Кризисы в истории цивилизации. Вчера, сегодня и всегда

Все процессы в природе взаимосвязаны — планетарные, геофизические, демографические, социальные, экономические… Человечество — это не страны и народы, не расы и нации, не классы и партии, это — единая живая система. Вся многотысячелетняя история цивилизации — это череда катастрофических природных катаклизмов и гуманитарных кризисов различного характера.

И самый страшный из них — «разруха в головах».

Именно с этой бедой последовательно борется Александр Никонов, помогая современникам подняться на более высокий уровень обобщения при осмыслении происходящих в мире процессов и кризисов.

Трудно надеяться, что к рекомендациям автора прислушаются руководители государства и широкие массы отечественных политиков. А жаль: решительная и последовательная либерализация экономики — единственный выход из любого кризиса.

Для широкого круга читателей.

Отрывок из произведения:

Господа! Мировой кризис, о котором так долго говорили разного рода пифии и оракулы, предсказатели и экономические ясновидцы, наконец случился. Причем случился совершенно неожиданно. Несмотря на предсказания. Так бывает. Когда все вокруг хорошо, плохим предсказаниям люди не верят. А когда они сбываются, граждане впадают в пессимизм. Глубина этого пессимизма зависит только от способа восприятия мира личностью. Кто-то кидается запасаться спичками и патронами, предвкушая эпоху мародерства, насилия и беззакония, а кто-то скупает акции, полагая, что кризисы приходят и уходят, а деньги греют карман при любых обстоятельствах и правительствах.

Рекомендуем почитать

Существует ли возможность преодоления конечности физического существования человека, сохранения его знаний, духовного и интеллектуального мира?

Как чувствует себя голова профессора Доуэля?

Что такое наше сознание и влияет ли оно на «объективную реальность»?

Александр Никонов, твердый и последовательный материалист, атеист и прагматик, исследует извечную мечту человечества о бессмертии. Опираясь, как обычно, на обширнейший фактический материал, автор разыгрывает с проблемой бренности нашей земной жизни классическую шахматную четырехходовку. Гроссмейстеру ассистируют великие физики, известные медики, психологи, социологи, участники и свидетели различных невероятных событий и феноменов, а также такой авторитет, как Карлос Кастанеда.

Исход партии, разумеется, предрешен.

Но как увлекательна игра!

Александр Никонов обладает редкой и удивительной способностью показывать разнообразные явления (физические, биологические, социальные – любые, так или иначе имеющие отношение к Цивилизации) с неожиданной стороны, заставляя читателя вздрогнуть от масштаба открывающихся пред ним миров и задуматься…

Анализируя и сопоставляя как широко известные, так и совершенно новые для читателей факты из разных областей знания (мифология, древние карты, пирамиды, геология, природные катаклизмы), автор, как всегда логично и убедительно, рисует потрясающую картину: 12 тысяч лет назад на Земле существовала развитая цивилизация с технологиями уровня XVIII века. И исчезла – по причине глобальной катастрофы. Знания были утрачены, остались только случайные «угольки от факела разума». А человечество всему училось заново…

И, конечно, Никонов не может попутно не разрушить ряд устоявшихся исторических мифов.

Итак, читатель, пожалуйте в допотопье…

В новой книге, анализируя на примере Древнего Рима социально-экономические и политико-психологические условия формирования, расцвета, заката и гибели великих империй, автор в широкомасштабной исторической перспективе показывает читателю потрясающую картину извечной борьбы Разума и дикости, Просвещения и невежества, Цивилизации и варварства, рассказывает о тернистых путях цивилизаторов.

Легко переходя к современности, А. Никонов комментирует свою точку зрения на «текущий исторический момент» и предлагает свою, как всегда оригинальную и остроумную модель развития Цивилизации.

Для широкого круга читателей.

Публикуется в авторской редакции.

