Кто брал Рейхстаг. Герои по умолчанию...

Как на самом деле развивались события, приведшие к началу Великой Отечественной войны? Кто реальные герои водружения знамени Советского Союза над Рейхстагом? Зачем и кому понадобилось переписывать историю взятия цитадели Третьего рейха?

В книге на основе недавно рассекреченных архивных документов и авторских исследований дается реальная картина хода Великой Отечественной войны. Особое внимание уделено Берлинской операции 1945 года и восстановлению исторической справедливости в отношении настоящих героев, совершивших великий подвиг во имя мира на Земле.

Отрывок из произведения:

Последний аккорд Великой Отечественной войны. Кто из нас не задерживал глаз на этих полных радости и торжества снимках о Великой Победе? Группа автоматчиков, бегущая к Рейхстагу. А на его ступенях – крупным планом – молоденький, с усталым, покрытым пороховой сажей и одновременно светящимся от счастья лицом солдатик. Дальше он же, но уже укрепляющий красный флаг у подножия конной скульптуры на крыше германского парламента. И группа бойцов вместе с офицером, радостно салютующая на фоне все той же скульптурной композиции.

Другие книги автора Николай Петрович Ямской

Отечественный общепит — очень важная составляющая нашей общей истории. Да еще прямо-таки «нашпигованная» литературными цитатами, всевозможными воспоминаниями, легендами, байками и даже анекдотами, без которых на Руси не обходилась почти ни одна трапеза. Повествование Н. Ямского поведет читателя через давно уже не существующие или совершенно преображенные ресторанные залы Москвы. Задержится у столиков кафе и стоек баров, которые если где и сохранились, то лишь в памяти современников. Речь в книге пойдет и о вкусных вещах. Или не очень вкусных, но, по крайней мере, удивительных, на что так щедры наша непростая отечественная история и неподражаемый российский быт.

Популярные книги в жанре Документальная литература: прочее

В этой статье, опубликованной как послесловие к 27 тому собрания сочинений Жюля Верна, Сесиль Компер расказывает о "Верновском Париже" — то есть о тех местах французской столицы и ее пригородов, которые непосредственно были связаны с жизнью и творчеством Жюля Верна. Подробно указаны улицы и дома где он жил, работал, отдыхал, общался с друзьями; театры где ставились его пьесы; здания и учреждения которые он посещал или мог посещать.

Статья была опубликована в Revue Jules Verne. - 1997. - №2

Эту речь знаменитый писатель произнес во время концерта, посвященного открытию нового цирка города Амьена. В ней он со всеми подробностями рассказывает о технических особенностях строения, его внешнем и внутреннем виде, о тех кто проектировал и строил его. Также кратко рассказана история предыдущего, деревянного здания цирка. Кроме того, Жюль Верн комментирует и оспаривает негативные слухи, появившиеся в городе в связи со строительством нового здания.

В книге «Заря над бухтой» воссоздана история Петропавловской судоремонтной верфи имени В. И. Ленина.

Материалы, которые легли в основу этой книги, почерпнуты из архивных и музейных подшивок старых газет, рассказов первостроителей. «Заря над бухтой» — первая книга о СРВ им. В. И. Ленина. Она представит несомненный интерес для широкого круга читателей: для рабочих завода, членов их семей, краеведов, историков. И, конечно же, для молодых судоремонтников — юношей и девушек, которые связали свою судьбу с трудовым коллективом верфи.

В этом году (2008 г) исполнилось 85 лет со времени посещения Айседорой Дункан наших курортов. После совместной зарубежной поездки в 1923 году С. Есенин и А. Дункан собирались в путешествие по Кавказу. Были запланированы гастроли известной американской балерины в Кисловодске и других крупных городах. Перед отъездом Есенин расстался с Дункан, и она одна выехала на Северный Кавказ. «В Пятигорске Айседора спросила меня, — пишет Ш.И. Шнейдер (директор балетной студии Дункан), — будет ли концерт ее там, где убит русский поэт Лермонтов?».

Этот писатель не дает интервью, появляется на публике в черных очках и не хочет раскрывать свое инкогнито. И это не Пелевин. О женщине, которая предпочитает, чтобы ее называли Фигль-Мигль, заговорили три года назад, когда у нее вышли антиутопический роман «Щастье» и снобистский детектив «Ты так любишь эти фильмы». В этом году Фиглю-Миглю достался «Национальный бестселлер» за еще одну антиутопию — книгу «Волки и медведи».

Марина Ахмедова

Писатель-этнограф, двоюродный брат декабриста Ивана Якушкина.

Связь подводников-североморцев с комсомолом Московской, Ярославской, Новосибирской, Челябинской и других областей зародилась давно. Но особенно эта связь, перешедшая в дружбу, проявилась в годы Великой Отечественной войны. В тяжелый для нашей страны период на средства молодежи было построено несколько подводных лодок.

В документальной повести Василия Сорокина речь идет об одной из них — «Челябинском комсомольце», вступившей в строй в марте 1943 года. Автор увлекательно рассказывает о том, как молодежь собирала деньги, как строила лодку, ярко описывает ее боевые походы. Запоминается образ командира «Челябинского комсомольца» капитана 3 ранга В. Н. Хрулева, награжденного двумя орденами Красного Знамени и двумя орденами Красной Звезды.. Правительственных наград были удостоены все матросы, старшины и офицеры подводной лодки, пустившей на дно несколько фашистских транспортов.

Писатель-этнограф, двоюродный брат декабриста Ивана Якушкина.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Студенту без шпаргалки никуда! Удобное и красивое оформление, ответы на все экзаменационные вопросы ведущих вузов России.

Писатель слагает своим героям дивный венок благодарности за уроки свободы и радости посреди безумия падающих обществ и опять, как великие его учителя и предшественники по русской литературе напоминает, что свет растет из страдания. И это лучшее сопротивление всем карательным устремлениям исторической неправды, спокойное противостояние всем политзонам и злым трубам хамской власти «подавляющего большинства».

Книга о выдающемся педагоге Шалве Александровиче Амонашвили, его соратниках и учениках.

Российская очеркистика второй половины XX века сохраняла верность традициям дореволюционной очеркистики. Восстановление этих традиций стало явью благодаря произведениям Валентина Овечкина, Владимира Тендрякова, Гавриила Троепольского и других. Один «Моздокский базар» Василия Белова многого стоит.

Борис Черных, хотя он младше своих предшественников в жанре очерка, не погнушался пойти в русле лучших заветов отечественной школы публицистики. Самое главное, он везде (и в «Старых колодцах» и во всех своих очерках) сохраняет героя. И любовь к герою. Черных предпочитает писать не о проблемах, а о человеке. И с помощью своих героев внушают нам ту веру, не побоимся сказать высоким слогом, в Россию, в ее настоящее и будущее, в русский мир.