Кто же из них настоящий?

Авторы   Произведения   Рецензии   Поиск   О портале   Вход для авторов

Кто же из них настоящий?

Вера Эльберт

Эту парочку Брэндон впервые увидел в ресторане на верхней палубе, когда они, растворяясь в свете разноцветных прожекторов, вышли на небольшую эстраду танцевать танго. Красно-фиолетовые лучи вспыхивали фейерверком на блёстках её платья, сшитого  в стиле ретро начала ХХ века, и переливались на его бриллиантовых запонках, сверкающих на белоснежных манжетах. Оба они были молоды, красивы, изящны и казались бесконечно влюблёнными друг в друга.

Другие книги автора Вера Эльберт

Авторы   Произведения   Рецензии   Поиск   О портале   Вход для авторов

Волшебный сундучок сказка

Вера Эльберт

Часть первая.

1.

— Так вот, дорогая моя, для нас теперь настали тяжёлые времена, — сказала со вздохом тётушка, перекусывая нитку. — Новых заказов почти не бывает. Так, переделываем всякое старьё...

— А это кому вы шьёте? — Кристина указала на целый ворох кукольных чепчиков и платьиц.

Никто не знал, откуда появилось это зеркало в доме, но его удивительные свойства сеньора Льетта открыла накануне своей свадьбы.

Помнится, она тогда что-то примеряла… Да, кажется, кружевную мантилью… И тогда ещё ей подумалось, что в это время её суженный сидит себе, наверное, где-нибудь на балконе, смотрит на луну и мечтает о ней. Молоденькая Льетта почему-то была уверена, что именно это сейчас и происходит.

«И всё-таки интересно, что он сейчас делает?», — подумала она, улыбаясь своему отражению.

Рождественская сказка.

Авторы   Произведения   Рецензии   Поиск   О портале   Вход для авторов

Комендант

Вера Эльберт

Дежурный офицер зашёл в личные покои коменданта  крепости Корф-Кастелл, что в Дорсетшире, и доложил о прибытии новобранцев. Комендант с сожалением отложил только что полученное и ещё не распечатанное письмо от невесты и попросил офицера начинать занятия без него. Бегло просмотрев списки вновь прибывших и отдав необходимые распоряжения, он вышел на галерею внутреннего двора замка и стал наблюдать за группой фехтующих двуручными мечами солдат.

— Ну что, — хорош! — сказал Виталик, отступая на шаг от зеркала. — Мышка будет довольна.

«Мышками» Виталик называл девушек, которых заражал вирусом иммунодефицита, год назад обнаруженным и у него самого. Биолог по профессии, он обладал пытливым умом и страстью к экспериментам. Опять же, и материал был подходящий: все, как одна, — красавицы и наивные дурёхи, прозябающие в своём сонном благополучии в ожидании «прекрасного принца».

У самого Виталика к его тридцати годам жизнь сложилась не лучшим образом: диссертацию по окончании биофака он так и не написал — мешали голод, холод и убогое прозябание в общежитии, которое потом сменили бомжатники, да и на их оплату денег едва хватало, — много ли заработаешь частными уроками!

Авторы   Произведения   Рецензии   Поиск   О портале   Вход для авторов

Окно и Замочная Скважина

Вера Эльберт

Заспорили как-то Окно и Замочная Скважина, кто из них в доме  главнее и кого хозяева больше ценят.

    —  Ну, конечно, меня! —  заявило Окно. —  Хозяйка дни и ночи возле меня проводит,  ни на шаг не отходит.  То с книгой сидит,  то вышивает,  то на дорогу смотрит... Что бы она без меня делала? Я все её секреты знаю!..

В давние времена жил на свете старик-крестьянин, и было у него три сына: старшие два, — расчетливые да смекалистые, а младший, — простачок-недотёпа. Так и звали его — Янек-Простофиля.

Пришло время, осиротели братья и стали стариково хозяйство делить. Старшие два брата — делят, за каждую малость ссорятся, а Янек сидит себе в уголке, наблюдает — скучает. Сидел, сидел, да и заснул. А поутру, как проснулся, вынесли ему братья его наследную долю — вязанку хворосту, да с тем и отправили на все четыре стороны.