Книга Ноама Хомского «Гегемония, или Борьба за выживание», моментально ставшая бестселлером в США, наглядно показывает, как на протяжении более полувека Америка активно проводит в жизнь свою грандиозную имперскую стратегию во всем мире. Американское руководство проявило свою готовность — как во время Карибского кризиса — идти на любые риски для достижения мирового господства. Интеллектуал с мировым именем, Ноам Хомский, в данной книге исследует причины и истоки того, что привело нас на грань мировой катастрофы, что движет руководителями наших стран, когда они сознательно подвергают всех нас смертельной опасности.

Почему русские не улыбаются?

Ответ на этот вопрос Александр Никонов находит в отечественной истории, которая в нашей стране «не просто повторяется, а ходит кругами, как слепая кобыла…»

Автор старается помочь подавляющему большинству соотечественников, особенно молодежи, избавиться от стойких заблуждений и иллюзий.

Книга «выросла» из одноименной главы знаменитого «Апгрейда обезьяны» Александра Никонова и развивает ее основные идеи: легализация огнестрельного оружия — наиболее эффективный путь борьбы с вооруженной преступностью, приобретающей все большие масштабы.

Это книга не только и не столько об оружии и преступности. Книга — о глупости, из-за которой цивилизованный мир ежегодно теряет тысячи человеческих жизней. Собственно, противостояние глупости с позиций здравого смысла — центральная тема и главная цель творчества писателя, которой он неукоснительно следует во всех своих произведениях.

Аргументация автора в полемике с «запретителями» оружия, основанная на обширном фактическом материале, столь убедительна, что не оставляет сомнений: граждане не должны быть лишены возможности защищать собственную жизнь и жизнь своих близких.

В книге, которую Вы держите в руках, автор популярно, с множеством увлекательных и впечатляющих примеров раскрывает секреты искусства манипулирования и способы защиты от манипуляций, разъясняет тонкости рекламных и политических технологий, позволяющих управлять эмоциями и поведением общественных групп и слоев населения.

А.Н: "Жвачка и политики продаются по одним и тем же принципам, только то, что в рекламе товаров называется слоганом, в политрекламе именуют лозунгом — вот и вся разница…"

Сегодня ценность интеллекта намного превосходит ценность материальных ресурсов, и Александр Никонов учит, как применять его на практике, добиваясь нужного эффекта — во взаимоотношениях с людьми, в карьере, в рекламе или на выборах.

Книга поможет вдумчивому читателю самому управлять своим выбором.

И кем быть — жертвой или охотником, ведомым или ведущим — решать Вам!

Верна ли традиционная хронология? Правильно ли мы понимаем античность? Как могла крошечная Эллада дать миру такое количество блестящих имен — философов, историков, социологов, математиков, инженеров, астрономов, врачей? Кем была крещена Русь? Могли ли степные кочевники создать военную машину, покорившую полмира — от Тихого океана до Адриатического побережья? Кто и с кем сражался на Куликовом поле? Ортодоксальная историческая наука не в состоянии дать убедительного ответа на эти и многие другие вопросы.

Автор предлагает читателю скептически взглянуть на традиционную концепцию всемирной истории.

Для широкого круга читателей.

Другие книги автора Александр Петрович Никонов

Александр Никонов — известный писатель, автор знаменитых бестселлеров «Конец феминизма» и «Кризисы в истории цивилизации». Мастерски дискутируя на острые и неоднозначные темы, автор выступает в своих произведениях апологетом здравого смысла. Талантливые провокации Никонова возмущают, вызывают желание найти опровержение, оспорить, но самое главное — заставляют думать. “Человек как животное”, вне сомнений, вызовет негативную реакцию у многих представителей нашего “человейника”. Но что есть книга, как ни своевременный толчок к тому, чтобы задуматься?

Понимаете ли вы теорию Стивена Хокинга и теорию относительности?

Знаете ли и сможете ли доступно объяснить основы квантовой физики?

Расскажете об открытии Марии Склодовской-Кюри?

Хотите понять самую модную науку XXI века?

Неважно, учитесь ли вы в школе или уже давно закончили ее. Если вы любознательный человек, то эта книга ДЛЯ ВАС!

САМАЯ ГЛАВНАЯ НАУКА – ЭТО ФИЗИКА! Так начинает эту книгу известный публицист, популяризатор теоретической науки Александр Никонов.

