Кровавая ночь в пионерском лагере

Владимир Белобров, Олег Попов

КРОВАВАЯ НОЧЬ В ПИОНЕРСКОМ ЛАГЕРЕ

(из романа "Большая шишка")

Над смешанным березовым и еловым лесом вставало солнце. Белка из дупла выкинула желудь. Соловей прощелкивал песню. Внизу рядом с мухоморами спит сохатый красавец лось. В кустах ест малину медведь.

Потапыч нуждается в витаминах.

Кстати, Потапыч - имя распространенное не только среди медведей, но и среди слонов. Знал я одного слона по имени Потапыч. Это был старый морщинистый слон из Южной Африки. И было у него два друга - слон Старик Хоттабыч и слон Рашид Хоботович.

Другие книги автора Владимир Сергеевич Белобров

Владимир Белобров, Олег Попов

Уловка водорастов (наживка для людей)

Посвящается Славе Вострых,

монументалисту.

Егор вышел из кассы, сунул билет в карман и прошелся по перрону. До поезда оставалось еще сорок минут.

Егор огляделся. Недалеко от платформы стоял деревянный домик с вывеской "ПИВО".

Егор поставил корзину с грибами на платформу, сам спрыгнул вниз, взял корзину и пошел к домику.

Сонная продавщица налила Егору кружку жигулевского.

Что получится, если события «Дракулы» Брема Стокера развернутся в глухой тамбовской деревне в наши дни?

Чем закончится история, завязавшаяся в мае 1945 года в Германии, где советские солдаты познакомились, на свою беду, с таинственным немецким аристократом?

Кто из сельчан выживет после встречи с вампирами в плащ-палатках?

Почему американская разведчица ведет себя, как русская баба?

В каких обстоятельствах москвичи забывают, что они – москвичи?

Как удается темным силам навести боевую авиацию на церковь?

Обо всем этом читайте в романе Белоброва – Попова «Красный Бубен».

Владимир Белобров, Олег Попов

МУ-МУ

ВОЗВРАЩАЕТСЯ

ИЗ АДА

Памяти семидесятых

1

Это произошло в ту пору, когда еще никто не слышал о евроремонте.

Москва. Середина лета. Жарко. Закончилась летняя сессия. Все разъехались кто куда - кто на юг, кто в деревню, кто в стройотряд.

Лишь немногие остались в Москве.

Виделись часто, потому что компания была нужна, а выбирать было не из кого.

Петя вбежал по старой стоптанной лестнице на третий этаж и постучал в дверь квартиры своего друга Жени. Звонок не работал.

После обеда наши супруги предложили нам сходить на улицу, выбить из ковров пыль. Мы наотрез отказались выбивать ковры, чтобы не испортить впечатление от прекрасно проведенного дня. Мы решили немного отдохнуть и полистать книгу. Книга оказалась очень интересная, мы не заметили, как пролетело время до ужина. Такой интересной книги мы давно уже не читали. Автор рассказывал в ней о королях. Книга нас настолько поразила своей неординарностью, что мы решили опубликовать ее под своими фамилиями.

Популярные книги в жанре Современная проза

Максим Самохвалов

МОЖЕТ БЫТЬ -  ЭТО СКАЗКА?

Я сижу и вспоминаю вчерашний день, после которого меня стали кормить одними сушками. Мы с братом ловили одичавшего кота и разорили всю избу. Кот прыгал по фотографиям родственников и ронял их на пол, а потом снес с комода легко бьющиеся предметы. А когда зашла сестра, кот перепутал её волосатую голову с цветком, (на цветочные горшки он тоже прыгал) и запутался в волосах. Сестра начала орать.

Сап-Са-Дэ

Привет, брат!

Привет, брат!

Пишу тебе из далекого... Неважно, короче, из далекого.

Я впервые пишу тебе, и, представь себе, впервые хочется сказать тебе не только хорошие слова, но и плохие.

