Любой ценой

* ЧАСТЬ ПЕРВАЯ *

СВОЕ ДРУГИМ НЕ ОТДАДИМ

Моя жена сошла с ума. Совсем взбесилась без мужа. Только прикатил из Серного Ледовитого Океана, как она мне заявила.

- Очень хорошо, что ты прибыл сегодня. Я тут без тебя документы в суд подала, на развод. Так что я точно подгадала, сегодня как раз и надо идти, наш судья работает в нечетные дни.

Я чуть не упал у входа.

- Варька, ты что? Белены объелась?

Евгений Кукаркин

Лоббист - это опасная профессия

Написано в 2001 г. Приключения.

Мария страстная, запоминающаяся натура. В постели просто заводной механизм, которому всегда мало и всегда хочется по разному. Мы уже второй час занимаемся любовью и, наконец, валимся на подушки усталые и довольные.

- Принеси морса, - просит она, вытирая полотенцем свое лицо и грудь.

Я сходил на кухню, достал из холодильника графин и принес его в спальню. Мария бесстыдно развалившись, расслаблено глядит в потолок. Наливаю ей стакан красной жидкости и подношу к лицу.

Евгений Кукаркин

Луна - это моё проклятье

Написано в 1997 г. Приключения.

Луна- это мое проклятье. С 16 лет я болею этой непонятной болезнью. Как только лунный свет прорывается к грешной земле, во мне начинает бурлить черт знает что. Я встаю с кровати и начинаю бродить по квартире. Самое ужасное, я не понимаю сплю я или нет. Луна манит меня, она зовет на улицу, в этот непонятный, дающий мне силу свет.

Вот и сейчас, тихо открываю дверь и вхожу в коридор. Его темнота ужасна, я сразу же теряю представление пространства, приходится ощупью ползти по стенке до кухни. Здесь опять радостные блики лунного света на полу. Я спешу к двери. Задвижки на ней неприятно стучат и тут, сквозь музыку тишины, прорывается тихий голос.