Кровавая оргия в марсианском аду

Сергей Лукьяненко

Кровавая оргия в марсианском аду

Аннотация

Есть такой старый писательский анекдот...

Начинающий автор приходит к издателю, приносит свой роман. Издатель листает и говорит: "Ничего, ничего... Но название скучное. Придумайте название, чтобы там присутствовали смертоубийство, секс, космос, мистика!"

"Хорошо", - отвечает автор, берет рукопись и пишет название: "Кровавая оргия в марсианском аду".

Рекомендуем почитать

Каждый человек (если он не предпочитает жить в шалаше) когда-нибудь делает ремонт. Кто-то все строит своими руками, кто-то нанимает строителей. Кто-то ограничивается побелкой потолка на кухне, а кто-то хочет полную перепланировку и мраморные колонны в спальню.

В любом случае ремонт – это катастрофа.

Когда стройка века в моей квартире завершилась (а со временем были устранены и самые ужасные недоделки), я понял, что для сохранения душевного здоровья требуется написать рассказ о строителях. Тут как раз вышел на экраны замечательный французский фильм “Астерикс и Обеликс – миссия Клеопатра”, и я убедился: проблема ремонта мало того что интернациональна, она к тому же и вечна. А раз так – то почему бы не представить себе нелегкий труд строителей в далеком и светлом будущем?

Если вы недавно пережили ремонт – эти рассказы вас порадуют.

Если ремонт вам только предстоит – подумайте хорошенько, а оно вам надо?

Тематические сборники – редкое явление в нашей фантастике. А уж сборник “кошачьей фантастики” – про­ект неслыханно дерзкий. Но сборник “Человек человеку кот”, составленный московским критиком Андреем Синицыным, оказался удачен. Если не ошибаюсь, он выдерживает уже пятое переиздание.

Написал рассказ для этого сборника и я.

Некоторые считают, что тематические рассказы чем-то мешают автору, “сковывают фантазию”, “заставляет писать одинаково”. Это совершенно неверно. Это все равно что предположить, будто тема “женский портрет” заставила бы “одинаково рисовать” Рубенса и Тропинина, Дали и Пикассо.

В рассказе “Купи кота” кот, конечно, не главный пер­сонаж.

Но без него эта история имела бы совсем другой конец.

Да, внучек, дедушка у тебя очень смелый. И когда он был маленьким, то никогда не плакал. Ну-ка вытрем слезы и расскажем, кто тебя напугал?

Лягушка? Большая? Прыгнула?

Нет, лягушек не надо бояться.

Вот когда я был маленьким, то все чего-нибудь боялись. Даже дедушка немного боялся. Но не плакал! Расскажу, конечно же, расскажу…

Больше всего мы боялись друг друга. Например, что люди с черной и желтой кожей так размножатся, что прогонят всех людей с белой кожей. Смешно, правда? Какая разница, какого цвета у людей кожа… А люди с черной и желтой кожей боялись, что белые сбросят на них бомбу.

Сергей Лукьяненко

Сухими из воды

* * *

В дверь постучали.

- Сильнее, заедает! - не оборачиваясь, воскликнул Львович, директор строительной фирмы "Откосы и отвесы".

Стук усилился - и дверь, жалобно всхлипывая старым сервомотором, уползла в стену. На пороге появился Петрович - прораб, главный инженер и главный технолог фирмы.

- Совсем разладилась старушка, - огорченно сказал он, опуская универсальный инструмент - в данный момент похожий на молоток. - Нехорошо.

Самое трудное для писателя-фантаста – делать рассказ для “широкой аудитории”. В каждом виде литературе существует свой набор аксиом. Читатель детектива знает, что сыщик не окажется убийцей (исключения возможны, когда они гениальны), читатель женского романа может быть уверен, что дело идет к свадьбе, читатель романа “ужасов” догадывается, чем закончится визит героев на кладбище в безлунную ночь.

Так и в фантастике. Есть слова-символы: “бластер”, “машина времени”, “гиперпространство”, “Чужой”. И не нужно длинных объяснений. Писатель говорит с читателем на понятном обоим языке.

А что делать, если читатель этого языка не знает? Если рассказ написан для толстого глянцевого журнала, чья аудитория интересуется курсами валют, погодой на Канарах и расцветкой галстуков в следующем сезоне?

