Круг замкнулся

Вышел указ о децентрализации, и люди поднялись и рассеялись по всей стране без всяких возражений. Представьте себе страну, в которой нет ничего, что могло бы представлять достойную цель для бомбардировки: не осталось городов, нет предприятий, подлежащих полному разрушению. Круг замкнулся. Все вернулось на круги своя. От кочевой жизни — к городу, и теперь опять — к кочевьям. Культура деградировала и стала эквивалентной культуре древних кочевников. Почвой для этого стала жизнь изолированными, небольшими племенами. Появилось много разных талантов совершенно особого свойства. То, что в конце концов произошло, было всего лишь возвращение на тропу, по которой и надлежало Человеку идти по мере своего развития. И даже если бы никакой децентрализации не произошло и прежняя культура оставалась бы незыблемой, рано или поздно это случилось бы.

Отрывок из произведения:

Полученное письмо словно громом поразило Эмби Уилсона, и он вдруг услышал, как рушится вся его жизнь. Письмо было официальное, его имя и звание выделялись — они были, по-видимому, отпечатаны на свежей машинописной ленте. В письме говорилось следующее:

Доктору Амброузу Уилсону

Исторический факультет

С сожалением должен уведомить Вас, что Совет попечителей, собравшись сегодня утром, принял решение по окончании семестра закрыть Университет. Это решение вызвано отсутствием средств и катастрофическим сокращением числа студентов. Вы, разумеется, уже осведомлены о сложившейся ситуации, однако…

Рекомендуем почитать

В небольшом фермерском поселке не везло всем, кроме Энди Картера.

Мальчишки, пусть даже съехавшиеся с разных планет, всегда мальчишки, они не могут не интересоваться тем, что творится вокруг. Как же здорово, когда новый друг обладает необычным талантом и видит то, что невидимо даже взрослым...

История начинается с того, что в доме Хайрама Тэна начинают происходить странные вещи.

Дэвид Лэтимер попадает в дом, из которого нельзя выбраться. Кому же понадобилось такое заточение?

Три года прожил Уолесс Дэниельс в одиночестве на заброшенной ферме. Море отступило от холмов, среди которых он любил бродить, четыреста миллионов лет назад. И этот уголок земли в разные эпохи стал видеть Дэниельс. Он стал проваливаться в прошлое, а еще он узнал, что кто-то существует в толще скал…

Он был единственным пассажиром, направлявшимся на Кимон, и на борту космического корабля уже за одно это все носились с ним, как со знаменитостью.

Для того чтобы доставить его к месту назначения, кораблю пришлось сделать крюк в два световых года. Селдону Бишопу казалось, что деньги, которые он заплатил за проезд еще на Земле, не возмещали ущерба и вполовину.

Но капитан не роптал. Он сказал Бишопу, что считает делом чести доставить пассажира на Кимон.

О корпорации, которая усыпляла людей на долгий срок с показом сновидений.

Всем известно, что после посадки космического корабля на девственной планете проходит не менее недели, прежде чем первый представитель местной фауны решится покинуть свое убежище и выползет осмотреться. Но на этот раз…

Не успели мы открыть люк и спустить трап, как стадо куставров тут же сгрудилось вокруг корабля. Они стояли, плотно прижавшись один к другому, и выглядели неправдоподобно. Казалось, они покинули рисунки карикатуриста, допившегося до белой горячки, и, как часть его бреда, явились нам. Размерами они превосходили коров, но явно проигрывали последним в грациозности. Глядя на куставров можно было предположить, что форма их тел возникла в результате постоянных столкновений с каменной стеной.

При ведении торговли в галактических масштабах тоже приходится сталкиваться с подкупом, обманом и недобросовестной конкуренцией. Но обманывать — не значит оставаться в выигрыше.

Другие книги автора Клиффорд Саймак

Действие романа Клиффорда Саймака «Заповедник Гоблинов» происходит в далеком будущем на Земле. Из-за сбоя в работе транспортной системы Питер Максвелл, профессор факультета Сверхъестественных явлений, попадает на таинственную Хрустальную планету, жители которой поручают ему продать их необъятное хранилище знаний.

В данной книге собраны лучшие произведения Клиффорда Саймака. Куда приведет человека развитие цивилизации и безумная жажда власти над природой и себе подобными? Какими будут последствия применения новейших технологий и создания все более разрушительных видов оружия? А что, если когда-либо в будущем обитателям Земли придется все начинать заново? Кто будет в ответе за судьбы мира? Этими вопросами задаются герои рассказов и романа «Город» – люди, роботы и разумные псы.

Все романы знаменитого фантаста Клиффорда Дональда Саймака собраны в одну электронную книгу.

Это часть самого полного на сегодняшний день сборника "Весь Клиффорд Саймак в одном томе".

Сборка: diximir (YouTube). 2017 год.

Клиффорд Саймак – один из отцов-основателей современной фантастики, писателей-исполинов, благодаря которым в американской литературе существует понятие «золотой век НФ». Он работал в разных направлениях жанра, но наибольшую славу – и любовь нескольких поколений читателей – ему принесли произведения, в которых виден его собственный уникальный стиль, который критики называли мягким, гуманистическим и даже пасторальным. Романы, вошедшие в данный том, являются одними из лучших в наследии автора. «Заповедник гоблинов» стал в нашей стране настольной книгой для нескольких поколений.

За пятьдесят пять лет Саймак написал около тридцати романов и более ста двадцати повестей и рассказов. Награждался премиями «Хьюго», «Небьюла», «Локус» и другими. Удостоен звания «Грандмастер премии „Небьюла“».

Мир иной подстерегает человека внезапно. Достаточно войти не в ту дверь или обогнуть не с той стороны холм, как ты оказываешься в чужой вселенной, где законы совсем не те, к которым ты привык на Земле. И существа, эти миры населяющие, вовсе не обязательно должны считать тебя братом по разуму…

В недалеком будущем люди по всему миру стали обнаруживать в себе паракинетические способности: чтение мыслей, левитацию, телепортацию разума. Одним из следствий этого явления стало создание корпорации «Фишхук», разрабатывающей инопланетные технологии. Шепард Блэйн, разведчик корпорации, однажды натыкается на весьма дружелюбного инопланетянина… и уносит с собой копию его разума, несущую ключ к счастливому будущему для прогрессивной половины человечества. Теперь Шепард вынужден скрываться, ведь эта тайна способна как спасти, так и погубить всех паракинетиков.

Великий мэтр фантастики Клиффорд Саймак не нуждается в представлении — его имя хорошо известно нескольким поколениям читателей, а его произведения давно стали классикой и служат примером для подражания многим последователям писателя. В этот том собрания сочинений Мастера вошли четыре разных по тематике романа, каждый из которых сделал бы честь любому автору, работающему в этом жанре.

Фантазия Клиффорда Саймака поистине безгранична. Никогда не знаешь, куда забросит она читателя в следующий момент — то ли в логово нечисти, то ли в царство гоблинов и драконов, то ли в неведомые земли, где властвуют могущественные маги… Гарантировать можно лишь одно: скучно не будет!

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Автор Элизабет Тюдор

(псевдоним Лалы Гасановой)

Захватчики миров

Всё в жизни закономерно, даже смерть, с которой человечество всегда борется. Но ещё большим казусом является жизнь. Она у каждого разная, но конец у неё один.

Моя история возможно покажется кому-то фантазией, а кто-то поверит в неё. Но всё что произошло, было реальностью. Если конечно читатель знает, что такое реальность...

Меня зовут Кристина Милфорд. Для друзей я простор Кристи. Когда произошла со мной эта загадочная история мне было 25 лет и училась я в Оксфордском Университете на лингвиста. Всё началось в безоблачный уик-энд в середине весны. Мой друг Ричард Дэйвид Хентон пригласил погостить у него в выходные. Я согласилась не задумываясь. Хотелось отдохнуть от тягот учёбы и городской жизни. Ну, в общем от всего. Ричард работал программистом. Жил он Норберве в Уэльсе. Тихий, маленький городок с изумительной зелёной живостью. Только природа, да чистый воздух могли помочь мне отрешиться от повседневной рутины. Не хватало только приключения, чтобы как-то скрасить этот уик-энд.

Александр Тюрин

О тождестве были и небыли в мировой истории

(Из лекции Козьмы Хроноплевста, прочитанной в Темпоральной

Академии в мае следующего года)

цикл "НФ-хокку"

Ничто так не придает динамизма историческому процессу, как кровопролитные битвы и войны.

Вглядываясь в длинный список великих сражений, мы замечаем, что почти всегда победителя их можно определить заранее -- это тот, кто имеет лучшее вооружение и организацию, кто физически или умственно сильнее, лучше мотивирован и выбрал выигрышную позицию.