Александр Никонов

Как вылечить все. Параллельная медицина. Научный подход

© Александр Никонов, текст

© ООО «Издательство АСТ» Обратная сторона Луны

Я потратил на эту книгу несколько лет. Я искал и находил невероятных людей. Я копил их, пока не собралась критическая масса, перевернувшая мир и позволившая взглянуть на него с изнанки – словно бы на другую, вечно скрытую от нас и потому таинственную сторону Луны. Параллельный мир оказался странным. Но ничуть не менее реальным, чем мир привычный. Как шутят юмористы, в действительности все оказалось не так, как на самом деле.

В настоящее время астрономия – самая динамично развивающаяся наука. Ее вновь хотят ввести в школах. Но знаете ли вы, как устроено мироздание? Ответы на этот и множество других вопросов в своей новой книге дает известный популяризатор науки, автор бестселлера «Физика на пальцах» Александр Никонов:

– Из чего состоят звезды?

– Все о планетах солнечной системы

– Что такое солнечный свет?

– Почему появляются черные дыры?

– Теории возникновения Вселенной

Эта книга будет необычайно полезной, потому что она дает гораздо больше школьного курса – интереснее, развлекательнее… и проще!

Александр Никонов, известный журналист и писатель-публицист, приподнимает нам завесу тайны Второй мировой войны, анализируя роли двух вождей и двух государств в истории XX столетия. Уникальные факты и убедительные логические заключения позволяют составить наиболее объективную картину предвоенного мира, «Большой войны» и ее последствий.

Как и в других своих книгах, Александр Никонов, говоря о смертельном противоборстве двух деспотичных режимов, выходит за рамки привычных стереотипов и помогает сформировать собственный взгляд на исторические процессы.

Выводы, сделанные Никоновым, очень далеки от официальной версии всей истории Второй мировой и могут показаться очень неожиданными и даже пугающими…

Я – враг народа.

Не всего, правда, а примерно половины. Точнее, 53-х процентов – столько в народе женщин.

О том, что я враг женского народа, я узнал совершенно случайно – наткнулся в интернете на статью одной возмущенной феминистки. Эта дама (кандидат филологических наук, между прочим) написала большой трактат об ужасном вербальном угнетении нами, проклятыми мужчинами, их – нежных, хрупких теток. Мы угнетаем их, помимо всего прочего, еще и посредством средств массовой информации…

«Никонов говорит с женщинами языком вражды. Разжигает… Является типичным примером… Обзывается… Надсмехается… Демонизирует женщин… Обвиняет феминизм в том, что тот "покушается на почти подсознательную протипическую систему ценностей…"»

Да, вот такой я страшный! Вот такой я ужасный враг феминизма на Земле!

Александр Никонов – известный популяризатор науки, журналист, публицист, писатель. Автор множества бестселлеров. Мы с вами не успеем, а вот наши дети и внуки, как полагают некоторые ученые и футурологи, станут первым поколением бессмертных людей. Ведь на самом деле средний возраст человека – 150 лет! Не верите? Посмотрите сами! Вы узнаете: чего не хватает нашему телу, чтобы быть бессмертным и почему люди стареют; как уже сейчас можно замедлить старение; поможет ли заморозка тела; отделимо ли сознание от тела. В течение многих лет Александр Никонов общался с удивительными людьми, которые отвечают на главные вопросы бытия, ищут пути к вечной жизни, и теперь смело заявляет: тело, личность и сознание неотделимы друг от друга, а бессмертие не за горами.

Об ужасном с юмором — вот что можно было бы сказать про эту книгу, которая в неповторимой авторской манере сепарирует дискурс духовных ориентиров человечества — от иредковых форм, сквозь эмбриональную стадию развития, бурный рост к постепенной мучительной деградации. «Невероятно смешная вещь!» — говорят про «Курочку Рябу» одни люди. А другие в гневе плюются, называя автора лютым безбожником, которым он, впрочем, совершенно не является. Просто автору удастся примечать в привычном и знакомом неожиданное и парадоксальное. И этот взгляд, опирающийся на богатейшую фактуру, все переворачивает в глазах читателя! Но переворачивает в правильном направлении — он вдруг понимает: черт возьми, все наконец стало на свои места! Прежние неясности обрели четкость, мучительные вопросы ушли, растворившись в ироничной улыбке понимания, а мрак таинственности рассеялся.

Популярные книги в жанре Культурология

Сборник эссе и воспоминаний о работе автора на радио в музыкальной редакции и о встречах с известными певцами и автерами

Нравственные ценности в эпоху перемен. М., 1994.

Было время, когда такой романтический мыслитель, как Новалис, мог озаглавить свой знаменитый фрагмент: «Христианский мир, или Европа» («christenheit, oder Europa»). Разумеется, и тогда в 1799 г. как раз на исходе столетия Вольтера и Руссо, после опыта якобинской политики «дехристианизации», неведомого со времен Диолектиана, заглавие это уже отдавало стариной, как оно и приличествует романтикам. И все же оно оставалось в пределах возможного. С тех пор не успело еще пройти второе столетие, — но где мы сегодня?

Раздел коллективной монографии: «Мировые религии в контексте современной культуры: новые перспективы диалога и взаимопонимания». Спб., 2011.

Пленарный доклад на Международном научном форуме «Пространство гуманитарной коммуникации», Киев, 28 октября 2011 г.

«Подделка» Жоржа Бернаноса. Само название романа указывает на намерение. В нем больше, чем программа; в нем обещание: обещание нечто прояснить, предварительно разоблачив какой-то обман, секрет, тайну не столь важно, что именно. Прямолинейная, полемическая манера, в которой это делается, пропитана духом двадцатых-тридцатых годов времени конфронтации радикальных направлений; не терпящий возражений тон стремится соответствовать религиозной и политической позиции автора. Словом, сразу видно, что роман не выполняет своего обещания. Я не имею в виду его художественные достоинства, которые неоспоримы, во всяком случае, значительно выше, чем любые прямые декларации. Но конструкция в целом рушится (крах не есть ли это оборотная сторона медали, как бы истина подделки?), и рушится в своем изначально объявленном задании: проникнуть в последние глубины раздвоенности человека, чтобы, не ограничиваясь простым утверждением, показать ту католическую целостность, которая способна противостать протестантскому или модернистскому заблуждению. Таким образом, сталкиваются и в конечном счете противоречат друг другу две логики, которые я определил бы как логику идеологическую и логику романическую; подчеркнем, что при этом одна неотделима от другой. Итак, две разные логики в одном голосе. Перефразируя известное высказывание А.Жида по поводу философов, я бы резюмировал ситуацию так: когда христианин говорит о мире, создавая перед нами его образ, пытается его описать и истолковать, я знаю, по каким законам работает его мысль; но когда говорит и размышляет романист, особенно если он говорит и размышляет через посредство своих персонажей (таких, как Сенабр), я отказываюсь что-либо понимать[1]

Эта книга – новый перевод классического труда Эдварда Саида «Ориентализм». В центре внимания автора – генеалогия европейской мысли о «Востоке», функционирование данного умозрительного концепта и его связь с реальностью. Саид внимательно исследует возможные истоки этого концепта через проблему канона. Но основной фокус его рассуждений сосредоточен на сложных отношениях трех структур – власти, академического знания и искусства, – отраженных в деятельности различных представителей политики, науки и литературы XIX века. Саид доказывает, что интертекстуальное взаимодействие сформировало идею (платоновскую сущность) «Востока» – образ, который лишь укреплялся из поколения в поколение как противостоящий идее «нас» (европейцев). Это противостояние было связано с реализацией отношений доминирования – подчинения, желанием метрополий формулировать свои правила игры и говорить за колонизированные народы. Данные идеи нашли свой «выход» в реальности: в войнах, колонизаторских завоеваниях, деятельности колониальных администраций, а впоследствии и в реализации крупных стратегических проектов, например, в строительстве Суэцкого канала. Автор обнаруживает их и в современном ему мире, например, в американской политике на Ближнем Востоке. Книга Саида дала повод для пересмотра подходов к истории, культуре, искусству стран Азии и Африки, ревизии существовавшего знания и инициировала новые формы академического анализа.