С каких начать?

Зная тебя, могу предположить, что ты попросишь начать с плохих. Я до сих пор не могу забыть, как ты ел булочки с повидлом - сначала объедал жесткие и невкусные края, потом съедал вкусную сердцевину.

Дмитрий Савицкий

Еще одна импровизация на ужасно старую тему

Вряд ли в тридцатых годах в Бостоне или Нью-Йорке местные literati, перелистывая переселившихся в Париж Льюиса, Хемингуэя, Фицджеральда или Паунда, задавались вопросом: одна или две американских литературы? Вопрос этот, увы, типично русский: там или здесь? хорошие или плохие? любимые или ненавистные? с нами или против нас?

Сомневаюсь в том, что стоит обсуждать сами истоки этой несвежей психологии. Да и скучно. Но кое-что сказать следует.

Дмитрий Савицкий

Лора

В последний раз я ее видел на Пушкинской. Она спешила куда-то под крупным медленным снегом. Я хотел окликнуть ее, но не решился, и она прошла совсем близко, так, что на меня пахнуло знакомыми духами. Снег начал уже закрашивать ее на зебре перехода, но вспыхнули лиловые уличные фонари, и она мелькнула в последний раз возле углового армянского магазина.

Всего этого больше нет: снега, падающего завораживающе медленно, чугунных лампионов, Лоры. Ночные улицы Парижа освещают витрины магазинов и террасы кафе. Со снегом плохо. То есть в горах его сколько угодно, но то в горах. Единственно, где мне опять померещилась Лора, это в Нью-Йорке. Был февраль, и от Лексингтона до Парк-авеню нужно было пробираться, как в Арктике,согнувшись вдвое, ложась на ветер, скользя и карабкаясь через сугробы. Впереди меня мелькала знакомая скунсовая шубка, снег слепил, и я не мог при всем желании рассмотреть спешащую женщину. Но в какой-то момент мне показалось, что это она, Лора. Фонари светили мертво и дико, как в Москве, буксовал кеб такси в снежной каше, вдребезги пьяный верзила пытался прикурить на ветру, терял равновесие, зажигалка гасла, и он, выругавшись, швырнул ее в темноту. "Лора?" - крикнул я против ветра, прекрасно понимая глупость и невероятность положения. Женщина повернулась. Это была черная девушка с настороженным, но мягким взглядом. Я извинился и проскочил мимо.

Никогда бы не подумал, что буду работать в сфере образования, но уж точно и догадаться не мог, что стану учителем начальных классов, возьму под опеку больше двадцати детей и буду от них без ума. Это я и моя довольно удивительная, если не сказать – странная история.

В авторский сборник собраны рассказы на тему «человек и судьба». Рубина выводит свою формулу взаимоотношения человека и судьбы.

Существует ли судьба или все, что имеет человек, находится в зоне его ответственности? Можно ли изменить судьбу? Откупиться? Избежать ее приговора? На эти вопросы автор дает ответы в художественной форме. Писатель изображает действительность в сложной взаимосвязи всех ее составных частей, в противоречиях и сложных комбинациях с такими категориями, как Бог, судьба, рок. Без упрощений.

Ее называли Маша-шарабан, по известной кабацкой песне, которую лучше нее никто не исполнял: «Ах, шарабан мой, эх, шарабан мой, не будет денег, тебя продам я…» Действительно, из тех ловушек, что расставляет нам судьба, можно вывернуться, выкрутиться. Продав ли шаль, сережки, шарабан («Медальон») или… отказавшись от любви, призвания, жизни («Туман»). Но обыграть судьбу невозможно. Ровно через семь лет счастливого супружества, как и предсказывала гадалка, погибает Миша («Заклятье»), всю оставшуюся жизнь вынужден мучиться непоправимостью ошибки Давид («Бессонница»). Но судьба переменчива. Отбирая одно – дает другое. Не важно, что ты этого не просил. Судьба не Дед Мороз, чтобы исполнять желания! Зачем-то ниспосланное ею тебе нужно («Высокая вода венецианцев»). Оглянись и подумай!

