Кто осмелится не сделать подарок Санта Клаусу

Еугениуш Дембски

Кто осмелится не сделать подарок Санта Клаусу?

Перевод: Леонида Кудрявцева.

Она проснулась за несколько минут до рассвета. Это ее обрадовало, поскольку она любила начинать день, любуясь как из-за петушковых гор встает солнце. Сначала в полумраке появляются их вершины, выделяющиеся чернотой на фоне светлеющего с каждой минутой неба, неровные, зазубренные, и в то же время словно бы по линейке выстроеные ряды хребтов, потом из-за них прорывается один-единственный луч и резко, даже болезненно бьет в ее еще не до конца проснувшиеся глаза. А потом в долину Вадобре Лух прорывается целая полоса света и словно бы промывает в зелени полей и лугов дорогу от гор до замка. Михаэлина считала, что эта дорога принадлежит ей, только ей, ну и еще конечно Санта Клаусу. Никто другой не видел, наверняка даже не заслуживал этого великолепного зрелища. А еще она считала, что чем чаще будет видеть дорогу, тем выше ее шансы в один прекрасный день обнаружить нечто большее. Она могла бы приказать слугам будить ее раньше, или например поставить будильник на другое время, хотя взрослые и категорически запрещали устраивать какую либо даже наипростейшую "возню", однако... Ну конечно, слуги рано или поздно доложат об этом мамочке или папочке, и ранние пробуждения закончатся визитом к мистеру Йоргену.

Другие книги автора Еугениуш Дембский

Казалось бы, можно ли всерьез воспринимать просьбу сказочно богатой, но не вполне психически здоровой старухи найти злодеев, совершивших кражу… в ее собственном сне?

Берясь за это абсурдное дело, Оуэн Йитс и предполагать не мог, что ему (и не только ему) придется пережить множество опасных приключений и что под угрозой само существование мира…

Ватага охотников-драконоборцев находит логово драконьей королевы и устраивает облаву на чудовище.

Журнал «Если», 2003 № 03.

Очередное дело Оуэна Йитса. США запланировало грандиозную художественную выставку «Двадцать веков живописи», и это еще было самое скромное название, какое только можно было придумать. Планировалась экспозиция картин всех известных художников человечества. Все в строгой тайне, ведь суммарная стоимость этих полотен просто невообразима. Но теперь эти картины похищены. И ЦБР обращается за помощью к Оуэну...

Роман из цикла о приключениях Оуэна Йитса.

У ничем не выдающегося автомеханика неожиданно прорезается талант оперного певца. Известный журналист случайно погибает от укуса змеи, несмотря на прививку. Милая и приятная в общении молодая актриса превращается в жестокую и холодную женщину-вамп. Юноша из добропорядочной набожной семьи оказывается садистом...

Все эти, казалось бы, никак не связанные между собой случаи привлекают внимание частного детектива Оуэна Йитса. В итоге расследования он нападает на след гигантской аферы. Опасность подстерегает его на каждом шагу, и вскоре он понимает, что доверять больше некому и неоткуда ждать помощи...

Оуэн Йитс случайно выходит на след фирмы, которая занимается таинственным замедлением времени. При невыясненных обстоятельствах погибает главный подозреваемый. Дело приобретает все более загадочный оборот. Быть может замедление времени это мистификация, а Кратер Потерянного Времени это обычное жульничество?

Читайте вторую книгу увлекательных приключений Оуэна Йитса, наполненую атмосферой самоиронии, независимости и юмора

Вряд ли Оуэн Йитс мог предполагать, что явившийся к нему таинственный посетитель окажется старшим братом, которого он никогда не видел. Но… разве можно отказать в помощи собственному брату?

Вот так и началось очередное частное расследование. С новыми опасными приключениями и неожиданными встречами. С появлением давно, казалось бы, забытых противников с «той стороны мира»…

Таинственный доброжелатель незаметно, но умело вмешивается в жизнь одного из самых богатых людей страны, помогая ему, как это ни удивительно, стать еще более богатым…

Убийца, покушавшийся на жизнь мультимиллионера, неожиданно оказывается убит сам, причем загадочный спаситель предпочел остаться инкогнито…

На лунной базе столь же таинственным образом уцелевает после прямого попадания метеорита гениальный ученый…

Эти и другие события вынуждают Оуэна Йитса заняться очередным расследованием.

ЭУГЕНИУШ ДЕМБСКИ

Вонючая работа

За окнами лениво потягивался вечер - совершенно будто сытый котяра под рукою хозяина - создавая впечатление, будто бы он длиннее, чем на самом деле. Долгий осенний вечер: мокрый и холодный, будто язык у собаки, что нашла в поле еще не замерзшую лужу.

Хонделык поерзал в кресле, передвинул босые стопы, поджал зарумянившиеся от бьющего из камина тепла пальцы. Какое-то время он приглядывался к эволюциям собственных стоп, которые выкручивались, ежились и выпрямлялись, растопыривая пальцы веером. Обтягивающие кожаные штаны не скрывали форм длинных, крепких ног. Он был высокий мужчина - что было заметно даже тогда, когда сидел - он занимал кресло, табуретку, на которую опирал щиколотки, но ноги все равно частично висели в воздухе. Одна рука опиралась о стол рядом с кружкой, вторая покоилась на животе. Голову он откинул на высокую спинку и крутил ею, то смотря на огонь, по поглядывая на Кадрона. На худощавом, вытянутом лице рисовался покой и сытая леность, только вот по глазам, их окружению и морщинкам у носа, было видно, что лицо мгновенно может превратиться в грозную маску. Кожаные сапоги с высокими голенищами стояли в правилах сбоку. От них шел пар. Кадрон склонился и чуточку их передвинул, проверил ладонью, сколько тепла приходит к сапогам, и повернул голенища, чтобы сохла и другая сторона.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Специалисту по связи Джеффу показали мистера Неллита, гостя-антареанина, стройную золотистую тварь в перьях. Он приехал чинить гиперрадио. К началу второй недели работы антареанину выделили комнату в одной из квартир через двор от Джеффа. В тот же вечер они устроили в честь Неллита вечеринку. Жена Джеффа, красотка Мардж, целый вечер проговорила с Неллитом. Затем Джефф стал частенько видеть их по вечерам в садике на крыше. А затем…

© ozor

Месть, пылающая в душе Айрона Коэна, открыла ему путь к самой необычной форме жизни во Вселенной. Но враг, с которым он схватился в Поединке, есть существо, чей разум исчисляет миллионы лет… локального времени. И в этой непостижимой, холодной душе живёт свой неугасимый огонь.

В кабинете Писателя-фантаста длинными рядами теснились книжные шкафы. Сквозь стекла были видны корешки десятков тысяч книг. На почетном месте стоял шкаф с произведениями самого хозяина кабинета. Писатель сидел в кресле, за рабочим столом, а Журналист, берущий у маститого автора интервью, напротив. Календарь на столе показывал 24 ноября 2055 года.

— …Уэллс? — без всякого выражения переспросил Писатель. — Вы сказали — Уэллс?

— Ну, конечно же, Уэллс! — воскликнул Журналист.

Слова были легкими поглаживаниями, приводящими ее в себя. «Эй, привет. Приве-е-ет!»

Она чувствовала свет сквозь веки и знала, что если откроет глаза будет больно, и ей придется закрыть их ладонью чтобы свет едва проникал сквозь пальцы.

«Поговорим?» — сказал мягкий мужской голос.

Наконец, ее сознание просветлело настолько, что она удивилась: где же ее мать? Она воззвала к дальним уголкам своего сознания, но ответа не было, и не могло быть. Однажды она позволила матери войти и «выбросить» ее обратно не представлялось возможным. Это не было так просто как если бы она, например, позволила матери войти в ее дом; не было обратного пути с тех пор как мать оказалась в ее голове, потому что не было тела куда она (мать) могла бы вернуться.

Фелиси нравился доктор. Он был уже немолод, но какое энергичное, по-настоящему мужественное лицо! Какая стремительная, уверенная походка, и какие широкие грудь и плечи! А глаза, в которых порой вспыхивал странный внутренний блеск — это были глаза подлинного рыцаря Науки, её фанатика, который во имя неё не остановится ни перед чем.

Почти каждый день доктор приносил Фелиси коробку шоколадных конфет. Конечно, он говорил, что это лекарство — будто шоколад повышает давление и вообще помогает против малокровия и анемии, но стоило Фелиси обмолвиться, что её любимые конфеты — «птичье молоко», как на её столе стали появляться именно они.

Пыль текла быстрыми ручейками по тёмно-красному камню Пути.

Полярные ветры вернули себе владычество ещё на одну зиму — Солнце отдалилось от планеты, и ледяные поля севера притягивали к себе влагу.

Вирх легко качнулся, впитывая в себя заряжённые частицы, искрящиеся в потоках углекислого газа — надо было напитать тело теплом и электрическим зарядом перед долгой зимой… и очередным забегом среди багряных дюн, скрывающих под собой полярную шапку.

Ну наконец-то. Я принял твердое решение. Война закончена, и, как только «Солнечный удар» осуществит посадку на Земле, я сдам своих пленников какому-нибудь чиновнику трибунала по военным преступлениям и снова стану абсолютно гражданским лицом. Я буду свободен делать что хочу — пить вино, петь песни и... ну, вы понимаете, что я имею в виду, — в общем, весь набор.

Коммуникатор, установленный на потолке приятного, нежного цвета, показывал оставшееся расстояние — два миллиона миль. В общем, пара пустяков! Это путешествие вообще оказалось очень приятным. «Солнечный удар» — роскошная частная космическая яхта, реквизированная для нужд земного Космического флота — для доставки моих необычных подопечных в руки правосудия. Я надеялся, что когда-нибудь я смогу позволить себе такую яхту. После того как много лет пробуду сугубо гражданским человеком...

ГГ романа, женщина с Земли по имени Ирина, внезапно оказывается в Галактике. Ее похитили и подбросили на планету с красивым названием Анэйва с какой-то непонятной целью непонятно кто. Она растеряна, она ничего не понимает, вдобавок ей стерли память, жестоко ранили…

Ей придется примириться с этим странным непонятным миром. Научиться жить в нем. Преодолеть немало терний. Хлебнуть вдоволь испытаний из наполненной до краев чаши. Ведь Ирина — не супергерла, она самая обычная, среднестатистическая, как принято говорить, женщина, без вагонетки амбиций и налета здоровой стервозности, вдобавок ее личность искалечена необратимой потерей памяти.

Но она хочет жить — и выживет.

Хочет вернуться домой — и вернется.

Правда, ей еще предстоит понять, где находится ее дом — на Земле или Анэйве.

Но в итоге она даже будет счастлива… насколько сумеет.

Вдобавок, тот, кто стер память Ирине… и тот, кто хотел через нее отомстить некоторым высокопоставленным лицам на Анэйве, — они оба расплатятся за свои гнусные дела. Но месть свершится. Частично… пострадают не все, кто должен был пострадать по изначальному плану.

Но добро и справедливость — такие интересные вещи. Если, не раздумывая, готов бросить на кон чужую жизнь, в данном случае, жизнь Ирины во имя своих идеалов и целей — будь готов к тому, что кто-то другой распорядится уже твоей жизнью. Высокопоставленные лица Анэйвы получили свое поделом.

И пусть не говорят, будто не знали, на что шли!

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Эугениуш Дембский

Наиважнейший день 111394 года

В восемь часов Рами начала будить Барбара, осторожно воздействуя на его сознание тишайшим шелестом, еще более тихим, чем отзвук падающей снежинки, затем создавая шум легчайшего шебуршания листьев дерева. Барбар не просыпался, тогда она зажурчала, как ручей, омывающий донные камешки. Но поскольку и это не помогло, она использовала звучание мелодичного колокольчика. Рами очень любила Барбара и меньше всего на свете хотела бы причинить ему зло, но она знала, что чересчур затянувшаяся побудка может принести больше вреда, чем пользы, - Барбар проснется раздраженный, сам не зная отчего, и сорвет свое недовольство прежде всего именно на ней.

Дёменко Алексей Юрьевич

Стихи и рассказы

Автобиография

Родился я, Дёменко Алексей Юрьевич, в городе Актюбинске (ныне Актобе, республика Казахстан) в 9.45 утра 20 января 1983 года. Читать, спасибо бабушке, научился ещё будучи в детском саду. Самое страшное воспоминание того времени - бегающая за мной по всей комнате толпа детей с просьбами в двадцатый раз за день прочесть им "Колобка". Ещё с раннего детства я рос неспокойным, драчливым, неусидчивым, болезненным и дьявольски активным ребёнком. Редкий день учёбы, ещё в первом классе, проходил без вызова к завучу или директору, часто просто для того, чтобы я ничего не успел натворить. Моя потрясающая ассоциальность, драки с пяти-, шести - и даже девятиклассниками(!), постоянные ссоры со всем своим ученическим коллективом и плохая успеваемость в конце концов привели к тому, что мне, в середине второго класса, пришлось перевестись в школу №11, славящуюся своей дисциплиной и авторитетом. Но вредного ребёнка это не успокоило и класса до восьмого всё вышеперечисленное продолжалось. К числу моих любимых занятий, в то время, относилось сидение в шкафу во время урока с гробовым подвыванием (начальные классы), демонстрация одноклассникам забавных "самовыдуманных" сценок и пародий на рекламу (средние классы) и споры с учителями(регулярно). За сочинения я обычно получал две стандартные оценки: 5- за содержание и оригинальность (однажды написал сочинение по фильму "Терминатор II", ставшее притчей во языцех для всей школы) и 3 - за ужасный почерк и множество грамматических ошибок. Однако где-то в 7-8 классе я внезапно увлёкся физикой, потом другими предметами и девятый класс ухитрился закончить без двоек чему сам, вместе с учителями, несказанно удивился. Ещё учась в 11 школе я пытался зарабатывать деньги на карманные расходы как продавая газеты и всякую мелочь, сдавая бутылки, выполняя мелкую работу на рынке так и другими, менее законными, способами. После девятого класса я перевелся в бизнес - школу (вечернюю) №44, сделавшись почти отличником. В жёстком мужском (количество девочек в классе даже в лучшие годы не превышало трёх) коллективе особо светлого будущего я для себя не видел и последнюю четверть уже заканчивал в школе №24 города Старый Оскол. Выпускной аттестат, полученный после окончания 11 класса был без троек (один бог знает чего это стоило мне и учителям) и полученных знаний хватило, чтобы поступить в Старооскольский филиал БелГУ на специальность "Учитель начальных классов". Будущее показало, что выбор, вроде бы был верен: я не только смог проучится до третьего курса без троек (впоследствии схлопотав, на зимней сессии одну по математике, от общей усталости), играть в студенческом театре "СТОП", вступить в клуб студенческого актива "Лидер" (при УДМ), но и стать лауреатом первого международного студенческого фестиваля "Учитель русской словесности" посвященного 200-летию В. Л. Даля (Москва, 2001 г.), городского конкурса "Талант 2001", Белгородского регионального тура 4-го всероссийского конкурса студенческих работ в области связей с общественностью "Хрустальный апельсин" (Белгород, 2002 г.), дипломантом городской премии "Одарённость 2002" и бла бла - бла. Ещё учась на первом курсе я случайно написал свою первую статью, которую тут же напечатали в городской студенческой газете "Бутерброд". Это подвигло меня на новые опусы и когда, в конце 2002 года, мне предложили работать корреспондентом областной газеты "Смена" мои статьи уже неоднократно публиковались в городских газетах "Вечерний Оскол", "Путь Октября" и "Веснушка". Осенью 2002, находясь под впечатлением самиздатовского сборника рассказов одного украинского автора, я сочинил свой первый чётко оформленный рассказ "Бред сивой кобылы" принятый читателями на ура.

Деменко Константин

Hаписанное ниже, повествование является полностью вымышленным Отсутствие закономерности с какими либо биологическими, физичес кими, и другими процессами для написанного ниже вполне закономерно.

Совпадения имен и фамилий с именами и фамилиями существующими

могут быть только случайными. Заранее приношу свои извинения за возможные грамматические ошибки и

бессмысленное содержание данного текста.

БУДHИ

Деменко Константин

Инструкция по добыче использованию шкуры ежа

Еж- это такое животное у которого имеется колючая шкура, обеспечивающая защиту от внешних воздействий животных хищников, однако, наиболее хитрые животные, все так и умудряются расправится с ежами.

В данной статье будет рассказано:

1. Kак найти, как поймать и как обезвредить ежа.

2. Kак снять шкуру с ежа.

3. Использование ежовых шкур в обороне, быту,спорте и досуге.