В своей книге, ставшей частью канонического списка литературы по постколониальной теории, Дипеш Чакрабарти отрицает саму возможность любого канона. Он предлагает критику европоцентризма с позиций, которые многим покажутся европоцентричными. Чакрабарти подчеркивает, что разговор как об освобождении от господства капитала, так и о борьбе за расовое и тендерное равноправие, возможен только с позиций историцизма. Такой взгляд на историю – наследие Просвещения, и от него нельзя отказаться, не отбросив самой идеи социального прогресса. Европейский универсализм, однако, слеп к множественности истории, к тому факту, что модерность проживается по-разному в разных уголках мира, например, в родной для автора Бенгалии. Российского читателя в тексте Чакрабарти, помимо концептуальных открытий, ждут неожиданные моменты узнавания себя и своей культуры, которая точно так же, как родина автора, сформирована вокруг драматичного противостояния между «прогрессом» и «традицией».

История островного государства, где расположен вулкан с самым труднопроизносимым названием – Эйяфьядлайёкюдль, однозначно не может быть скучной.

Автор книги, исландец Эгиль Бьярнасон, легко и с юмором объясняет, почему страна сыграла ключевую роль в таких разнообразных событиях, как Французская революция, высадка на Луну, рождение Израиля и появление первой женщины-президента.

С этой книгой вы отправитесь к истокам истории Исландии и по-новому посмотрите на страну гейзеров, вулканов и легендарного северного сияния!

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Очаровательный стареющий актер Генри считает, что в жизни ему нужен только секс, а не любовь, однако его чем-то привлекает юный Тоби, который едва оправился после разрыва с преуспевающим драматургом Калебом, чья сестра Джессика никак не может заставить себя влюбиться в неудачливого актера Фрэнка, который ее просто обожает, в то время как ядовитый театральный критик Кеннет ненавидит свою жизнь и по совету психотерапевта вымещает эту ненависть в рецензиях, особенно – на пьесы Калеба… Тут на сцене появляются пистолет и мать Калеба и Джессики, которая, по счастью, стреляет не очень хорошо…

Кристофер Брэм дарит нам незабываемые десять дней, которые потрясают Бродвей и окрестности. Актеры, режиссеры, драматурги, театральные агенты, критики, психоаналитики – странные и забавные зверюшки на арене цирка жизни. Комедия положений в блюзово-голубых тонах, почти мистические совпадения и невероятные встречи. Шоу должно продолжаться

«Солёное детство» — автобиографическое эссе Александра Гезалова, впервые опубликованное в 2002 году в журнале «Север» (номера 1, 2, 3) и изданное в виде отдельной книги издательством «Благо» в 2005 году.

Книга откровенно повествует о жизни детей-сирот в советских детских домах 70-80х от имени воспитанника, прошедшего через эту систему от начала до конца.

Эссе удостоено премии журнала «Север» в 2003 году

В 2005 году журнал «Север» опубликовал вторую часть эссе под заголовком «Преодоление». Также, в 2005 году книга была озвучена московским звукорежиссером Михаилом Селивановым

История «Куколки», шедевра живописи XVII века, изображающего Деву Марию, полна тайн. Судьбы людей, связанных с этим полотном, трагичны. Кто подлинный владелец картины — неизвестно. Поэтому, когда престижный аукционный дом «Бизли» решает выставить «Куколку» на продажу, Маре Койн, юристу крупной манхэттенской фирмы, отвечающей за законность проведения торгов, приходится начать собственное расследование. Героиня и не предполагает, что ее поиск окажется смертельно опасным, ведь тайна картины связана не только с мрачными страницами истории…

Я должна, нет просто обязана рассказать эту историю, потому что очень хочу этого. Думаю к концу моего рассказа вы поймете почему.

Он пришел ближе к полуночи — самое время для посетителей, которые начали занимать столики. Устроился на высоком табурете за барной стойкой и заказал водки.

Я наполнила тяжелый квадратный стакан и молча поставила его перед ним на фирменную салфетку. Но когда он вытащил из кармана кожанки небольшой пакетик томатного сока и добавил его в водку, я сказала: