Кто скорбит по Адонаю

Кто скорбит по Адонаю

Как только открылась дверь лифта, все на мостике оторвались от работы.

Кирк загадал: сейчас войдет лейтенант Кэролин Пэламас с докладом об осколках похожего на мрамор вещества, которое они втянули с мертвой планеты из группы Кекропа. Да, он оказался прав. Кэролин протянула ему отчет.

– Спасибо, – стараясь не смотреть в ее сияющие серо-синие глаза, сказал он.

Совершенная красота, подумалось ему, может стать тяжелым бременем для женщины. Взгляды, которые она невольно привлекала, сразу ставили ее в особое положение. А ему не хотелось, чтобы Кэролин Пэламас чувствовала себя одинокой. Ее достоинства заключались не только в роскошных золотистых волосах и серо-синих глазах – она, будучи новым членом экипажа, прекрасно разбиралась в археологии. Кирк постоянно боялся обидеть ее своим восхищенным взглядом. Он сказал:

Рекомендуем почитать

На планете Аргелиус похвалялись, что у них лучшие "Горы Венеры" в Галактике. А самым популярным заведением среди космолетчиков было кафе, в котором исполняла танец живота несравненная свежая и экзотическая Кара. Приятные молодые женщины, скрашивавшие мужские компании за столиками этого кафе, были привычной, хоть и по-прежнему приятной картиной для Кирка и Мак-Коя. Но – блистательной новинкой для Скотти. Он сел с ними за столик, оглядываясь по сторонам в совершенном блаженстве. Потом его глаза остановились на Каре, которая с естественной грацией кружилась на танцплощадке, золотая прозрачная юбка обвилась вокруг ее ног.

Когда началась стычка с ромуланами, капитан Джеймс Кирк находился в церкви звездолета "Энтерпрайз" в ожидании церемонии бракосочетания.

Конечно же, он мог и уклониться от этого, поскольку был не единственным человеком на борту звездолета, имевшим право совершать подобные церемонии и многие другие, принятые между людьми. Новобрачные, кстати, били членами команды корабля: специалист Роберт Томлинсон (фазерные установки) и специалист второго класса Анжела Мартин (фазерные установки).

"Энтерпрайз" смог выдержать ионный шторм, но один человек погиб, и корабль получил серьёзные повреждения. Кирк вынужден был отдать приказ взять курс на базу 11 – огромный комплекс, являющийся одновременно ремонтным доком и галактическим командным форпостом.

Кирк представил подробный рапорт начальнику базы, старшему капитану Стоуну – сухощавому негру, который когда-то сам служил на звездолёте; Кирк знал его в те времена, хотя и не очень хорошо. В рапорт, разумеется, необходимо было включить письменное показание под присягой, касающееся обстоятельств гибели офицера Бенджамина Финни, и Кирк вручил его Стоуну в самую последнюю очередь и лишь после того, как несколько раз перечитал его. Стоун терпеливо ждал, потом заметил:

Симон ван Гелдер очутился на борту "Энтерпрайза" после того, как улизнул из исправительной колонии на Тантале с помощью телепортационного передатчика, воспользовавшись ящиком, который был адресован Исправительному бюро в Стокгольме. Это была отчаянная попытка, хотя и не слишком разумная по исполнению. Он едва ли провел на борту более трех минут, когда Тристан Адамс, директор и главный врач колонии, сообщил капитану Споку о побеге ("потенциально особо опасное дело"), и начался поиск.

Естественно, никому не хотелось пропустить момент, когда планета расколется. Хотя ее даже не побеспокоились как-то назвать: на картах она проходила под кодовым названием УЛАПХ42821ДБ, естественно сокращенным кем-то из младших офицеров "Энтерпрайза" до "Ла Пиг".

Правда, и это прозвище нисколько ей не подходило. Планета – каменный шар, около десяти тысяч миль в диаметре, ее поверхность представляла собой замерзшую, необитаемую пустыню, на которой не росло не только никакого кустика, но даже лишайника, способного хоть как-то оживить монотонный пейзаж, расстилавшийся насколько мог охватить глаз. И лишь в одном смысле это имя подходило – планета была слишком велика для своего класса.