Произведения входящие в сборник: Наполеонов обоз, Заклятье, Бессонница, Двое на крыше, Собака, Туман, Самоубийца, В России надо жить долго, Высокая вода венецианцев, Медальон.

Их разделяет почти сто лет. Они волки-изгнанники, отрекшиеся от клана и стаи. Волки, так и не принявшие свою суть. Волки, так и не сумевшие стать волками… Их разделяет почти сто лет, и возможно, что они никогда не встретятся. Кроме как… во сне?..

Однотомник. Первая книга цикла "Эрамир".

Прошло два месяца с тех пор, как Мойры вырвались из оков Колоды Судьбы.

Два месяца – с тех пор, как Легендо завоевал трон империи.

Два месяца – с тех пор, как Телла обнаружила, что того, в кого она влюбилась, на самом деле не существует.

Империя и сердца близких под угрозой, и Телле предстоит решить, кому довериться – Легендо или бывшему врагу. Жизнь Скарлетт перевернется с ног на голову, когда откроется ее заветная тайна. А Легендо должен сделать выбор, который навсегда изменит его судьбу. Караваль завершился, но, возможно, величайшая из всех игр только началась! На этот раз никаких зрителей – есть только тот, кто победит, и тот, кто все потеряет.

Добро пожаловать в Финал! Любая игра рано или поздно подходит к концу…

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Владимир Белобров, Олег Попов

Муха или Лаврентий Зайцев в командировке

Зелень лавра, доходящая до дрожи...

(Иосиф Бродский)

1

ЛАВРЕНТИЙ ЗАЙЦЕВ СПАСАЕТ МУХУ

Лаврентий Зайцев чистил зубы в туалете купейного вагона, глядя в зеркало на проносящиеся у него за спиной заснеженные верхушки деревьв.

"Достаточно чистый вагон, -- подумал Лаврентий, обработав верхние зубы и перейдя к нижним. -- Скоро приеду на место. Куплю шишек... кедровых... Достаточно чистый вагон..."

Владимир Белобров, Олег Попов

Новогодняя ночь с Фрицем Дубертом

Татьяна залезла под одеяло и засунула холодные ноги под мужа. Миша дернулся.

-Брррр!..

- Завтра Новый Год... Ты что мне подаришь?

- Не скажу!

- Духи?

- Нет.

- Сапоги?

- Не скажу.

- Значит, сапоги.

- Нет.

- Часы?

- Увидишь!

- ... А ты угадай, что я тебе подарю?

- Рубашку.

- У-у.

Владимир Белобров, Олег Попов

И Древнеяпонские Поэты.

Палка с резиновой нахлобучкой

НЕДОСКАЗАННОСТЬ - ЭТО КОГДА НЕЧЕГО СКАЗАТЬ

Нам всегда казалось странным, что весь мир так восхищается разными

недоделанными вещами, принимая недоделанность за какие-то изыски. Мы не

знаем от кого это пошло, но все как обезьяны и попугаи повторяют друг за

другом подобные глупые восторги. Восхищаются недорисованными картинами

Владимир Белобров, Олег Попов

Первые немцы на Луне

"... Быть может, кто-нибудь из вас, друзья, удостоится чести лететь с одним из первых кораблей на Луну или Марс. Это случится, я верю, скоро, гораздо раньше, чем мы обычно себе представляем. Ведь не в сказке, не в фантастическом романе, а в контрольных цифрах семилетки сказано, что у нас "проводится подготовка к полетам на небесные тела". Вот вы и примете участие в этих полетах. И может статься, именно Петр Кузьмич Исаков будет тем врачом, который в последний раз нащупает ваш пульс, заглянет вам в глаза и скажет подчеркнуто спокойно: