Кровавая луна над Альтдорфом

Кровавая луна над Альтдорфом

БЕСПОЩАДНЫЕ, ОСТРЫЕ КОГТИ царапают истертый камень. Тусклый и болезненный свет луны - Моррслиб - пробивается через тонкий слой облаков, образовывая причудливые тени на вымощенной камнем улице. Над дверными проемами слабо звенят от легкого ветра обереги, что суеверные дурачки развешивают, чтобы отогнать злых духов, что бродят по ночам, подобным этой, когда в небе стоит полная Моррслиб. Убийца потягивается, наслаждаясь непередаваемыми ощущениями, когда магический свет падает на его тело. Он весь дрожит от восторга, черпая новую силу из нечестивого свечения, льющегося на него сверху, поднимает голову и смотрит уже нечеловеческими глазами. Глазами, измененными для того, чтобы получить доступ к невидимому секретному спектру, доступному только при холодном сиянии его небесной покровительницы. Сидя на карнизе крыши, он смотрит своим магическим взглядом на город внизу. Убийца стар, а с точки зрения человеческой дряни - даже древен, и видел его уже много раз.

Рекомендуем почитать

Бежать… Нужно было бежать.

Вспорашивая ногами снег, по ночному лесу мчался крестьянин. Не замечая жуткого холода, забыв о связке хвороста, он думал только о псах, рычащих за его спиной. Их пыхтение и лай он слышал сквозь удушливый, неистовый скрежет своего дыхания, вырывавшегося из обожженного холодом горла. Вой, приглушённый деревьями и снежными сугробами, дробился, обретал какой-то потусторонний оттенок. Крестьянин не решался обернуться, чтобы даже мельком не взглянуть на своих преследователей из страха перед тем, что мог увидеть. Он не знал, ни что они такое, ни откуда пришли; это его и не заботило. Только в одном он был уверен: нельзя было позволить им схватить себя.

От древнего поселения рыболовов Охбуху остались лишь обгорелые бревна маленькой башни, наполовину погребенной разлившейся топью. Теперь подобное часто можно увидеть в болотах Альбиона. Нетронутый за бессчетные столетия остров теперь разоряла разгоравшаяся война, из-за которой целые общины, поколениями жившие в гармонии с природой, бросали свои дома. Спокойно стоявшие тысячелетиями священные места были разрушены за одну ночь. Остановить обрушившееся на остров неистовое разрушение не могли даже Говорящие Правду, веками охранявшие свою родину…

Под светом тусклого солнца на равнине ярко блестели хранимые странной магией древние кости. Доспехи старые как сам Ультуан, казалось, были выкованы только вчера. Лезвия зажатого в костяных пальцах оружия были острыми, как отточенный нож. Всюду лежали бесчисленные скелеты, ребра врагов переплелись между собой. Белые горы черепов высоко вздымались над равниной. Казалось, что здесь лежат павшие воины всех сражений мира…

Марширующая армия эльфов шагала по развалинам древних зданий города, некогда большого как сам Лотерн. Но теперь все дома были разрушены, от них не осталось камня на камне. Окаменевшие деревянные потолочные балки перемешались с обгоревшими обломками рухнувших боковых стен.

Возле крестьянской мазанки стояло невысокое деревянное святилище. Сложенный из брёвен алтарь был посвящён капризным духам природы, насылающим невзгоды на головы рейкландских виргатариев. Чтобы задобрить эти зловредные силы, святилище было обвешано самыми чудными подношениями: на полочке, между каменной чашей с ячменём и пучком пшеницы, выстроились надтреснутые клювы ворон и сорокопутов. К тонкой палке, висящей над алтарём, была привязана иссохшая лапка лисицы, пойманной в курятнике, а на самой верхушке - прибит человеческий палец, отрубленный у какого-то бродяги; палец указывал наверх, на небеса, на древних богов ветра и грозы.

Если Сэм Уорбл и обладал чем-то таким, что можно было бы назвать жизненным кредо, то оно уложилось бы ровно в три слова: "Не ищи хлопот". Не сказать, что он испытывал в этом необходимость - хлопоты имели обыкновение находить его сами, с чем он, впрочем, готов был мириться, ибо, если заботы других людей, как правило, приносили им доход, то его - и подавно. Как и все полурослики Сэм был очень привязан к мелким радостям жизни, и оторвать его от них было дорогостоящим предприятием для любого, кто пожелал бы воспользоваться его весьма специфическими услугами.

Матильда кричала.

Её губы скривились, дряблое тело задрожало. Капельки слюны, словно яркие жемчужины, взметнулись в воздух.

Мужчины и женщины вокруг неё тоже кричали. Махали исхудавшими руками, обёрнутыми в рванину из грязной шерсти и кожи. Сжатые добела кулаки, туго надутые канаты вен на шеях.

Страха не было. Они давно разучились бояться. Не забыли только ненависть, славу и саму жизнь. Всё их существование превратилось в вопль – долгий, нескончаемый крик единодушия и жестокости.

Нечто прибыло к берегам Бретонии. Оно прошло сквозь ночную тьму, морские непогоды, и проникло в Ястребиный залив, на берега которого тут же упал густой и неестественный туман, укутавший галечный берег и запутавшийся в кронах прибрежных деревьев. В любую другую ночь он застал бы здесь браконьеров или запоздавших рыбаков, с ворчанием возвращавшихся домой, но сегодня было полнолуние, а потому море было пустым. Гуще всего туман был в самом центре залива - аккурат между двумя мысами. И именно оттуда в небо устремился шпиль из тёмного камня, влажно блестевший в ночи. Шпиль, которого на закате ещё не было.

Граф Ротенбург с кривой ухмылкой закончил рассказ и откинулся в мягкие кожаные объятья своего кресла. Он смотрел на нас поверх бокала, и в его пронзительных голубых глазах плясали отблески огня. Граф озорно рассмеялся.

- Ну, что? Языки от страха проглотили?

Раздалось покашливание и смех: мы пытались прогнать охватившее нас безрадостное настроение.

- Скорее от скуки, - фыркнул один из джентльменов. - Мне уже приходилось слышать эту историю, и, по крайней мере, один раз - из ваших уст!

Другие книги автора Гордон Ренни

В центре повествования – судьба военного корабля «Лорд Солар Махариус», его капитана и команды в эпоху сражений за Готический сектор Империума. Сходясь в бою с полчищами Хаоса, «Махариус» одерживает блистательные победы, но битвы становятся все ожесточеннее, враги – сильнее и коварнее, ибо командует ордами Хаоса не кто иной, как Абаддон, наследник Хоруса.

«Пусть Галактика горит огнем!» – приказал Хорус. И вот уже десять тысяч лет Абаддон Осквернитель ревностно исполняет последнюю волю примарха-предателя. Проклятые Легионы и чудовищный флот Хаоса атакуют миры Империума с упорством, вселяющим ужас в сердца смертных. Целые миры и звездные системы сражаются и погибают в этой колоссальной битве. Победы и поражения сменяют друг друга, как день и ночь. А теперь в руках Осквернителя оказывается абсолютное оружие – «Убийца Планет».

И близится час казни…

Жизнь человека в сорок первом тысячелетии — это война, которой не видно ни конца, ни края. Сражаться приходится всегда и со всеми — с чуждыми расами, силами Хаоса, межзвездными хищниками. Не редки и схватки с представителями своего вида — мутантами, еретиками, предателями. Экипаж крейсера «Махариус» побывал не в одной переделке, сражался против всевозможных врагов, коими кишмя кишит Галактика, но вряд ли капитан Леотен Семпер мог представить себе ситуацию, когда придется объединить силы с недавними противниками — эльдарами — в борьбе, которую не обойдут вниманием и боги. Но даже богам неведомо, что таят в себе хитросплетения Перекрестка Судеб.

- Поручение? Что еще за поручение? - Джованни Готтио склонился над столом, расплескивая вино из дешевого медного кубка, который держал в руке. Скоро его наполнят снова, Джованни знал это, ведь его новый друг, сидящий напротив, неизменно подливал всю ночь.

- Портрет, - сказал новый знакомец, - маслом. Заказчик отлично заплатит.

Джованни фыркнул, пролив еще больше вина. Бессознательно он провел несколько линий пальцем на грязной поверхности стола, будто нанося мазки воображаемой кистью. Лица. Лица всегда были его специальностью. Казалось странным, что он сидел с новым другом уже много часов, пил его вино и тратил его деньги, но встань тот и уйди, Джованни не смог был точно сказать, как этот человек выглядел. Он более был похож на размытый набросок портрета, сделанный импрессионистом: холодные и жестокие глаза, рот высокомерный и слабый - как незаконченная работа. Самой запоминающейся вещью в нем был изумрудный перстень на пальце, ловивший даже неяркий свет свечей этой таверны на задворках города.

Популярные книги в жанре Фэнтези

Первым, кто заметил в моем будущем что-то неладное, была моя жена. Я уходил на работу, она вышла в прихожую, чтобы закрыть за мной дверь, мы поцеловались и вдруг она отстранилась, заглянула мне в глаза пытливым взглядом и задумчиво произнесла:

– Что-то не так.

– Что? – спросил я.

– Не понимаю. Что-то нехорошее в ближайшем будущем. Сегодня или завтра.

– Проблемы на работе? Несчастный случай?

– Не вижу… Что-то плохое. Будь осторожен.

Проиграв долгую и изнурительную борьбу с совестью, автор не может не упомянуть, что многие мысли, идеи, понятия, слова и даже абзацы этого произведения позаимствованы из двух книг. Основополагающей стала «Физика для любознательных» Эрика Роджерса. Также можно сказать с большой долей уверенности, что данное произведение выглядело бы совершенно иначе, не попадись в руки автору учебник физики, который создали А. В. Перышкин и Н. А. Родина. Учебник этот автор изучал дважды — во время учебы в средней школе и непосредственно в период создания романа, которые иногда пересекались. Автор до сих пор находится в состоянии восхищения простотой описания важнейших законов физики. И если в предлагаемом Вам произведении встретятся запутанности, неточности и грубые ошибки, то за все эти несуразности автор принимает ответственность на себя.

Автор: Window Dark

У перекрестка они столкнулись лицом к лицу.

— Далековато мы забрались от места первой встречи, — ласково буркнул Воитель.

Впервые они повстречались пять лет назад. В темной лесной прогалине сиял алый шар спелого яблока Горного Короля. Съевший его получал навеки удачу в битвах и прочую милость богов. К заветному плоду потянулись две руки. Отдернулись. И зазвенели, схлестнувшись, два клинка.

— Что надо тебе, чужеземец?

— Эй, девонька, а ты разве из местных?

Что-то скрежетнуло, и меня передернуло в очередной раз. Нервы ни к черту. Да и какие нервы надо иметь, чтобы спокойно стоять и смотреть туда. Ах да, вы то еще не знаете, что я стою в светлой больничной палате у донельзя непонятной конструкции и неотрывно смотрю на мертвое тело, с разбитого виска которого на белоснежную простыню скатываются отвратно-красные капли крови. Профессор оккультных наук, топчущийся рядом, довольно потирал руки и, судя по всему, находился в гораздо более спокойном состоянии духа, чем я. Ну ему то не привыкать, а я жутко не люблю мертвецов. Впрочем, меня никто и не заставлял их любить, зато заставляли стоять рядом и смотреть на творившееся непотребство.

Лариса осторожно открыла полиэтиленовую штору, загораживающую ванну. Сгусток черных нитей беспокойно кружил вдоль ее бортов. Перемена места, видимо, взволновала его, и теперь он тщательно обследовал свое новое жилье. Если бы все происшедшее касалось только этого непонятного клубка, но это затрагивало интересы всех сотрудников лаборатории аномальных явлений.

Уже две недели лаборатория располагалась здесь (у девушки язык не поворачивался сказать на новом месте;). Лариса с грустью вспомнила солидный корпус с мраморной мозаикой по стенам. Там имелось десять просторных комнат со всевозможным оборудованием, шестнадцать маленьких, в которых хранили реактивы и запасные части, и просторный холл, где пили чай и смотрели цветной телевизор. В общем, имелся имидж солидного научно-исследовательского центра, рассеявшийся теперь на неопределенное время.

Раньше учиться было не в пример легче, нежели в наши многотрудные времена. Особливо, если ученик званием обладал. Маркиз там, или виконт. На худой конец и граф подходил неплохо. А все потому, что в ту эпоху ценилась не высшая математика, а высшее происхождение.

«Чем же легче учиться то?» — спросите вы. Да вот, к примеру, стоит ученик у доски, глазами дырку в полу сверлит, не знает ничего, морда великовозрастная, а коварный учитель ручонки потирает, глазенками хитрыми по сторонам зыркает. «Что, — говорит, — не знаем теорему то, не выучили-с, сударь?» А как же ее было выучить, если сей сударь до утра в кабаке просидел и при всем своем горячем желании не мог до книги дорваться по причине полного не хождения нижних конечностей.

Что ответить, если вопрос задаст девушка ветра? А-а… Вам представляется картинка, где красуется некий Ветер, у которого есть девушка, вопрошающая пустоту, куда какими-то обстоятельствами занесло и вас. В мозгу сразу складывается десяток вариантов. В одном вы получаете от Ветра по физии. В другом нахально уводите девушку из под его носа, чтобы не хлопал ушами. В третьем расстилаетесь перед девушкой ковровой дорожкой…

А все не так…

В день рождения лил дождь. Небо делало вид, что страдает, отгородясь от мира косыми струями. Когда вокруг холодно и мокро, кажется, что весь мир скорбит вместе с тобой по исчезнувшему году. И на душе в этот день скребли безжалостные кошки. Много кошек, и если про них помнить, никогда не почувствуешь себя одиноким и позаброшенным. В компании скребущих когтей жизнь ворочается уныло и неохотно. Особенно, когда над головой небо, забрызганное цементом, а ветер оборачивается стаей до омерзения скользких и противных слизняков. Я боялся, что и встреча окажется склизкой. Встречи и расставанья подчиняются незримым законам. В тот день я выучил один из них. Простейший, надо сказать, закон. Сначала дует ветер, потом приходит девушка. Но нам кажется, что мы живем в мире, где ветра нескончаемы.

С появлением новой начальницы жизнь в летнем лагере становится невыносимой. Повсюду прорастают таинственные флаги, их становится всё больше, а дети превращаются в маленьких монстров. Главный герой начинает слежку за директрисой и выходит на подвал, где спрятана Красная Струна.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Герой вьетнамской войны Майкл Фрост, оставшись после демобилизации без дела, мечтает разбогатеть и предаться радостям жизни. Ему подворачивается удачная возможность: главарь преступной шайки предлагает бывшему солдату похитить дочь миллионера и затребовать огромный выкуп. Фрост устраивается охранником на виллу, где живет потенциальная жертва. К его немалому удивлению, девушка сама просит о том, чтобы ее похитили…

41 век. Человечество захватило большую часть галактики, колонизировав пригодные для заселения планеты, попутно уничтожив коренное население менее развитых миров. Комиссар-майора Андреевских, руководителя мирной экспедиции колонизаторов на планете Лентис-2 отзывают на Землю для выполнения опасной миссии - выяснить причины потери связи с исследовательским крейсером "Прогресс". За время отсутствия офицера на родине многое изменилось - граждане Земли живут в постоянном страхе перед террористической организацией Союз за Свободу Инопланетных Миров, осуждающей агрессорскую политику правительства, и майор сразу становится мишенью для радикалов, как человек, принимающий непосредственное участие в колонизации. Несмотря на угрозу жизни, Андреевских со взводом десантников отправляется на "Прогресс".

Широко известна легенда о таинственном городе праведников, скрывшемся во времена суровых военных испытаний. Купец из Хазарии, выполняя поручение своего царя, отправляется к викингам, чтобы спасти свою страну и Европу от вторжения огромной армии арабов-последователей Мухаммеда. Почти все помнят, как франки остановили этот натиск при Пуатье, но не многие знают, что еще более кровопролитные сражения в то же самое время происходили на Северном Кавказе и в низовьях Волги.

В книге доктора философских наук Валерия Никитича Демина на основе летописных и иных исторических источников прослеживается становление России и населявших ее народов, начиная с древнейших времен и вплоть до эпохи Петровских преобразований. По многим вопросам автор высказывает оригинальные научные суждения, во многом не совпадающие с общепризнанными.