Руда была интенсивного темно-фиолетового цвета. Кирк попробовал ударить по ней камнем. Раздался характерный лязгающий звук, но на поверхности руды не осталось никакого следа. Капитан отбросил камень в сторону и сказал:

– Фантастика! Эта руда даже в сыром состоянии раз в двадцать тверже стали!

– Если быть точным, капитан, – сказал Спок, сфокусировав свой трикодер на руде, – в 21,4 раза, чем лучшая марганцевая сталь.

Кирк включил коммуникатор:

На бескрайних просторах Галактики экипаж USS «Enterprise» вдруг сталкивается с одной высокопоставленной, но очень плохо воспитанной дамой…

Звезда Бета Ниоба, как показывали компьютерные расчёты, должна была превратиться в сверхновую через каких-нибудь три с половиной часа. Её единственная планета, Сарпедион, относилась к классу М и, согласно последним сообщениям, была населена гуманоидами, создавшими довольно высокоразвитую цивилизацию, но ещё не вышедшими в космос. Как бы там ни было, сенсоры "Энтерпрайза" показывали, что на Сарпедионе больше не осталось разумной жизни.

Но в то же время они засекли, что на планете по-прежнему функционирует сверхмощный генератор. Это означало, что там могли оставаться несколько уцелевших. Их следовало обнаружить и эвакуировать, прежде чем планета будет уничтожена.

Другие книги автора Джеймс Блиш

«Примечание Джеймса Блиша.Экранизация этого эпизода складывается из двух частей. Основная сюжетная линия повествует о событиях, имевших место в истории "Энтерпрайза" настолько давней, что единственным знакомым на корабле лицом был тогда лишь Спок. Линия эта переплетается с детально продуманной "обрамляющей" сюжетной линией, в которой Спок предстаёт перед трибуналом по обвинению в мятеже; причём главная сюжетная линия служит объяснением его несомненно мятежным действиям. Для экранизации такой приём оказался в высшей степени удачным – этот эпизод, как я уже упоминал, был удостоен награды Хьюго в соответствующей номинации за этот год – но при новеллизации он влечёт за собой столь частые изменения ракурсов и переходы из настоящего в прошлое, что рассказ делается запутанным до невозможности. (Я знаю – я пробовал!) Поэтому представленная здесь новелла включает только основную линию, при этом возвращая сюжету первоначальную развязку – не показанную телезрителям – которая завершала эпизод до включения в него "обрамляющей" линии. Думаю, создатели сериала также сочли, что приём с двумя сюжетами был ошибкой; по крайней мере, "Зверинец" оказался единственной подобной серией за всю историю сериала.»

В сборнике нашли отражение традиционные сюжеты научной фантастики: контакты с разумными существами других планет, приспособление человека к иной среде, путешествие во времени.

Повести принадлежат перу известных мастеров этого популярного жанра: А. Кларку, Р. Янгу и др.

СОДЕРЖАНИЕ:

Дмитрий Биленкин. Парадоксы фантазии

Джеймс Блиш. Поверхностное натяжение. Перевод К. Сенина

Дин Маклафлин. Братья по разуму. Перевод И. Гуровой

Роберт Ф. Янг. У начала времен. Перевод А. Иорданского

Артур Кларк. Встреча с медузой. Перевод Л. Жданова

Клиффорд Саймак. Сила воображения. Перевод К. Сенина

Пустынная поверхность этой планеты дала интересные образцы минералов и фауны, и Кирк был занят разбором контейнеров для телепортации на "Энтерпрайз", когда порыв ледяного ветра швырнул горсть песка ему в лицо. Рядом с ним Зулу, державший на поводке кроткое собакоподобное животное, поежился.

– Температура начинает падать, капитан.

– Ночью доходит до минус 250, – сказал Кирк, мигая, чтобы удалить песок из глаз. Он потянулся было, чтобы потрепать животное, но вынужден был резко обернуться на крик. Техник-геолог Фишер свалился со скамьи, на которой работал. Его комбинезон был запачкан липкой желтоватой рудой от плеч до самых ног.

Роман этот не о католицизме, но поскольку главный герой его — католический теолог, то книга неизбежно содержит ряд моментов, довольно болезненных для приверженцев католического и (в меньшей степени) англиканского вероисповедания. Читатели же, лишенные доктринальных предубеждений, вряд ли вообще обратят на эти моменты особенное внимание — не говоря уж о том, чтобы вознегодовать.