Авторы   Произведения   Рецензии   Поиск   О портале   Вход для авторов

Путь на Босворт пьеса

Вера Эльберт

Историческая пьеса в четырёх действиях.

Действующие лица:

Ричард III, король Англии, Франции (номинально) и Ирландии – 32 года; изящный, темноволосый, невысокого роста с красивым, мужественным лицом; одет дорого и изящно.

Сесилия Невилл, Герцогиня Йоркская, его мать – 70 лет; высокая, изящная, с царственной осанкой и горделивой посадкой головы, с красивыми и благородными чертами лица; говорит резким голосом, с пафосом; выразительно, властно жестикулирует; одета в чёрное; из украшений только регалии.

Популярные книги в жанре Социальная фантастика

Дорогая Нина!

Время от времени вокруг нас происходят события, значение которых мы понимаем только спустя годы. А бывает и по-другому, иногда несколько необязательных фраз самым удивительным образом отменяют устоявшиеся представления о привычных вещах. Как обвал, катастрофа или счастливое избавление. Наша с тобой мимолетная встреча как раз из этого числа. Без кокетства, стыда или сожаления сознаюсь, что внезапно и бесповоротно изменился самым неожиданным образом, словно по приказу, которого нельзя ослушаться, сделался другим человеком. Не лучше, не хуже, другим. Сомневаюсь, что я стал счастливее, но зато я оказался способен задавать вопросы, которые мне прежде в голову не приходили. Например, зачем я? Ничего себе вопрос, а? Или почему я называю себя фантастом? Что это вообще такое — фантастика? Зачем людям понадобилось заниматься таким странным делом? Что там ни говори, но фантастика появилась давным-давно, давным-давно. Не тогда, когда мы были маленькими. За тысячи лет до нашего появления на свет. Для чего? Для какой надобности?

Хрусталь колонн, уходящий вверх; серебристый поезд, подбегающий к перрону. Привычно поют динамики.

«Станция „Ронсеваль“. Поезд дальше не пойдет. Просьба освободить вагоны».

В самом деле, что еще остается? Съехать на эскалаторе. Протиснуться сквозь турникет, сразиться с подпертой воздухом дверью. Пробежать мимо хронически (или навсегда?) закрытых ларьков…

И бросить взгляд туда, где за багряной бархатной лентой, закрепленной на несерьезных хромированных столбиках, разложены, как напоказ, цветы… Конечно, конечно!

Ева танцевала среди облаков — радужной птицей, невесомой бабочкой. Лепестки юбки метались огненными крыльями; блестящие башмачки и узкие ладони попеременно касались золотого луча проволоки — не опираясь, а отталкиваясь. Как будто каждый шаг был началом полета.

Когда первая тварь, скалясь и визжа, сорвалась с башни, зал ахнул. Ева замерла, будто парализованная страхом — зал затаил дыхание. Ева покачнулась, выгнулась, распласталась в шпагате, успевая отклониться от оскаленной пасти в самый последний момент — зал выдохнул протяжно и восхищенно, и, через минуту ошеломленного молчания взорвался аплодисментами. Ева улыбнулась; капелька пота скользнула по виску.

У него не было друзей, кроме Джризлика, и он уже привык к этому. Но сейчас слезы лились по его лицу, собираясь в левом уголке рта. Уже девять дней как его лучший друг не приходил к нему.

Вопреки собственному обещанию не затрагивать этой темы с семьей, он пытался расспросить о нем своих родных, но никто конечно не мог ему ничем помочь.

— Джэж, ты почти не ешь! — обвинила его мать.

Большая ложка, наполненная мутным пахучим варевом, снова и снова атаковала его губы. Часть еды попадала в рот, часть оставалась на ложке, а остальное размазывалось по губам и падало ему на передник, который заботливо прикрывал грудь.

Можно ли предать, не подозревая о своем предательстве? И не зная, кого предаешь? Я смотрю в огонь… Полупрозрачные беспрестанно изгибающиеся языки работают неумолимо. С ленивой грацией хищника они обнимают свою медленно обугливающуюся жертву. Пройдет несколько минут – и, отбросив притворную ласку, они ринутся на почерневшую добычу, с урчанием вгрызутся в нее, и она исчезнет. Сгинет навсегда, превратившись в горсть пепла. Но, даже канув в небытие, она не заберет с собой это мерзкое, щемящее чувство.

