Крушение дирижабля

Данное произведение не является полностью самостоятельным, и создано по мотивам компьютерной игры «Арканум».

Отрывок из произведения:

Дирижабль покачнулся, и успешно миновал Каменную Гряду. Так назывались цепи из множества гор, связанные двумя большими проходами. Каменная Гряда разделяла материк пополам, служа чем-то вроде стены, между дикими и необжитыми местами и величественными городами-гигантами. Пассажиры, которые прежде столпились возле иллюминаторов, отхлынули.

Виктория Уориннгтон осторожным движением расправила складки на платье. Остановив проходящего официанта, она взяла бокал с вином и присела на край мягкого кресла.

Другие книги автора Иван Викторович Гулак

Кинжал просвистел в воздухе, и вонзился в деревянный щит, который висел на стене. Это была вежливая просьба трактирщика утихнуть.

Красивая танцовщица извивалась на сцене, под довольное улюлюканье завсегдатаев таверны. По трактиру плыл тяжелый сигаретный дым, смешиваясь с запахом спиртного и приобретая от этого сильный, терпкий аромат.

Над Ликадоном воцарилась ночь, и в разных районах этого города ночь была разной. В торговых все было тихо и безлюдно еще с вечера, когда весь товар был распродан, а покупатели разошлись. Днем эти места наполнялись шумом и гамом, криками торговцев, которые наперебой расхваливали свой товар и плачем прохожих, у которых что-то украли. Жилые районы тоже были пусты. Простые горожане редко задерживались на улицах после захода солнца. Ну а в промышленных районах, которые пользовались недоброй славой, жизнь только начиналась…

Молодая и чудовищно привлекательная фотограф Прюденс Уолтер встречается с давно пропавшей мадам Хадсон, которая сразу же приглашает девушку домой. И вновь повторяется история, произошедшая много лет назад с матерью Прю — вызов демоницы Лиллит, которая может подарить вечную молодость…

Среди обычной житейской серости, которая лишь иногда может блеснуть каким-то ярким событием, можно найти массу интересного. Главное — представить все новым и возможно, оно таким и станет, превратившись в хроники обычной жизни…

Популярные книги в жанре Фэнтези

- Поручение? Что еще за поручение? - Джованни Готтио склонился над столом, расплескивая вино из дешевого медного кубка, который держал в руке. Скоро его наполнят снова, Джованни знал это, ведь его новый друг, сидящий напротив, неизменно подливал всю ночь.

- Портрет, - сказал новый знакомец, - маслом. Заказчик отлично заплатит.

Джованни фыркнул, пролив еще больше вина. Бессознательно он провел несколько линий пальцем на грязной поверхности стола, будто нанося мазки воображаемой кистью. Лица. Лица всегда были его специальностью. Казалось странным, что он сидел с новым другом уже много часов, пил его вино и тратил его деньги, но встань тот и уйди, Джованни не смог был точно сказать, как этот человек выглядел. Он более был похож на размытый набросок портрета, сделанный импрессионистом: холодные и жестокие глаза, рот высокомерный и слабый - как незаконченная работа. Самой запоминающейся вещью в нем был изумрудный перстень на пальце, ловивший даже неяркий свет свечей этой таверны на задворках города.

продолжение романа Яросланы Соколиной "Проводник"

Спасаясь от анкараторов беглецы сворачивают на дорогу, ведущую через проклятые земли, именуемые Солнечными Кедрами. Все живое обходит эти места стороной. Исполинские кедры, чьи верхушки тонут в облаках, явно дают понять Марелиане, что уничтожат путников, если они посмеют войти в лес. Но выбора нет. Преследуемые раритами, друзья ступают на опасный путь. Тайлера проклятая земля отравила первым, лишь заботой Марелианы мальчик продолжал цепляться за жизнь. Животные погибли через несколько дней. Конь по кличке Дух, верный друг Марелианы, потребовал, чтобы она провела его инициацию, сообщив, что это единственный способ выбраться из Солнечных Кедров...

Продолжение романа Яросланы Соколиной "Проводник"

Продвигаясь дальше на север, путники вышли к небольшой деревушке, располагавшейся в отдалении от основных торговых путей. Здесь царила самобытность, исчезающая по мере приближения к центру империи. Местный маг знал о приближении путников, встретил их и приютил у себя. Маг Скотт  был очень уважаем деревенскими людьми, и при этом, к удивлению Стива, являлся близким другом местного рарита – отца Самуэля. 

 Отец Самуэль, узнав об истинной сущности могущественных мессий, поведал магу и его гостям, что уже несколько лет Верховные служители церкви интересуются детьми в возрасте от семи до пятнадцати лет. При этом рарит упоминал некое место под названием «Детский Рай». Друзья уже слышали об этом месте, им было также известно, что дети не очень жаждут жить и учиться в этом «Раю».

 Селяне встретили друзей радушно. На следующую ночь состоялся праздник изобилия – «Бабий Сон», что было самым светлым событием в  странствиях трех друзей. Всю ночь они танцевали, пели песни; веселье захватило путников, позволив на одну ночь почувствовать себя своими среди людей. Далеко за полночь начались гадания у священного озера. Предсказания судьбы напугали Марелиану – получалось, что Стив должен был «утонуть», а ей и Тайлеру предстояло продолжить путешествие, пока «искра» мальчика не «сожгла» бы ее…

Туманно и тускло. С кофейным оттенком, как будто люди двигаются, живут в реальности старых фотографий. И оттенок этот возник то ли от кофейно-грязного талого снега, то ли от прорывающихся рассеянных лучей предвечернего солнца. Улица узкая и длинная, как колодец, сквозь нее спешат машины. Заметив фигуру на тротуаре, шофер белого "пирожка" мысленно потирает руки: "Ну этого я сейчас обдам" – и направляет машину на лужу так, чтобы из-под колеса вырвался веер грязных брызг. Шофер долговязый, бледное лицо в оспинах. Кабину украшает пушистая киска над пассажирским сиденьем – разворот из журнала "Юный натуралист". За стенкой, в кузове – бастурма, сервелат.

– А ну, стой! Кто такие? По какому делу?

Заставив лошадь шагнуть вперёд и слегка развернуться, я протянула старшине караула потрёпанный вощёный конверт. Внутри лежал лист пергамента (по традиции, официальные подорожные документы на бумаге не оформляются – только на пергаменте, более стойком к возможным передрягам в пути). А на листе имелся текст, лживый примерно на треть… ту самую треть, которая давала мне полномочия, которыми я не обладала, и указывала исходный пункт путешествия, не имевший с истиной ничего общего.

Аннотация:

Стивену Рэю нет дела до закона, закону - до него. ...До тех пор, пора высшие властители не решают использовать его в своих целях. Его, как и ещё нескольких кандидатов, отправляют на младшую из трех планет в надежде, что один из этих людей помешает грядущей войне. Однако Стивен не спешит ввязываться в чужие дела и думает лишь о том, как вернуться домой.

Грешные ангелы пришли в наш мир

 Ибо грех их настолько велик

 Что нет иного наказания, как прожить жизнь

 Среди таких же грешников как они.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Мне всегда нравилась фантастика. Но не та, в которой описываются встречи с мыслящей плесенью на других планетах, путешествия во времени, разные там бластеры, нуль-транспортировки и т. п. Мне казалось, что гораздо интереснее обнаружить нечто удивительное и необычное где-нибудь рядом, прямо под ногами. Наша жизнь порой гораздо фантастичнее всяческих вымыслов. Надо только приглядеться и задуматься…

Первый свой фантастический рассказ («Шестьдесят секунд до конца света») я написал в 1991 году. Тогда же он вышел сразу в двух фантастических журналах: «Четвертое измерение» (№ 1, 1992) и «Приключения. Фантастика» (№ 4, 1993). Годом позже я написал «Рулетку Господа Бога» — этот рассказ был опубликован в журнале «Химия и жизнь» (№ 9, 1992). К счастью, оба рассказа не канули в лету. По первому сейчас где-то во Пскове снимается некоммерческое кино, а второй неожиданно заинтересовал любителей НЛП (нейро-лингвистическое программирование) — на их сайтах «Рулетка» (вместе с двумя рассказами Шекли) рекомендуется как удачный пример, «поясняющий тему калибровки». Хорошо, что я не знал, что такое калибровка, когда писал этот рассказ.

Кто-то остроумно определил сказки, как «страшные истории, которые осторожно подготавливают детей к чтению газет». Но, разумеется, прелесть сказок не в этом. Наше знакомство с литературой начинается со сказок, и именно во время чтения или прослушивания этих чудесных историй наша фантазия впервые расправляет крылья и отправляется в восхитительный полет. У некоторых он продолжается всю жизнь. Возможно, сказки, рассказанные Ариной Родионовной, повлияли на Пушкина больше, чем вся классическая литература.

Так уж получилось, что за последние годы я не раз писал детективные загадки для разных изданий, как взрослых, так и детских. Одни я делал с удовольствием, другие — ради гонорара. Первые такие опусы я начал делать для журнала «Наука и жизнь» в 1998 году под псевдонимом Дан Сильгер (имя героя одного из моих фантастических рассказов). Именно тогда и появились инспектор Борг и неунывающий сержант Глум. Всего я написал 22 истории про эту неразлучную парочку. Здесь приводится большая часть из них с рисунками Бориса Дашкова.

Я много общался с детьми и писал для них, вел и веду разнообразные рубрики в детских журналах, участвовал в детских теле и радио передачах. Когда-то я даже ради забавы вступил в союз литераторов по разделу «Детская литература». Но детским писателем становишься не по формальным признакам, а по особому радостно-изумленному взгляду на мир…

Как и в играх для взрослых, я хочу представить здесь тексты, посвященные моим любимым играм со словами и всяческим головоломкам. В частности, 12 заметок, вышедших в замечательном детском литературном журнале «Кукумбер» в рубрике «Словарево», которую я с переменным успехом веду уже несколько лет.