Кровососы

Похищение детей – самое гнусное и аморальное преступление. Но когда похищают детей твоего боевого друга ради их убийства – это уже за гранью. Такие бандиты не имеют права на жизнь. И у Виктора Есаулова, бывшего майора спецназа, нет сил ждать, когда менты найдут пропавших. Он решил сам покарать бандитов, как считает нужным. Поиски приводят Виктора в старинный замок – ночью в нем на шабаше сатанистов приносят в жертву детей...

Отрывок из произведения:

Виктор Есаулов, майор спецназа в отставке. Ветеран войн в Афганистане и в Чечне.

Я устало плелся по разрушенному городу. Под подошвами хрустели осколки разбитых стекол. Багровое солнце сползало за горизонт. Ремень автомата, весившего, казалось, не менее центнера, больно резал плечо. Тело ломило, как при гриппе, ноги заплетались, воспаленные глаза слезились. Ужасно хотелось пить, однако вода во фляге кончилась. Город был безлюден. Остовы домов бессмысленно таращились на меня черными бельмами вывороченных вместе с рамами окон. Некоторые дымились. Воняло гарью. Повсюду валялись трупы: русские вперемешку с чеченцами и наемниками из мусульманских стран.

Рекомендуем почитать

Что делать, если твоя жизнь превратилась в кошмар? Совсем рядом проносится на бешеной скорости машина, и только в последнюю секунду случайный прохожий спасает от смерти… Маньяк с ножом подстерегает на темной лестнице… Шальная пуля застревает в изящном рюкзачке… Предает любимый муж… Тележурналистке Александре Потаповой кажется, что кругом одни только враги. Но удивлению Саши не было предела, когда она узнала, что за этими страшными событиями стоит один-единственный человек…

Знал бы молодой провинциальный парень, прошедший чеченскую войну, каким страшным событием встретит его столица!..

Приехав в гости к своему армейскому другу, Олег узнает, что однополчанин погиб от бандитской пули. Потрясенный его смертью, отчаянный вояка решает самостоятельно найти убийц и покарать их.

Спецназовец Костя Панфилов поистине прошел круги ада – сначала в Афгане, а потом в родных лагерях и тюрьмах. Он выдержал все и даже заслужил лихую кличку Жиган. Но в родном городе, куда он вернулся, царят все те же, хорошо известные ему волчьи законы – торговцы наркотой и рэкетиры держат людей в страхе. Они со всей охотой готовы принять в свои ряды отчаянного и бесстрашного парня. Но Жиган выбирает свой путь, и на этом пути его ждут испытания покруче тех, что выпадали ему раньше.

Группа террористов проводит в Гималаях сверхсложную операцию. Лишние свидетели им не нужны, поэтому они без колебаний уничтожают отряд альпинистов, случайно встретившийся им на пути. Ничего этого Сергей Курочкин, отставший от товарищей, не знает. Знает только одно: какие-то отморозки положили его друзей. Знает и то, что не уйдет из этих горных ущелий, пока не отомстит за ребят. Сергей умеет смотреть в глаза смерти. И пока она отводит глаза первой.

Жиган не из тех, кто зря льет кровь. Он терпелив и спокоен, словно свернувшаяся в тугой узел кобра. Но и его терпению есть предел. А враги, похоже, взялись за него всерьез. Уничтожена его бензоколонка, гибнут сотрудники его фирмы, да и сам он явно под прицелом. Но кобра хладнокровна и безжалостна. И так же, как невозможно уклониться от ее броска, нельзя укрыться от ненависти и мести Жигана.

К следователю по особо важным делам Льву Гурову обратилась молодая женщина Ирина Вологодцева. Ее брата Бориса, научного сотрудника крупного НИИ, обвиняют в том, что он якобы домогался своей малолетней падчерицы. Заявление на мужа написала жена Бориса – Стефания, давно посягающая на его квартиру. Гуров и Крячко берутся помочь Ирине восстановить справедливость, даже не подозревая, что следы обычного на первый взгляд, бытового дела выведут сыщиков на беспрецедентные преступные махинации международного масштаба.

Бывший снайпер-афганец, он же бывший зэк по кличке Жиган, а ныне бизнесмен Константин Панфилов, даже не предполагал, что он встанет на пути наркодельцов, уголовников и «азербайджанской мафии». Эти люди понимают лишь один язык — язык силы, но им-то Жиган владеет хорошо. Тяжко только то, что в числе его врагов оказались и бывшие однополчане. Но Жиган не привык отступать...

За две недели до свадьбы пропадает невеста – Люся Большакова. Подруга Люсиной матери, давняя знакомая частного детектива Татьяны Ивановой, нанимает ее, чтобы Люсю найти. Причем сделать это надо срочно, сохраняя исчезновение девушки в тайне, ведь ее будущий муж – сын скорого на расправу криминального авторитета Самойлова. А если до Самойлова дойдет информация о том, что невеста пропала, не поздоровится никому…

Другие книги автора Илья Валерьевич Деревянко

Н-ская область. Начало сентября 2008 года.

Середина дня

На деревенской площади, перед зданием администрации, собралось не менее ста человек. Все сплошь бородатые мужчины от тридцати до сорока лет, в натовских камуфляжах без знаков различия. Ни женщин, ни детей среди них видно не было. У каждого из присутствующих висел за плечом автомат. Они весело переговаривались между собой и, сглатывая слюну, бросали жадные взгляды то на пленников, то на громадный костер, возле которого лежали рядком четыре здоровенных вертела.

«Пленного «духа» звали Арби. Выглядел он жалко и униженно. Совсем не как пол часа назад. Тогда Арби был гордым и надменным. Длинным тупым кинжалом, сделанным из рессоры, он перепиливал гортани молодым солдатам, захваченным на блокпосту. Арби и его подельники ощущали себя хозяевами жизни, глумились над умирающими пацанами, наслаждались их агонией, отпускали плоские шуточки…»

Уголовный мир, о котором пишет Илья Деревянко, невероятно жесток и порой, как кажется, находится за гранью реального человеческого понимания. Однако он не выдуман автором, а списан с натуры человеком, который по роду своей деятельности (частный охранник)часто соприкасается с этим миром. Автор задает вопрос: бандиты, убийцы, `сатанисты`, маньяки – кто они: разумные существа или `нелюди`, окончательно утратившие человеческий облик? И ответ на вопрос далеко не однозначен.

Середина 90-х годов. Член одной из ОПГ, желая отомстить за страшную, непонятную смерть товарища, сталкивается «лоб в лоб» с жестокой, хорошо организованной сектой сектой дьяволопоклонников. Андрей не так давно воевал в Афганистане, в спецназе, где приобрёл хороший боевой опыт. Он сражается хладнокровно, умело и безжалостно, но силы явно не равны. Сатанисты уже предвкушают победу, но тут всё вдруг резко меняется.

Согласно планам преступников, целая серия терактов с огромными человеческими жертвами должна погрузить страну в жуткую панику. Волею случая капитан ФСБ Дмитрий Корсаков стал свидетелем теракта, совершенного женщиной-шахидкой. Руководство поручило именно ему найти главарей террористов. Это сделать не так просто, ведь бандиты – выходцы из одной диаспоры и чужака вычисляют с ходу. Но Корсаков получил в свои руки нить, которая может привести его в самое логово террористической организации...

Жесткий ботинок с размаху врезался в бок. Лежащий на полу человек скорчился и болезненно застонал. Он попытался отползти в сторону, но мешали наручники, прикрепляющие руку к батарее парового отопления. Еще удар – сильнее прежнего. Человек захрипел.

– Полегче, Аслан, – послышался ленивый голос. – Иначе сдохнет раньше времени.

– Ненавижу русских собак! – злобно прошипел тот, которого называли Асланом. – Почему ты заступаешься за него, Абдула?! Жалеешь?! – Тут лицо Аслана исказила презрительная гримаса, а нога снова пнула лежащего.

22 сентября 2005 года.

Окраина г. Заславска Н-ской области.

18 часов 45 минут.

Относительно теплый солнечный день сменился холодным неуютным вечером. Небо заволокло сплошными белесыми тучами, похожими на застиранные простыни. Поддувал промозглый ветерок. Сидящие в засаде эфэсбэшники зябко поеживались. А из одиноко стоящего двухэтажного дома, вокруг которого они сосредоточились, злобно лаял мегафон с кавказским акцентом:

Эта страшная камера называется `пресс-хата`. Законченные отморозки `прессуют` тут непокорных заключенных. Здесь мордовали легендарного Мамона, здесь убили не менее легендарного Лорда. `Прессовщики` готовы на все, ибо за стенами `пресс-хаты` их ждет мучительная смерть. Но так ли уж и безопасна `пресс-хата`? Они задумались над этим, когда в камеру втолкнули очередную жертву – заключенного по кличке Вояка…

Популярные книги в жанре Боевик

Грэг Снайд заметно волновался, руки подрагивали, и он еще крепче сжал рулевое колесо. Ему очень не хотелось, чтобы Нэд заметил его состояние. Грэг всячески пытался расслабиться, но чем ближе его “кадиллак” подъезжал к месту встречи, тем больше он нервничал.

Еще от начала Мэдисон-стрит он заметил одинокую мужскую фигуру, неподвижно стоящую у светофора. Город дремал в ранней утренней дымке, и Снайд знал, что человек у светофора – ожидающий его Нэд. Он сбросил скорость, и машина плавно подкатила к перекрестку. Снайд затормозил и открыл заднюю дверцу. Мужчина выбросил сигарету, неторопливо подошел к “кадиллаку” и сел рядом с водителем, игнорируя предложенное ему место сзади.

Новое задание ФСБ требует от Глеба Сиверова – Слепого вести сложную двойную игру. Спровоцировать чеченский террор и избежать жертв, дать мстителям точную наводку и спасти людей – все это лишь средства для достижения иной цели. Но об этом никто не должен знать.

Фотокорреспондент еженедельника `Инга` Катя Скворцова давно замыслила серию снимков под рабочим названием `Окна старого города` и теперь, когда свободного времени вдруг стало много, взяв камеру, отправилась бродить по старым улочкам центра. В эти минуты еще ничего не говорило о том, что один из отснятых кадров сделает ее центром кровавых бандитских разборок.

Владимир Зам

Рыцарский рассказ

..но вдруг из темноты раздася рев,

затем с петель слетела в доме дверь,

за шумною толпой,

бежал огромный страшный зверь..

Чаров встал и начал продвигаться в сторону выхода.

- Постой. - остановил его властный голос, - Доставить это нужно очень срочно, и со всевозможными предосторожностями.

- Hу, что вы Олег Степанович, когда я вас подводил? Раньше вы во мне никогда не сомневались.

Журлаков Денис

Братишка, не плачь

...Братишка, не плачь.

Hе зарубайся на том что не вернешь.

Братишка, не плачь...

(с) Умка.

Для всех наступит ништяк. (c) Она же.

Просыпаться так рано я не привык. Да что там, не то что не привык, просто не умел. Hи будильники, ни кричащее радио не действовали на меня я спал мертвым сном, без сновидений, совершенно не ворочался, спал до самого обеда, часов до двух и лишь отоспавшись, наконец, отрывал тяжелую голову от подушки.

Федор Зуев

ХИТРЫЙ МИЛАВКИН

Ни день, ни два - целую неделю дул северозападный ветер. Дул порывисто, со свистом, катал водяные горы. Яростно трепал верхушки деревьев, срывал листву.

"Кто в такую пору захочет разбойничать, даже на осетров?" - думал я, поджидая на катере участкового инспектора рыбоохраны Бориса Прокофьевича Милавкина.

Но он явился в полной "боевой". Высокий. В плечах косая сажень. В мокром от дождя прорезиненном плаще. С "вальтером" и неразлучной кожаной планшеткой. Прикрыв за собой дверь рубки, с сожалением проговорил:

Под покровительством губернатора Бородина майор ФСБ Губанов превращает новый медицинский центр в тюрьму, палаты в камеры, больных в заключенных. Губернатор не тот человек, который бредит высокими материями и духовным совершенствованием. В сорок лет, хорош ты или плох, переделывать себя поздно. Да и зачем… Он стремится не отказывать себе ни в чем, ради того, чтобы окунуться в бездну соблазнов с головой, и для этого сметает все препятствия на своем пути. Все, кроме одного… Судьба лицом к лицу сталкивает его с Глебом Сиверовым по кличке “Слепой”

Единственный специалист, которому полностью доверяет генерал ФСБ Алексей Данилович Малахов, – секретный агент Глеб Сиверов по кличке Слепой. Заслужить такое отношение – дело крайне трудное. Новое задание Слепого – из разряда “невыполнимых”. Шансы на успех равны практически нулю. Потому что очень трудно проследить тончайший, сложный и кровавый след шальных денег – или, точнее, “новорусского капитала”.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

В голове у меня сидел черт и играл на барабане. При этом он гнусно скалился, виляя облезлым задом. Сперва он барабанил медленно, потом все быстрее. Каждый удар раскаленной иглой вонзался в мозг. Затем началось землетрясение, и я открыл глаза. Рядом стоял Самурай и тряс меня за плечо:

– Вставай, Игорь, вставай, время одиннадцать!

Мысли в голове ворочались тяжело, как бегемот в болоте. «Ах да, Семен велел приехать в полпервого», – наконец сообразил я. Лучи солнца пробивались сквозь неплотно зашторенные окна. В комнате царил бардак. На пушистом ковре виднелись грязные следы.

Данный рассказ является строго документальным. Он написан автором в 1989 году по материалам спецхрана УГВИА СССР, отредактирован автором в 2003 году.

Головотяпство – крайная небрежность и бестолковость в ведении своего дела.

Словарь русского языка

* * *

90-е годы XIX века кажутся на первый взгляд относительно спокойным периодом в отечественной истории. Не было ни войн, ни крупных социальных конфликтов, спала волна терроризма, и руководители государства, еще 10 лет назад находившиеся буквально на осадном положении, вздохнули с облегчением. Между тем именно тогда подспудно зрели те недостатки русской военной системы, которые спустя 15 лет привели к поражению в войне с Японией.

Иногда, к счастью, далеко не у всех, он просыпается, и тогда человек превращается даже не в зверя, а в омерзительного нелюдя, которому во что бы то ни стало нужна жертва: женщина, ребенок, старик… Горе тому, кто встанет на пути нелюдя…

Середина Февраля 2005 года.

г. Н-ск.

Небольшой конференц-зал радиостанции «Эхо» был заполнен журналистами с камерами, диктофонами, ноутбуками, видеотелефонами, блокнотами и прочими орудиями труда. Слышалась разноязычная речь. (Примерно три четверти собравшихся являлись иностранцами.) На трибуне одиноко восседал директор радиостанции – лупоглазый коротышка с уродливой головой, вздыбленными, как у дикобраза, волосами и всклокоченной бороденкой. Он нетерпеливо поглядывал на часы, ежесекундно облизывая запекшиеся губы. Страдал после вчерашних возлияний. Герой дня опаздывал на целых семь минут, и это жутко раздражало «дикобраза». Сейчас бы водочки граммов триста или пива литров несколько. Тогда рассеется свинцовая муть в черепе, перестанут трястись руки, резко поднимется настроение. Но нельзя! Зарубежные гости неправильно поймут. Сперва надо провести пресс-конференцию, а уж потом, с чистой совестью, спуститься в ресторан «Ветер перемен» и хорошенько опохмелиться. Нет! Лучше надраться до поросячьего визга! После работы не возбраняется. «И где же черти носят проклятого Витеньку?! – подумал „дикобраз“, злобно косясь на стоящую перед ним бутылку нарзана. – Знает же, что плохо мне! Вместе вчера квасили. Или он решил подлечиться перед выступлением? Вот ведь скотина!!!»…