Крысиный дьявол

Александр Чернобровкин

КРЫСИНЫЙ ДЬЯВОЛ

1

- Может, хватит одной крысы? Они же крупные - как кошки! - Кровь должна попасть в желудок теплая и несвернувшаяся. Брать будем из двух крыс одновременно, чтобы быстро натекло необходимое количество... Ты готов? - Да. - Начинаем... Осторожней со скальпелем! - Тупой он какой-то! - Каким и должен быть... Подержи мензурку, я приготовлю шлангочку. - Давай... Ох и крикливый у нас пациент! Месяц на свете живет, а орет громче взрослого. И брыкается: голодный, бедняжка! А какие ноги у него кривые! Младенцы все такие безобразные? - Все. - Странно: из такого уродца вырастет красавец-мужчина... Не пойму, похож он на отца или нет? - Похож. - Вы с ним были друзья? - Да. - Если б он знал, что ждет его сына... - Он знал. Мы вдвоем работали над этой проблемой и пришли к одинаковому решению. - И обязательно ребенок? Разве нельзя взрослого? - Нельзя. Срабатывает только на ребенке и только на грудном. - Жаль!.. - Давай мензурку. - На... Подержать шлангочку? А то еще перекусит. - У него зубов нет. - А слезы уже есть... Так сморщился - не могу смотреть! - Кто там тарабанит?! - Она. - Я же приказал не выпускать из комнаты! - Что могут поделать двое мужчин с матерью, спасающей сына? А остальные все ушли на раскопки. - Пойди помоги, я сам закончу... Отвели ее? - Еле справились втроем. - Что за кровь на лице? - Поцарапала. - А пятна на рукаве? - Молоко... - Не подходи близко: ты не стерилен. - Какая разница... Смотри, затих. И позеленел, как лягушка. Он не умрет?.. А если умрет, если ты ошибся? - Выкинь тушки доноров и продезинфицируй инструменты. - Сейчас... А все-таки, что если ты не прав, если эксперимент не получится? - Значит, погибнем все.

Другие книги автора Александр Васильевич Чернобровкин

Обычно в пятницу вечером девушки, если были деньги, распивали на двоих чекушку самогонки и шли в дом культуры на танцы для тех, кому за тридцать, где отплясывали одни бабы, или сидели дома и прикидывали, не податься ли им в путаны. Может, и подались бы, но не было денег на дорогу до Москвы, а в провинции предложение намного превышало спрос.

На Пиренейском полуострове идет Реконкиста. Христиане вытесняют мусульман. Новые владения и титул обязывают нашего героя участвовать в этой войне. Многолетний капитанский опыт и знание военной истории помогают ему вести свое войско от одной победы к другой. Вместе с победами приходят слава, богатство, любовь женщин…

«Сначала я услышал удары волн о корпус судна. Звуки были глухие. Так волны бьются о деревянный корпус. Судно кренилось на волнах, однако несильно, поэтому непонятны были тошнота, одолевавшая меня, чувство разбитости во всем теле, боль в голове, особенно в правой ее части, и неприятный, металлический, привкус во рту, какой бывает с жуткого бодуна. Морской болезнью не страдаю, пью в меру. Вроде бы не перебрал и ни с кем не подрался вчера… Стоп! Вчера (или сегодня?) был шторм. Громадная волна швырнула меня на надстройку. Поскольку я все еще на судне, значит, это была не «моя» волна. Я провел языком по пересохшим губам, приоткрыл глаза…»

Перекресток в центре города. Гудят едущие машины, шуршат шинами, визжат тормозами. Постепенно эти звуки уходят на второй план.