При написании романа я предполагал, что как обряды, так и вероучение римской католической церкви в течение века претерпят определенные метаморфозы, существенные и не очень. Публикация книги в Америке показала, что католики не имели бы ничего против моего Басрского Собора, против того, как я воспроизвел всю небезызвестную изящнейшую дискуссию, с пупков начиная и геолого-палеонтологическими данными заканчивая, и как разделался с тонзурой; но по двум позициям они не позволили бы мне хоть на шаг отступить от того, что можно найти в «Католической энциклопедии» 1945 года издания. (Ни один ученый до сих пор почему-то не возмутился тем, как я разделался к 2045 году с частной теорией относительности.) И вот о каких позициях речь.

Повесть «Поверхностное натяжение» считается в англо-американской фантастике классической. Она входит в цикл повестей о «пантропологии» — придуманной Блишем науке будущего, которая ставит перед собой задачу облегчить космическую экспансию человечества путем направленных воздействий на генетические механизмы наследственных клеток. И на самых дальних планетах, где условия жизни резко отличаются от земных, появляются «люди», выдерживающие стоградусные морозы, «люди», обитающие в листве на вершинах деревьев, «люди», по физическому облику почти не похожие на землян — своих прародителей. Еще более оригинальную метаморфозу претерпевают по воле автора герои «Поверхностного натяжения» — потомки людей, поселенные в системе Тау Кита. Как пишет Айзек Азимов, включивший эту повесть в антологию «Куда мы идем?»: «Сделайте одно только одно — фантастическое допущение, а затем стройте действие в строгом соответствии с логикой…»

Доктор Дональд Кори нисколько не скрывал своей радости по поводу появления Кирка и Спока, что, впрочем, вовсе не удивляло капитана. Этому было несколько очевидной причин: Кирк и губернатор были старыми друзьями, и, к тому же, Кирк привез новейшее лекарство, которое должно было выручить Дональда Туго ему приходилось! От человека требовалась недюжинная сила воли, чтобы подолгу находиться на Эбле-2, с ее ядовитой атмосферой и непомерной силой тяжести, да еще для присмотра за четырнадцатью неизлечимыми больными.

При приближении к Мелкотианской системе сенсоры «Энтерпрайза» засекли буй, который Кирк счёл за лучшее проверить. Ему было приказано установить контакт с мелкотианами любой ценой – никаких объяснений, просто «любой ценой» – но он был человек миролюбивый; к тому же опыт подсказывал ему, что люди, размещающие буи вокруг своих планет, имеют обыкновение стрелять в тех, кто не уделяет этим знакам должного внимания.

Прослушанная запись оказалась не слишком обнадёживающей. Она гласила: «Пришельцы. Вы вошли в пространство Мелкота. Вы немедленно покинете его. Это единственное предупреждение, которое вы получите».

Джеймс Бенджамен Блиш (1921–1975) — классик «золотого века» американской фантастики, оказавший огромное влияние на развитие жанра и навсегда оставшийся одной из ярчайших фигур этого жанра. В данную книгу вошло «лучшее из лучшего» в творческом наследии автора. Содержание: ДЕЛО СОВЕСТИ (роман) СЕЯТЕЛИ ДЛЯ ЗВЁЗД (сборник): Программа «Семя» Люди «Чердака» Поверхностное натяжение Водораздел КОЗЫРНОЙ ВАЛЕТ (роман) ЧЕРНАЯ ПАСХА (роман) ДЕНЬ ПОСЛЕ СВЕТОПРЕСТАВЛЕНИЯ (роман) ПОВЕСТИ: Век лета Аргументы совести РАССКАЗЫ: Знак с небес Стиль предательства На Марсе не до шуток Операция на планете Саванна Король на горе Маникюр Ни железная решетка… Произведение искусства Расплата «Би-и-ип!» День Статистика

Популярные книги в жанре Эпическая фантастика

Когда отряд с "Энтерпрайза" материализовался на Гамма Гидры Четыре, Роберта Джонсона нигде не было видно. Фактически никого не было видно, и место их прибытия, которое напоминало поле в Канзасе в середине августа, было сверхъестественно жутко молчаливым.

Светило очень яркое солнце, всюду была видна разнообразная зелень, ощущалось даже трепетание горячих волн над соседним лучом. Но все звуки жизни отсутствовали: ни насекомых, ни животных, ни людей. Все говорило о том, что это был именно район штаба экспедиции Джонсона. Неподалеку они увидели готовые домики.

Даже не знай Кирк, что Тир Акаар является верховным вождём десяти племён Сереса, он в первый же миг, материализовавшись со Споком и Маккоем перед посёлком, понял бы, что Акаары принадлежат к высшей знати. Перед каждым из шатров, раскинутых на окаймлённой кустарником поляне, был установлен шест с родовым знаменем, и на каждом из этих шестов выше родового знамени было укреплено знамя племени Акаара с изображением летящих птиц.

Несколько мужчин и женщин, одетых в яркие одежды простого покроя, с изумлением воззрились на троих с «Энтерпрайза», возникших перед ними буквально ниоткуда, но тут же поспешно исчезли в своих жилищах, едва из самого большого шатра вышел ещё один туземец. На нём была простая чёрная туника с вышитой на плече птицей. Ему было около сорока пяти лет, и выглядел он худощавым и крепким, как ремень из дублёной кожи. Глядя прямо в лицо Кирку, он приложил правый кулак к сердцу, а затем вытянул руку перед собой ладонью вверх. Угадать смысл жеста было нетрудно: моё сердце и всё, что у меня есть, открыто тебе.

Полученные Кирком распоряжения были просты. Он должен был "оказывать содействие" своему пассажиру с планеты Троя, имеющему какую-то тайную миссию.

Сложности представлял подтекст инструкций. Во-первых, миссия посла была совершенно секретна. Во-вторых, его переговоры затрагивали известный своей враждебностью народ соседней планеты Элас. Вдобавок к той головной боли, которую представляло собой "оказание содействия", обе планеты были расположены в той звездной системе, на которую претендовала империя Клингона. Входом в систему "Энтерпрайз" навлекал на себя гнев Клингона за нарушение его права владения.

Звездная дата 5.1312 была значительной для американского звездного корабля "Энтерпрайз". Сна знаменовала день его первой вылазки за пределы Галактики. На экране в зале заседаний была непривычная картина – редеющие огоньки звезд отступали перед бездонной темнотой, лишь кое-где нарушенной молочными светящимися пятнами, свидетельствовавшими о существовании иных галактик на расстоянии миллионов световых лет.

Кирк и Спок за шахматной доской подняли головы, чтобы посмотреть в центр экрана. На нем, еще невидимый, присутствовал объект, непостижимым образом излучавший позывные космического корабля, уже два столетия считавшегося пропавшим без вести.

Клингонский капитан не мог не понимать, что против "Энтерпрайза" у его маленького разведывательного корабля нет ни малейшего шанса – в конце концов, клингоны были знатоками во всём, что касалось войны. И всё же он приказал открыть огонь, едва "Энтерпрайз" приблизился к планете Органиа.

Ответный залп фазеров "Энтерпрайза" мгновенно разнёс клингонский разведчик на мелкие кусочки, но сам факт нападения свидетельствовал, что клингоны твёрдо настроены не позволить Федерации использовать эту планету в качестве базы. Сказать по правде, Органиа не представляла значительной ценности ни для одной из сторон – сельскохозяйственная планета, населённая земледельцами и скотоводами, не имевшими ни опыта в ведении войн, ни малейшего желания воевать. Тем не менее, стратегически она являлась единственной планетой класса М в спорной зоне, переговоры за обладание которой уже зашли в тупик и были прекращены. То была, по мнению Кирка, очередная Армения, очередная Бельгия – маленькая, слабая, не воинственная страна, которой случилось оказаться на пути, удобном для вторжения.

Под палящим солнцем Зенекса Фалькар посмотрел на остатки своего отряда и решил что проблему можно рассмотреть по-философски

– Убить подростка – это понятное желание, – высказался он, – но не часто для этого посылают армию солдат.

К его удивлению, солдаты рассмеялись на эту шутку. Было удивительно что в них осталось вообще какое-нибудь веселье, потому что схватка с Зенексианами была не только жестокой, но и совершенно бесплодной. Хотя совершенно не бесплодной для самих Зенексиан.