Александр Тюрин

ТРАНЗИТНЫЙ КОСМОДРОМ

цикл "НФ-хокку"

Глава 1. 2375 год.

Корабли появлялись из ничего, точнее из Абстракта, юркие и мелкие как мухи. Лиловое поле интерфейса превращало их в кляксы неопределенного цвета и и формы, а масса становилось заметной, лишь когда они плюхались в быстро твердеющие люльки на поверхности волнующегося как море космодрома.

Женя Клочков занимался санитарным контролем. Большинство кораблей было беспилотными, да и сами пилоты никаких хлопот не доставляли. Лощеные выпускники штурманских инкубаторов, прошедшие десятки экзаменов и испытаний, прежде чем принять командование, они были идеальны, как аммиачный снег.

Евгений Тюpин

МЕЖЗВЕЗДHЫЙ КОHТАКТ

Зеленый заяц с хpустом откусил от большого желтого яблока, меланхолично пожевал и сплюнул в тpаву. - "Hу и кислятина, " - лениво подумал заяц и зашвыpнул яблоко подальше в кусты.

Заяц сидел под стаpым дубом, удобно откинувшись на шиpокий ствол. Он глазел на голубое небо, мелькавшее чеpез листву, и неспешно pазмышлял. Заяц в душе был философом, хотя в обществе вел себя, как свой в доску паpень с сеpьгой в ухе и коpобком тpавки в каpмане. Заяц сонно щуpился на небо, иногда пошевеливая длинными исцаpапанными ушами, отгоняя назойливых мух, и думал пpимеpно следующее:

Леонид ТКАЧУК

КОНЕЦ ПУТИ

Волны накатывались на берег, стремясь снести его со своего пути. Но шумно взлетев на гальку, они теряли порыв и бессильно просачивались обратно в море.

Одинокий человек двигался вдоль берега, останавливался, снова пускался в путь, и останавливался опять. Красноватые, подернутые дымкой солнечные лучи пробивались над горизонтом, окрашивая окружающее нереальными, мерцающими при каждом движении, бликами. Феерическим пламенем сверкал камень, выраставший из волнующихся вод. Он был неотделим от стихии волн - неровный, шероховатый, со множеством выступающих граней.

Леонид ТКАЧУК

НЕПРИЯТНОСТИ СО ВРЕМЕНЕМ

Когда в лаборатории перспективных исследований произошел очередной инцидент с нелинейной высоконасыщенной силовой цепью, над дискретностью насыщения которой Сергей Орлов бился уже третий, завершающий год своего аспирантского бытия, терпению профессора Визбора пришел конец. Витольд Андреевич не стал браниться, как это было в предыдущий раз - в высшей степени интеллигентно, хотя и весьма экспрессивно. Нет. Он помнил, что инцидент закончился для него плачевно. Второй микроинфаркт; он умел делать выводы из личного опыта.

Боpис Толчинский

*ПРОКЛЯТИЕ ЗАМКА HИШТЯКШТАЙH* (1/3)

/тpагифаpс в 5-ти действиях, с пpологом и эпилогом/

_ОБЩИЕ РЕКОМЕHДАЦИИ по ономастике пpоизведений в стиле horror:_

"Желаешь написать стpашилку - давай злодею имя ассиpийца. К пpимеpу, назови его Синнахеpиб, и сpазу все поймут, что он не пpосто так кpасавицу Альбину из pодового замка Hиштякштайн похитил, а для дуpного с нею действа. Hавpяд ли сpеди твоих читателей отыщется такой наивный, кто станет ждать добpа от этого Синнахеpиба. Владетеля же замка можешь смело делать голландским немцем, чем флегматичнее, тем лучше: фон деp ван Блюмзинг подойдёт вполне. Если у Блюмзинга имеется знакомый толкователь гоpоскопов, дай ему имя длинное, латынское, на "-ус" кончающееся, допустим, Ростpадамус, или, ещё сильнее, Ростpадамциус. Встpетив такое имя, любой читатель, даже не знающий, что "pостpа" - это наподобие моpской посудины или тpибуны, сpазу pаскумекает, что сей астpолог не из пpостецов, а человек воистину учёный. Далее, к злодею твоему, Синнахеpибу, желателен бы тоже маг-пpислужник. Ступай в Египет, там их немало, беpи почти любого. Как назовёшь его, к пpимеpу, Хуфусебек ибн-ИМХОтеп аль-Усеpхуй, без описаний станет ясно, каких высот в искусстве чеpнодейства достигла эта птица. И наконец, супеpгеpоя наpеки славянским именем, пpичём не стоит тpивиальничать и с ходу называть Добpыней; что он действительно добpыня, выяснится после; и Пеpесветом называть не надо, чай, по самой фигуpе будет видно, что не Кочубей; ты лучше назови его Отpадой - да, кстати, феминисткам угодишь, они подумают, их полу человек. И не забудь Отpаде дать в учители сансэя Лю Пуиня, сама же понимаешь, для чего, тепеpь без этого низзя. Hу а потом, когда Отpада всех плохих замочит, смело финаль свою стpашилку: типа, неблагодаpная Альбина с коваpным Лю Пуинем на Фудзи укатили, Отpада таки оказался дамой (возможно, тpансвеститом, как Dana International) и с гоpя вышел/вышла замуж за Хуфусебека, восставшего, по своему обыкновению, из меpтвецов, а Ростpадамциус, пpокляв их, всех вместе взятых, составил геppу Блюмзингу зловещий гоpоскоп и был за это, в свою очеpедь, низpинут с веpхнего донжона замка Hиштякштайн, ну пpямо в келью на дне сухого pва живущего pеликтового инквизитоpа, чьё имя мы не знаем до сих поp."

В жизни Императора Виктора Седьмого, Властителя людей, повелителя живых и мертвых (и еще пол сотни титулов), наступает самый важный, для любого мужчины момент: выбор жены. Той, кто продолжит славный род, и станет истиной опорой в самых тяжких испытаниях.

Но кому поручить эту сложную миссию? Ведь даже у самого преданного вассала будут свои цели. Самые мудрые советчики могут ошибиться. Самые зрящие оракулы, бывает, путают истинное прозрение с иллюзией.

И Император призывает своих самых верных псов! Ричарда Гринривера и Рея Салеха, кровожадных ублюдков, чьи имена в кошмарах повторяют не только люди, но и демоны, и даже сами боги. Для которых нет цели выше, чем служить империи. Они не предадут, они не подведут, они не усомнятся.

Ну а в крайнем случае, их кожей всегда можно оббить трон. Ведь это и есть самая большая мечта императора.

В книге присутствует нецензурная брань!

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Еще не было девяти часов, как уже все собрались и с нетерпением ждали продолжения рассказа доктора.

Николай Васильевич раскрыл свою толстую тетрадь, разложил остро отточенные карандаши и приготовился записывать.

Доктор же точно так же, как и в первый раз, просматривал свой дневник, записную книжку, какие-то заметки, записки, готовясь к продолжению увлекательного рассказа, а вернее, повести, и при этом такой повести, которую вряд ли кому доводилось слышать.

Вот и еще один текстик пятилетней давности, писанный для конкурса фант.рассказов, когда-то проходившего в FIDO

Умирает престарелая тетушка Аполлинарии, оставляя племяннице все свое состояние с условием, чтобы она совершила научное географическое путешествие по стопам своего мужа и издала после книгу об этом путешествии. На сей раз Полина отправляется в далекую Абиссинию. Там она узнает о легенде, в которой рассказывается о царе Соломоне, царице Савской и Ковчеге Завета. Она знакомится с абиссинским принцем, участвует в войне с итальянцами, и занимается поисками реликвии, о которой знал Абрам Ганнибал, прадед великого Пушкина.

Государство хеттов — народа, когда-то пришедшего в Малую Азию, возникло в XVIII—XVI веках до н. э. Оно очень быстро набирало силу. Пришельцы победили Вавилон, разгромили государство Митанни, даже угрожали Египту, могущественнейшей державе Древнего мира. Хетты упомянуты в Библии, но странным образом летописи Древнего мира обходят историю этого народа молчанием. Только в начале XX века археологи нашли в Турции следы этой таинственной державы. Из расшифрованных клинописных текстов известно, что хетты построили на Анатолийском плоскогорье 1600 городов. За прошедшие сто лет найдено меньше десятка их развалин. Хотя полной истории этого исчезнувшего царства пока нет, свершилось самое важное: найдены опорные точки исчезнувшего государства, прочитаны письмена хеттов, уже составлено представление об их искусстве и культуре.

Книга А. Волкова и Н. Непомнящего рассказывает о том, как загадочные земли хеттов мало-помалу выдавали свои сокровища ученым, как таинственный народ древности являл себя современному миру.