В этот день Сэнсэй и его Ученик говорили о силе и слабости. Ученик никак не мог взять в толк, как это слабость может быть проявлением силы…

© Sashenka

Армия повстанцев-мужчин идет на штурм города Янев, собираясь отомстить женщинам за вековые обиды и угнетение. Главная цель восставших — Клонарий, завладев которым повстанцы смогут обеспечить свои ряды пополнением. И начинается страшная битва на улицах Янева.

© kkk72

Повзрослевшие Тео и Габби теперь смотрят на мир совсем другими глазами: пережитые травмы сделали их сильнее, однако судьба продолжает подкидывать брату и сестре все новые и новые испытания.

Ричард больше не безропотный мальчишка, а возмужалый герой и смелый юноша, готовый на великий подвиг ради своей любви. Не сведет ли его с ума столь сильное чувство? Ведь последствия такого душевного урагана могут оказаться фатальными… Сможет ли Ричард взять за них ответственность в полной мере? И чем обернутся для молодых людей эти революционные – во всех смыслах – этапы взросления?

Комментарий Редакции: Первоклассное сочетание взрывного сюжета, легкого повествования и погружающих в сюжет декораций. В героев сложно не врасти!

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Авторы   Произведения   Рецензии   Поиск   О портале   Вход для авторов

Пророк

Вера Эльберт

Семён Петрович Коробков считал себя великим пророком. И хотя все новости он узнавал не раньше других, а иногда даже  позже, узнав что-нибудь новое, он тут же заявлял:

– Я это предсказывал!

С ним обычно не спорили, его уважали и относились к нему с симпатией, хотя никакими особенными талантами он не отличался. И менее всего он отличался даром предвидения, что было хорошо известно всем его друзьям  и соседям, поскольку ни пророчества, ни прогнозы, которыми он их щедро одаривал, никогда не сбывались.

Авторы   Произведения   Рецензии   Поиск   О портале   Вход для авторов

Рай в аду

Вера Эльберт

Людмила Викторовна неторопливо шла по аллее огромного парка, напоминавшего её любимую «Сосновку» на Северном проспекте в Санкт-Петербурге. Свинцовые октябрьские сумерки ещё только начинали сгущаться, но уже кое-где  зажглись фонари, и их свет отражался  на мокром асфальте и в лужах, оставшихся после дождя. В воздухе пахло увядшей листвой, было тепло и сыро. Навстречу Людмиле Викторовне шли две пожилые женщины, одетые в резиновые боты и демисезонные пальто из тёмного драпа, производства фабрики «Большевичка». На голове у одной был самодельный, вязанный  берет  из  искусственной  пряжи кричащей расцветки, у другой – старомодная фетровая шляпка с отвисшими полями.

Авторы   Произведения   Рецензии   Поиск   О портале   Вход для авторов

Трудный ребёнок

Вера Эльберт

 В прихожей зазвонил телефон. Марья Петровна выключила телевизор, отложила вязанье, подошла к телефону и подняла трубку.

– Алло! Марья Петровна? – раздался голос её новой приятельницы, Леры.

– Да… – робко ответила Марья Петровна.

– Можно мы к вам сейчас с Катей придём? Катя говорит: «У бабы Маши всегда блинчики такие вкусные!..»

После несчастного случая, который чуть не стоил ей жизни, Китти Крамер покинула Лос-Анджелес, устроилась бухгалтером в небольшую компанию в провинциальном городке… и в первый же день проснулась в постели ее владельца, Кена Уайлдера. Нет-нет, ничего такого – она всего лишь по ошибке заняла его кровать, к огромному неудовольствию хозяина!

Теперь строить строго профессиональные отношения попросту невозможно, так что Кену и Китти поневоле приходится стать друзьями. Однако под маской дружеской симпатии мужественный красавец прячет чувства, которые с каждым днем все труднее скрывать от возлюбленной…