В таком случае надо забыть незнакомые слова и говорить на понятном читателю языке. Чтобы если уж он открыл журнал – то все равно прочитал рассказ. И следующий раз не шарахался от яркой обложки с “бластерами и Чужими”.

В случае с “Девочкой с китайскими зажигалками” особую пикантность ситуации придавало то, что рассказ попросили написать святочный. Вы пробовали когда-нибудь растрогать бизнесмена средней руки? Привить ему чуточку позитива?

Не менее хитрые ситуации были еще с двумя маленькими рассказами. “Старую сказку” я писал для журнала по архитектуре и дизайну. “Без паники” – для журнала, весь номер которого занимали статьи о глобальных ката­строфах.

В общем – я попробовал писать для непривычной аудитории.

Мне кажется, что получилось.

Рассказать тебе, внучек, как жили люди в старину? Ну садись, слушай. Сел? А вот в старые времена ты бы не смог где хочешь сесть. Пришлось бы идти за стулом… Нет, сам стул не пришел бы и под тебя не подлез. Нет, не неисправный. Стулья раньше совсем не ходили. Они были неподвижные, как… как пеньки! Помнишь, мы видели с тобой в парке пенек? Нет, дерево – это высокое и с ветками. Вспомнил? Так вот, всю мебель раньше делали из дерева… Правильно, потому их и не осталось. В каждом доме было несколько стуль­ев. А если их не хватало, то шли к соседям и просили одолжить. Далеко? Нет, это сейчас до соседей идти далеко – через два шоссе и через путепровод. А раньше люди жили рядом друг с другом. Иногда даже строили большие, высокие дома, где жили сразу сто человек. Или больше? Забыл… Какие высокие? Пять этажей, девять, двадцать… И зря смеешься, внучек! Это сейчас запрещено строить выше трех этажей, чтобы люди не боялись высоты. А раньше – строили! Я сам жил на восьмом… Да, прадедушка смелый! И память у него хорошая. Как мы поднимались на двадцатый этаж? В лифте. Лифт – это машина такая, вроде подъемного крана внутри дома. Как ночью поднимались? Тоже на лифте… Нет, лифт не спал. Нет, лифт не возмущался и в комиссию по правам машин не жаловался. А он был неразумный, у него были только мотор и кнопки, и работал он всегда, если не ломался… Дедушка не рабовладелец! У нас все машины были неразумные! Да, и пылесос. А он все подряд засасывал, приходилось быть вниматель­ным… Зато он никогда, слышишь, никогда не говорил: “Ходите тут, а мне убирать!” И стиральная машина тоже думать не умела. Зато она не возмущалась, что у рубашки воротничок грязный!

Этот рассказ комментировать я не стану по той же причине, по которой на обложке детектива не пишут зазывную надпись: “Убийца – садовник!”

Если вы хоть иногда включаете телевизор – вы все прекрасно поймете.

Другие книги автора Сергей Васильевич Лукьяненко

Шесть галактических цивилизаций.

Пять погибших планет.

Четверо учёных из разных миров.

Три звёздные системы.

Два космических корабля.

И одна большая беда для всей Вселенной.

В твоей квартире живут чужие люди.

Твое место на работе занято другим…

Тебя не узнают ни друзья, ни любимая девушка…

Тебя стирают из этого мира.

Кто?

На ночных улицах — опасно. Но речь не о преступниках и маньяках. На ночных улицах живет другая опасность — те, что называют себя Иными. Вампиры и оборотни, колдуньи и ведьмаки. Те, кто выходит на охоту, когда садится солнце. Те, чья сила велика, с кем не справиться обычным оружием. Но по следу «ночных охотников» веками следуют охотники другие — Ночной Дозор. Они сражаются с порождениями мрака и побеждают их, но при этом свято блюдут древний Договор, заключенный между Светлыми и Темными…

В Империи, где без малого век правит Тёмный Властелин, живётся не так уж и плохо. Натурфилософы постигают тайны науки, народ не бедствует, полиция охраняет порядок, а рунное волшебство – доступно всем. Вот только у волшебства есть цена, и за любое чудо придётся платить самым дорогим, что у тебя есть. Особенно, если ты стал врагом повелителя Тёмной Империи.

