Кроссворд игральных автоматов

– Дядя, милый дядя!… Ты не знал моего дядю!… Что это был за человек!

Они по-прежнему стояли в пробке. Кошелев успел сбегать за пивом. На заднем сидении таксикэба «Ситройон» разложили сырок, колбаску, хлебушек.

Дядя Матвей был глуп и потому на свое счастье не смог освоить серьезную профессию. Из него не вышло врача, инженера или даже издерганного снижением товарооборота продавца бытовой электроники. Долгое время он прозябал, не в силах обнаружить своего места сначала в советской, а потом и в рыночной экономике. Смирившись с участью презренного идиота он пошел в ту сторону, откуда в те годы с негодованием отворачивались тщеславные юноши, лелеявшие в себе предпринимательскую жилку. Он победил их. Он доказал, что это не он, а они – идиоты, и жилка здесь трепетно бьется вовсе не там, где она бьется там, на Западе.

Другие книги автора Глеб Станиславович Соколов

Эволюция совершила очередной скачок, и из глубин африканских джунглей выходит раса сверхлюдей.

Их называют по-разному: индиго, люди-дьяволы. Они долгое время были дружелюбны по отношению к людям, и всегда были хитры. Непонятно, каковы их цели. Тем более теперь, когда, судя по всему, они начали войну против Гомо Сапиенс. До людей доходят слухи о тайной религии людей-дьяволов, о таинственном боге, который живет на земле и ходит среди людей неузнанный.

Останется ли человек человеком, или оставив землю «новому виду», покинет эволюционную арену?

В районе престижного Рублевского шоссе происходят шокирующие события — на элитные рестораны и особняки супербогачей нападают «попрыгунчики» — бандиты, которые в точности копируют жутковатый стиль знаменитой банды «попрыгунчиков», орудовавшей в Петрограде в первые годы революции. Это могло бы показаться забавным, если бы на месте преступления не оставались трупы зверски убитых людей. На одной из жертв была обнаружена записка: «Господа!.. Я очень несчастна. Два дня назад меня убили ударом ножа в шею. Чтобы вид ужасного разреза не смущал вас, теперь приходится носить этот красный шарфик…»

Катин сидел в маленьком баре, затерянном на одной из улиц, прилегавших к Канал Стрит.

«После наступления темноты бродить там не советуют и в другие времена… А уж тем более сейчас…» – вспомнились ему слова служащего из «Рэдиссона». – «Мы говорим туристам: пусть вас не вводит в заблуждение то, что днем многие здешние улицы выглядят симпатичными и вполне безопасными. Вот пожалуйста…»

Служащий выложил на стол распечатанную из Интернета карту. Она была сплошь испещрена разноцветными кружочками, квадратиками и треугольничками.

«Больной бросил на блюдечко перед кассиршей девять металлических десятирублевок и преспокойненько вернулся к своему столику, где начал пережевывать котлеты…»

В Москве проживают в данный момент по сухим цифрам статистики одиннадцать миллионов человек. На эти одиннадцать миллионов приходится одиннадцать тысяч зданий. Если поделить первую цифру на вторую, получится: на одно московское здание приходится тысяча связанных с ним людей.

Другие статистические данные говорят: ежедневно в Москве умирает три с половиной тысячи человек. Если опять-таки поделить количество смертей на число столичных построек, окажется – в день на три здания приходится одна смерть.

Стержнем романа является история одного вечера самодеятельного театра «Хорин» и его главного идеолога – артиста со сценическим псевдонимом Томмазо Кампанелла. Судьба сталкивает Томмазо Кампанелла и его коллег по самодеятельному театральному цеху с людьми, не понаслышке знакомыми с тюремным миром, чтобы в конце неожиданным образом привести их на одну из самых модных профессиональных сцен столицы, когда там проходит премьера широко разрекламированного спектакля.

«Дело Томмазо Кампанелла» – роман сложный, мрачный, отчаянный. Он относится к жанру философско-интеллектуальной прозы.

Совершено дерзкое похищение… рыбы-фугу!

В подсобке маленького магазина найдено… шестеро повешенных!

В морг доставлен труп чернокожего… с головой белого человека!

И во всем этом замешан русский студент с гаитянскими корнями, лишь недавно прибывший в Лондон. Поневоле прикоснувшись к зловещим тайнам вуду, он перешел дорогу загадочному Белому Хунгану, одно упоминание о котором повергает обывателей в мистический ужас.

Тьма за зеркалом сгущается!

Удастся ли прояснить эту тьму?

Им много достается, – насквозь промокшим дням в конце сентября. Всего: мокрой грязи на колесах грузовиков, чертыхания пешеходов, которых обдало брызгами проехавшее у кромки тротуара спешащее в аэропорт такси, резких порывов ветра, превращающих мелкий дождичек в перекрестный пулеметный огонь, от которого не спасет и широкий зонт. Но больше другого этим дням достается непонятного, странного чувства: жизнь мокрой землей проседает вниз, и кажется – вот-вот обнажится скрытое под верхним слоем почвы нечто: то ли второпях зарытый сундук, то ли неглубоко схороненный мертвец. – Вынырнет это нечто из своего подземного схрона и что произойдет?.. Озолотит тебя судьба неожиданным кладом? Напугает досмерти, засмердив воздух вокруг запахами разложения.

Популярные книги в жанре Юмористическая проза

Святослав Быдзанс

ВАЗЕЛИНОВАЯ ВОРОНА,

Или на воронке в сказку

Фантастику я люблю. Врать не буду, люблю. И иногда ее читаю. Натощак нет, даже не пытаюсь. А вот на полный желудок, да про космические приключения, ну это совсем другое дело. Обычно тошнит. Хотя может и пронести. А так как к пище я отношусь трепетно, то книжечки потом, после самолетов с девушками. Но иногда случаются такие странные состояния моего желудочного рассудка, когда я прочитываю книжулю-другую, и вроде ничего. Пронесло. Но не сильно. А в юности-то я их потреблял, у-у-у, чемоданами. Взахлеб. От Стругацких прям пищал. Нынче перечитать решил, видать еще попищать захотелось. Читаю и читалкам своим не верю - что это за бодяга такая на совковом масле? Кухонная диссидентщина с кукишем в кармане. Так Солженицын с Сахаровым все это и так говорили без всяких фантастических приколов. Правда, им за это досталось. Может, надо было как Стругацкие, через тернии к звездам, и чуть что - так это ж фантастика. А так и строй заклеймили, и деньжат зашибли. Ах, фантастика, фантастика! А что собственно ах? Ну, как же - фантастика предсказывает будущее. Правда ни персональные компьютеры, ни интернет она не предсказала. Видать, магический кристалл заело. А если по поводу Жюль Верна - то фантастика в его лице скорее пережевывала те идеи, которые и так уже носились в воздухе. Бредбери - моралист, Вонегут - парадоксалист, для них фантастика лишь форма, в которую они облекали свои до неприличия реальные произведения. Так что настоящая фантастика - это комиксы про космических героев, в компании которых можно удрать с опостылевшей Земли. И столь бурный рост фантастики лишь показатель все нарастающей инфантильности человечества. Памперсы для мозгов. Лукьяненко вот почитал, совсем больной стал. Он что, русский в школе не учил? Ну, хоть Чехова в компании с Гоголем полистал бы. Или за это уже денег не плотят? А на меня кивать не надо, я Велемира Хлебникова с Достоевским штудировал. И меня не издают никакими тиражами, даже нулевыми. Хот! я, положа руку на тощий свой живот, я должен сознаться, что за пару тысяч баксов я бы мог, ох как мог. Шмастеры, бластеры, мутанты с андроидами. Чего там голову ломать. Вот возвращается на родную планету принц, а там его папу подлым образом трансклютировал родной его, принца, дядя и шлангом прикидывается, мол, он сам во сне помер от деструкции синапсов. Но принц землю хоботом роет - правды добивается. Ну, дядюшка, гадюга, его и спроваривает космическим пиратам. Чтоб увезли куда подальше, а там и анигилировали родимого. Но космолет терпит крушение и падает в зад на родную планету. Хватит ржать, сейчас драма будет. И вот уже наш принц в драном скафандре плетется к замку через кладбище, а там спотыкается о какую-то ржавую кастрюлю, а то центральный процессор его знакомого робота. За ненадобностью выкинутого на свалку. "Бедный Кибер восклицает принц, - Что ж мне в натуре делать, то ли восстать с бластером в руке и погибнуть, как мудак, то ли жить козлом позорным? Вот в чем ! вопрос." Но Кибер ему ничего посоветовать не может, ибо батарейки сели, и принц сам решает надрать врагам задницу по полной программе. Ну а дальше, как положено, врывается он с фотонной базукой в руках в замок и мочит всех кого не попадя. И дядюшку, и всю его тусовку. Жаль только, матушку рикошетом тоже того, слегка анигилировал. Ну а после того как всех порешил, он освобождает из темницы Офегенную блондинку и занимается с ней любовью долго и со смаком. В случае опубликования прошу передать гонорар в фонд лечения фантастов от тяжелого умственного расстройства имени Сорокина.

Леонид Каганов

30 марта 1600 года

Харчевня в Поросячьем переулке близ княжих палат

Боярин постучал кулаком по столу и в харчевне наступила тишина.

- Ой ты гой еси, добры молодцы, сказители, бояны! - начал он нараспев, - Собор наш очередной устроен чтобы думу думать о печатном деле и деле летописном. Ванька-то Федоров уж давно изобрел печатную доску, все слыхали? Есть мнение что дубовая доска вытеснит гусиное перо из летописного дела. Слово имеет владелец печатной мастерской боярин Либертуха.

Леонид Каганов

К ВОПРОСУ О БЕЛОМ ПАЛИHДРОМЕ

Сегодня у нас опять в гостях Акакий Чижиков, виртуальный лингвист-пофигист, алтернативщик словесности, панк языкознания и рейвер многоточия, гигант задней мысли, отчим русской демократии, дважды доцент Советского Союза. Сегодня он принес к нам в редакцию WWW.HUMOUR.RU свои новые палиндромы, сочиненные в ночь со вчера на позавчера:

ГHИ HОГУ ГЕОЛОГ

УХО СМЕХА - МЕХИКО

ИЗ УГЛА ЛУК ВОЗИ

Леонид Каганов

КАК ОБУСТРОИТЬ ЛИЧHУЮ ЖИЗHЬ

СБОРHИК ПОЛЕЗHЫХ СОВЕТОВ ДЛЯ HЕУДАЧHИКОВ

Здесь собраны и обобщены советы по обустройству личных отношений неудачников любого пола и возраста. В систематизации народного опыта также использованы отрывки из трактата "Как проебать отношения" Elise Matthesen в переводе Акима Дуброва. Собранные здесь советы универсальны и годятся для лиц любого пола (а возможно и любой сексуальной ориентации), но, во избежании путаницы, мы будем использовать термины "Он" и "Она". Она - это ты, человек для которого написана эта книга. Она любит Его. Ей хочется быть с ним, Она считает Его лучшим человеком в мире. Он - это тот, кого любит Она. Он любит Ее, но к концу книги все меньше и меньше.

Леонид Каганов

HОВОСТИ HАПРЯЖЕHHОЙ HЕДЕЛИ

ПОHЕДЕЛЬHИК: Продолжается перераздел телевизионного канала Си-эH-эМ (Спокойной ночи малыши). Вчера муниципальный суд удовлетворил иск Хрюши, требовавшего передать ему в собственность еще 13% акций пакета, принадлежавшего ранее Степашке. При этом суд изменил свое позавчерашнее решение отдать Степашке 24% хрюшиных акций.

ВТОРHИК: И вновь о канале Си-эH-эМ (Спокойной ночи малыши). Депутат госдумы Шандыбин резко осудил назначение Амаяка Акопяна на должность руководителя Хрюши и Степашки. В частности прозвучали такие заявления как "Этот Маяк - агент ЦРУ", "Хватит империалистических фокусов", "Верните Дядю Диму" и "Морда жидовская".

Уважаемый архимандрит Игнат!

Низко кланяется вам отец Серафимий, настоятель новой Церкви Всех Скорбящих Дикой Радости в Чертаново. Слава Господу, дела в нашей обители идут хорошо, обживаем помаленьку с Божьей помощью. Пока более пахнет краской и известью нежели фимиамом, но послушник Настасий сказал, что это всегда так в новых строениях и, даст Бог, выветрится. Молимся чтобы выветрилось. Молимся за здоровье строителей, так скоро сотворивших эти хоромы из стекла и камня – храни Бог турков, финов и стройбат.

Профессий много, но

Прекрасней всех — кино

Кто в этот мир попал —

Навеки счастлив стал

Фильм! Фильм Фильм!

И нам, конечно, лгут,

Что там тяжелый труд.

Кино — волшебный сон.

Ах, сладкий сон!

Фильм! Фильм! Фильм!

Друзьям-писателям с просьбой: «Пишите!». Ну, и не обижайтесь на нас, читателей.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

В этом мире все вывернуто наизнанку. Стоит произнести слово «солнце», и тебя сожгут на костре как еретика. Здесь выражение «попадёшь на небо» равносильно пожеланию адских мук. По дорогам этого странного мира бредёт нищий певец, обладающий необычным даром — с помощью своих песен он может видеть истинное небо и его светила. Он живёт одним днём и пока не знает, что его жизнь скоро изменится. Его враги станут друзьями, а дорогу к спасению укажет слепая девушка. Но на этом пути его ожидают смертельные опасности, встречи с разбойниками и столкновения со слугами Бездны…

Начало XXI века. Выполняя задание могущественной организации, студент Антон Стрельцов ведет слежку на улицах Москвы за бессмертным — пришельцем из глубины веков и неизвестных миров. Оказывается, таких существ очень много (среди них есть Первые, Вторые и Третьи, служащие разным Силам — Света, Тени и Бездны), и совсем не случайно они явились в мир людей. Собственно, они и творили этот мир, как и множество других. В памяти бессмертных живут времена короля Артура и рыцарей Круглого стола, Древнего Рима и крестовых походов, инквизиции (причем не только на Земле) и российской Гражданской войны. Из этой памяти и современности сплетается причудливая ткань злой и доброй сказки, где главная роль отведена великой Битве между Посланником Абстрактного Добра, за которым наблюдает Антон, и порождением Бездны.

От Буша-старшего до Буша-младщего – такова сюжетная траектория документальных историй известного телеведущего. Авторское восприятие личностей президентов США во время встреч с ними в разные годы символически свидетельствует о переменах в менталитете России.

Сложные и неоднозначные метаморфозы в судьбе страны за последние 15 лет были следствием зарождения и утверждения демократических начал в обществе – зачастую дорогой ценой. Однако, по убеждению В.Соловьева, демократию у нас еще надо выстрадать.

Кто и каким образом экспериментировал над российской демократией – об этом блестящий полемист, беспристрастный аналитик и виртуозный ведущий Владимир Соловьев открыто заявил в своей первой публицистической книге.

Ненависть и ужас испытала очаровательная южанка Уинтер Степлтон, узнав, что мачеха попросту собирается продать ее в жены богатому финансисту. Выход был только один – отчаянный побег далеко на Запад, с бродячими музыкантами. Но здесь беглянку уже поджидает судьба – в лице бывшего техасского рейнджера Бреда Коула. Вознаграждение за поимку Уинтер и возвращение ее в «лоно семьи» спасет разоренное ранчо Коула, но может ли думать о деньгах мужчина, встретивший внезапно женщину своей мечты?..