«Холод сковывает не только тело, но и мозги. Я привык думать в любой ситуации, даже тогда, когда и не следовало бы. А сейчас не получается. Любая попытка подумать обрывается жестяным словом „холодно“. Я, обхватив обломок утлегаря, как любимую женщину, дрейфую вместе с ним среди высоких волн. Они плавно, заботливо понимают и опускают меня, поднимают и опускают. От их убаюкивания хочется заснуть. Я гоню сон, пытаясь подумать о чем-нибудь теплом. Попытка сразу пресекается словом „холодно“. Как ни странно, холод я чувствую только ушами, носом, щеками, губами. Последние свело так, что не смог бы позвать на помощь. Остальные части головы не мерзнут. Может, потому, что привык зимой ходить без головного убора. И тело не мерзнет. Даже та часть его, которая над водой. Я пытаюсь делать так, чтобы как можно большая часть тела была над водой. В воде кажется теплее, но на самом деле она интенсивнее высасывает тепло. Статистика кораблекрушений показывает, что чаще выживают те, кто менее погружен в воду. И кто борется до конца. Я еще борюсь, даже не смотря на то, что не могу думать…»

Я сижу, положив руки на планширь, на скамейке на правом крыле ходового мостика пассажирского катера «Мухалатка» и смотрю на медленно темнеющее, чистое небо, с которого недавно сползло солнце. Катер ошвартован к причалу левым бортом, на него грузятся пассажиры, желающие совершить двухчасовую прогулку в сторону открытого моря и на обратном пути полюбоваться огнями ночной Ялты.

Это моя любимая дурка, своеобразный талисман, обычно повторяю ее про себя, когда иду на дело. Она подзадоривает, приводит в то неповторимое настроение, когда все становится похуй.[1] В моей светлой голове до ебени матери всякой словесной хуйни, которая прилипла к моим мозгам, как говно к штиблетам. Чего только там нет! Как и заведено в России испокон веку, я учился чему-нибудь и как-нибудь в самых неожиданных местах. Побывал даже там, куда собака хуй не совала.

«С удаления в пять морских миль мыс Айя смотрится так, будто до него еще не добралась цивилизация. От него веет спокойным пофигизмом. Впрочем, в сравнении с другими частями Крымского полуострова, этот уголок природы один из самых незагаженных. Я любуюсь им уже третьи сутки. Любуюсь со своей яхты, дрейфуя почти на одном месте из-за полного отсутствия ветра. Поскольку я – не олигарх, а всего лишь капитан дальнего плавания, и могу позволить себе только бермудский шлюп длиной около пяти метров и, само собой, без стационарного двигателя внутреннего сгорания и даже без навесного, который собираюсь прикрепить в пункте назначения, как раз на такой случай и для маневров в марине (месте стоянки яхт в порту). Яхта куплена еще в советские времена, когда неженатые моряки загранплавания могли сразу после рейса позволить себе красивый жест. Женатым не хватает денег даже на ее поддержание на плаву. Я уже не женат, и теперь наслаждаюсь возможностью побыть наедине с морем. На борту яхты все воспринимаешь по-другому и сам становишься другим. Умиротвореннее, что ли. И все обычное и привычное как бы обновляется или поворачивается к тебе новой гранью…»

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Гензерих, вождь вандалов, плывет в Рим. Он не подозревает, что среди его окружения – предатель, собирающийся отвести корабль в бухту, где Императрица сможет покончить с угрозой. Коварный план удался бы, если не помощь легендарного Ганнибала...

Мальчик смешивает выдумку и реальность...

В институте эктопсихологии научились снимать копии личности в виде программ и алгоритмов. Но мог ли Саня Балаев предположить, что его цифровая копия сделает крупное открытие в физике?

© Ank

Был Год Плодородного Зерна.

Когда капитан Плантер спускался с освещенного вспышками ночного неба на своей мощной игле — за ней тянулась алая пламенеющая нить, — консультант и физик стояли рядом с ним. В его распоряжении находились все необходимые механизмы, голова забита разными историями, он прибыл в Год Плодородного Зерна.

Праздник, время всеобщего ликования. Время сеять мир, счастье и надежду.

Время поклонения.

Капитан Плантер стоял на склоне холма и смотрел на город, а у него над головой голубело утреннее небо.

Ну, вы же знаете Джорджа.

Только что в комнате не было ничего, утверждает он, кроме него самого, его ТВ, его видеомагнитофона и венецианского окна, из которого видно полгорода, а уже через мгновенье появилась красивая рыжеволосая девушка в чем-то вроде блестящего красного комбинезона. Она парила в воздухе у него над головой. Не на самом деле парила, не плавала, а типа лежала, раскинув ноги, и глядела на него вниз. Ну, вы же знаете Джорджа.

Башкиров Михаил Викторович

С БЛАГОДАРНОСТЬЮ

ПОЗНИКОВУ С. Г.

ОСЕННЕЕ УСЕКНОВЕНИЕ

Роман

Предательски взорван Российский филиал Международного антитеррористического центра. Выжил только один специалист, но самый ценный - охотник за "кротами".

Медицина признала его временно негодным...

М. В. Башкиров, 2002

СОДЕРЖАНИЕ

КОГДА РЕДЕЮТ НЕБОСКРЕБЫ

ЭТИОЛОГИЯ НЕЯСНА

ХАМАР-ДАБАН

БАНЯ ПРАВИТ

Первый раз они встретились зимой возле старой баржи, на которую их привезла лодка. Следующая встреча состоялась уже летом на той же барже над черной водой.

fantlab.ru © ZiZu

– Шесть, – шёпотом, одними губами произнёс «мачо», – моя, значит, нечётная, о'кей, мне нужен седьмой, не этот ли?

Он добрался до угла дома, вдоль которого шел, задрал голову – указание на номер строения отсутствовало. Миновал палисадничек, разделяющий дома, оглянулся. Улица была пустынна и безмолвна, ни одного горящего окна. Полтретьего – самый сон у мирных граждан.

Осмотр следующего дома также ничего не дал. Не всегда провинциальные городки отличаются аккуратностью в обозначении улиц и номеров зданий. А зачем? Для местных это лишнее, а иногородних бывает мало. Это тебе не областной центр или столица. Впрочем, и в столице порой не так просто найти нужный дом – только на язык, что до Киева, и вся надежда.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Михаил Чернолусский

Под твоим небом

(отрывок из романа "Чаша терпения")

1

На третьем этаже хирургического корпуса оказалось женское отделение, а Люда назвала именно третий этаж, разъясняя Андрею, как в больнице найти Петра.

Андрей поднялся на четвертый этаж, недоумевая, как Люда могла ошибиться.

Сидящая у коридорной двери грузная красноносая няня, не ответив Андрею на вопрос - лежит ли здесь в двадцать первой палате больной Зацепин, сердито буркнула:

Ольга Чернорицкая, Р.Рахимов

Арлекин, Пьеро и Коломбина

Пьеса в двух актах

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

АРЛЕКИН - директор театра и актер

ПЬЕРО - хозяин харчевни

КОЛОМБИНА - цветочница

ОТЕЦ КОЛОМБИНЫ

АКТЕР в роли ЖЕНИХА КОЛОМБИНЫ и СВЯЩЕННИКА

СЛУГА

ЖАНДАРМЫ

АКТЕРЫ

Первый акт

Сцена 1

Актеры, Арлекин.

Входит Арлекин, ругается с актерами.

АРЛЕКИН:

Ольга Леонидовна Чернорицкая

Гробоисследовательское эссе

Идеи "Гроба своими руками" Ексакустодиана Измайлова и Иосифа Пенкина в предшествующей литературе (их происхождение) и в последующей литературе (их понимание).

Введение к введению в "Гроб своими руками"

После прочтения "Гроба своими руками. (Руководства для плотников)" - величайшего из величайших (я не побоюсь этого слова) произведений современного искусства, руководства по жизни и смерти, написанного бессмертными руками Ексакустодиана Измайлова и Иосифа Пенкина и посвященного памяти Ексакустодиана Измайлова, так и не дожившего до правильного окончания и правильного понимания своего творения (разве такое делается руками?!) а именно "Гроба своими руками", сделаешь вывод, наконец, что ни классиков, ни современников без этого произведения ты не понимал, не понимала и не поймешь.

Автор этой статьи - профессиональный историк, археолог - начинал свою биографию с авиации: учился в Московском авиационном институте и, окончив его, работал в HИИ, где принимал участие в создании авиационных приборов и систем автоматического управления полетами. Почему мы посчитали нужным упоминуть именно об этом, станет ясно из всего нижеследующего.

Кандидат исторических наук

П.Ю.Черносвитов,

Институт археологии РАH

Гипотезы