В этом мире солнце желто, как глаз дракона — огнедышащего дракона с узкими желтыми зрачками, — трава зелена, а вода прозрачна. Там тянутся к голубому небу замки из камня и здания из бетона, там живут гномы, эльфы и люди, там безраздельно влавствует Магия…

Пробил роковой час — и Срединный Мир призвал человека с Изнанки. В смертельных схватках с сильнейшими магами четырех стихий он должен пройти посвящение, овладеть Силой и исполнить свое предназначение…

Встреча с иными цивилизациями оказалась обескураживающей: земляне опоздали – Галактика уже поделена между Сильными расами, другим же, более молодым, отведена роль винтиков в этой сложной и одновременно простой структуре межзвездного сообщества – они могут делать только то, что у них получается лучше других, и не замахиваться на большее. И люди вынуждены смириться с участью космических извозчиков (ведь только они могут выжить в момент джампа – моментального прыжка на расстояние в несколько световых лет). Однако удовлетворится ли человечество торговлей космическими безделушками – или все же попытается найти свой путь и встать вровень с Сильными?..

Новый роман Сергея Лукьяненко выдержан в лучших традициях «космической оперы» и читается на одном дыхании с первой до последней страницы.

Самая популярная сага в истории отечественной фантастики – в полном составе!

Весь сериал культовых «Дозоров» Сергея Лукьяненко – включая шестой роман – под одной обложкой!

Книга, которая должна быть в коллекции каждого любителя хорошей фантастики!

Сегодня увлекательную историю приключений Антона Городецкого и его друзей, недругов и союзников читаем и перечитываем мы – завтра это будут делать наши дети. Потому что ХОРОШАЯ фантастика не стареет никогда!..

Читайте самый знаменитый роман Сергея Лукьяненко. «Лабиринт отражений» — это фантастический роман номер один по рейтингам Сети. «Лабиринт отражений» — это настольная книга российских хакеров. «Лабиринт отражений» — это киберлюбовь и кибервойна, виртуальные дуэли и компьютерные приключения, порою — забавные, чаще — опасные. «Лабиринт отражений» — это книга, от которой невозможно оторваться.

Популярные книги в жанре Ироническая фантастика

ФРЕДЕРИК БРАУН

ОБЩИЙ ПРИНЦИП

Пер. С. Ирбисова

- И чего это люди как с ума посходили?! - презрительно фыркнула миссс Мэйси. - От них ведь никакого вреда.

Паника ширилась: она охватила всю страну, всю планету. А в маленьком садике мисс Мэйси царил покой. На полуторакилометровые фигуры пришельцев она взирала совершенно хладнокровно.

Они явились неделю назад, их звездолет - полтораста миль в длину - сел в Аризонской пустыне. Из него вышли гиганты, числом в тысячу, если не больше, и разбрелись по планете.

Доктор Грэйнгер торжественно объявил:

- Джентльмены, первая машина времени.

Три его друга изумленно вздрогнули.

Д-р Грэйнгер держал в руке небольшой кубик с циферблатами и выключателем.

- Достаточно поставить стрелки на нужную дату, - пояснил он, - нажать кнопку, и вы окажетесь там, где хотите.

Смидли, один из трех ближайших друзей доктора, потянулся за кубиком и повертел его, осматривая со всех сторон.

- Ты не шутишь? - спросил он.

Репортаж с завода стихосложения, где коллективным трудом создан очередной сверхплановый коллективный сборник поэзии. Листая этот сборник, читатель уже не сможет сказать: «Я не Маяковский, я не Роберт Рождественский, я так не напишу…»

Предприниматель космической эры, подвижник прогресса Гарри гарантировал всем желающим непосредственное участие в экспедиции на Марс. Он продавал прямую связь с мозгом любого из четырех астронавтов. Покупку совершили 174 362 580 американцев…

Так что же такое гравитация? — вот вопрос!

Юмореска.

Совершенно секретно

======================

Только для топ–менеджеров компании «Meatgourmet»

ЭКСТЕНСИВНОЕ СКОТОВОДСТВО ДЛЯ ПРОИЗВОДСТВА МЯСНЫХ ПОЛУФАБРИКАТОВ ВЫСШЕГО КАЧЕСТВА ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО ДЛЯ ГУРМАНОВ (КАТЕГОРИИ А+++)

(Экспертное сопровождение по программе «Возвращение к жизни техногенных пустынь мира» ЮНЕСКО)

Коллектив авторов: Джо Полак (США), Артюр Береговуа (Бельгия), Бург ван Кырымлык (Нидерланды), Фритц Литвиновитц (Германия), Жоан Попеску — Ротару (Бразилия), Эстер Иванофф (Италия) и Хосе Дурачек (Аргентина), эксперты отделения питания Института человеческого измерения при ЮНЕСКО.

А. Ренников. Вокруг света: Рассказы. — Б.м.: Salamandra P.V.V., 2016. – 54 с. — (Polaris: Путешествия, приключения, фантастика. Вып. CLХ).

В книгу вошли избранные фантастические и пародийные рассказы прозаика, драматурга и журналиста А. Ренникова (Селитренникова, 1882–1957). Сборник продолжает в серии «Polaris» ряд публикаций фантастических и приключенческих произведений русской эмиграции.

Пути развития человечества и роботов решительно разошлись…

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Сергей ЛУКЬЯНЕНКО

Ласковые мечты полуночи

Я от того проснулся, что Рюг во сне тихонько завизжал. Вначале я вспотел, страх высыпал по коже ознобистыми пупырышками, потом раскрыл глаза и присел на кровати -- спиной прижимаясь к стене, а руки выставив перед собой. Сна как в помине не было.

Но это был всего лишь Рюг. И визжал он так, понарошку, то ли приснилось ему что-то противное, то ли вспомнилось. В свете от окна его бритая макушка слегка поблескивала, и до меня сразу дошло, что мы не в моей комнате, и даже не у Рюга, а у русского Ивана.

Сергей Лукьяненко

ЛУННЫЙ РЕЙХ

Задумка нового романа.

Писателю А. Тюрину, вместе с которым мы поняли сокрытую истину, Писателям А. Лазарчуку и В. Пелевину - источникам моего творческого вдохновения, посвящается...

1

...В марте 1945 года, когда советские танки по весенней распутице рвались к Берлину, фашисты собрали в один кулак все свои ракеты "Фау-2" - в количестве более тысячи штук. Ракеты были связаны пакетом и установлены на окраине Берлина, поверх был водружен герметичный купол. Темной ночью, когда лишь лай немецко-фашистских овчарок разрывал тишину, в купол вошли: Адольф Гитлер, Ева Браун, Борман и доктор Менгеле. Следом в купол вошла группа эсэсовцев с овчарками и группа советских военнопленых в наручниках. Двойник Адольфа Гитлера, наблюдавший за погрузкой, лично отдал приказ: "Ключ на старт!" Взвыли двигатели "Фау" и ракетный пакет, собранный по украденным в окупированной Калуге личным чертежам Циолковского, взмыл в дождливое небо. До падения фашистской Германии оставалось два месяца...

Сергей Лукьяненко

МАУС-АМЕРИКАНУС,

или ВИДОВАЯ ПОЛИТКОРРЕКТНОСТЬ

Не все ладно в дружном семействе Литтлов, чей маленький трехэтажный домишко притулился между двумя небоскребами вблизи Центрального Парка в Нью-Йорке.

А ведь так хорошо все начиналось! Маленький сын Литтлов очень мечтал о младшем брате, и вовсе не был против того, что брат будет сводным. Как и положено преуспевающей и политкорректной американской семье, Литтлы в такой ситуации отправились в приют, и усыновили понравившегося ребенка.

Сергей Лукьяненко

Мы не рабы

* * *

Девушка была такой очаровательно глупенькой, что ей, наверное, даже не снились сны.

- Вы не боитесь? - спросила она. Не дожидаясь ответа, продолжила: - А я так ужасно боюсь! Этот ужасный экзекутор...

- Экзекьютор, - поправил я.

Милый лобик сморщился, будто пытаясь компенсировать недостающие внутри извилины.

- Он же экзекуцию проводит? Экзекутор?

- Эк-зе-кью-тор, - повторил я, разглядывая картины на стенах. Вроде бы обычные классические полотна, но с вариациями. Такие картины вошли в моду год назад и до сих пор не приелись публике. Чего там только не было - и "Последний день Помпеи", где на фоне рушащихся зданий шла веселая оргия, и скабрезные "Охотники на привале", и совершенно непристойная смесь "Утра в сосновом бору" и "Аленушки". - Эк-зе-кью-тор. Исполнитель. Он выносит приговор. По сути, он даже его не исполняет, но слово прижилось...