Когда на запрос "Дерзости" колония Сандовала на Омикроне Цети III не отозвалась, никто особенно не удивился: внутренне все были готовы к тому, что 150 колонистов, как и две предыдущие колонии, погибли по неизвестным причинам.

Уже после того, как группа поселенцев высадилась на планету, и связь с ними прервалась, было выяснено, что солнце этой системы излучает в спектре Бертольда. Даже сейчас об этом излучении мало что известно, а тогда и вовсе удалось установить только главное: не проходит и трех суток, как оно уничтожает человеческую плоть. Атмосфера планеты могла растянуть этот срок до недели, но колонисты-то прибыли на три года и не было ни средств защиты, ни противоядия.

В столовой Совета Найсуса были доступны только синтетические продукты. Кухня была закрыта из-за продолжающейся эпидемии. Мастер Корсал набрал на панели репликатора черный кофе, как любила подавать ему Кэти, и отправился к столу, за которым уже сидели двое: вулканец и андорианин.

– Корсал, – мягко прошипел сзади его имя знакомый голос. Это был Борт, орионский представитель в Совете. – Садитесь со мной.

Он оттащил Корсала от стола с двумя людьми и активировал щит секретности. Клингон потянулся к выключателю, чтобы убрать щит и проворчал:

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Звёздная дата 2822.5

Я сидел в своём кресле, глядя на вид из окна моей палаты. Это хороший вид, но меня он уже достал. Я выучил наизусть каждую деталь каждого здания на Звёздной Базе 11 или, по крайней мере, те, что находятся в поле моего ограниченного зрения. В некоторых ближних зданиях я могу видеть лица некоторых жителей. Моя любимая – милая молодая рыжеволосая в ближайшем здании. Иногда она стоит на балконе, наслаждаясь открывающимся видом. На её юном лице выражение невинной милашки, которая никогда не сталкивалась с какими либо лишениями и сложностями жизни. Я завидую ей.

Кадет Кэтрин Джэйнвэй крепко обняла свою закадычную подругу Анну Мэрс.

– Все будет отлично – сказала она, пытаясь придать своему голосу нотки оптимизма. Это было весьма непросто, если учесть, что на данный момент она оптимизма совершенно не ощущала.

– Конечно, все будет отлично – ответила Анна – я вообще-то о тебе беспокоюсь.

– Ох, да не беспокойтесь вы за Кэтрин – Блейк Томас незаметно подставил Кэтрин свое плечо – да в «Парижские квадраты» она сделает любого курсанта общаги в мгновение ока.

Непрерывные статические разряды в динамиках панели связи лейтенанта Ухуры были не самой большой неприятностью, доставленной планетой Пирис-7. С орбиты "Энтерпрайза" она представлялась темным неприветливым космическим телом – кусок черного гранита, брошенный в космос безо всякой видимой цели, темный, безжизненный, – если не считать членов десантной группы, перемещенной с корабля для обычного исследования и периодических докладов. Была куда большая неприятность – отсутствие этих самых докладов. Хотя Скотти, Зулу и рядовой Джексон были знакомы со стандартной процедурой работы группы высадки. Они хорошо знали, что от любой команды, исследующей неизвестную планету, требуется ежечасный доклад.

"Энтерпрайз" не часто пользовался космическим челноком "Галилей", потому что обычно он лучше выполнял задачи телепортации, и это был как раз такой случай. "Энтерпрайз" выполнял совсем другое задание, когда пришел сигнал бедствия с Эпсилон Канариса-3. Это было слишком далеко за пределами телепортации, а даже "Энтерпрайз" не мог оказаться сразу в двух местах.

Однако теперь "Галилей" возвращался обратно на встречу со своим кораблем-носителем. Кирк сидел за управлением, Спок выполнял обязанности штурмана. Пассажирами "Галилея" были доктор Мак-Кой и его пациентка, заместитель комиссара федерации Нэнси Хедфорд, очень красивая женщина чуть более тридцати лет, чья красота была слегка испорчена почти постоянным выражением какой-то суровости. Это соответствовало ее натуре, она была не из тех людей, рядом с которыми приятно находиться.