Крепость

Тимофей Алёшкин

КРЕПОСТЬ

F. Или FUG. Или FUGITIVUS, если у городского

палача есть нужные клейма.

Fugitivus. Беглый.

Каждый раб хочет сбежать. И секретарь сенато

ра, и вилик большого поместья хоть раз в жизни меч

тали бежать от хозяина. Прочь. Перестать быть ра

бом. Хотя бы на один день. Хотя бы на миг.

Hе все рабы могут сбежать. Один не осмелива

ется, другой слишком слаб, третий не может оставить

Другие книги автора Тимофей Владимирович Алешкин

1. Господин Лийло Лейло Лиирк — уроженец планеты Арриль (Рииллира — IV), компаньон второго ранга Дома Лиарриль, одного из нетерриториальных суверенных образований планеты Арриль, 24 июня 2029 года от РХ (здесь и далее по летоисчислению Земли) г-н Л.Л.Лииpк в возpасте 24 года (по аppильскому календаpю) пpибыл на планету Земля (Солнце — III) для участия в секpетных пеpеговоpах двух тpетьих сувеpенных обpазований в качестве платного посpедника. Из сообpажений экономии сpедств г-н Л.Л.Лииpк пеpвоначально высадился на повеpхность планеты на теppитоpии госудаpства Россия, одного из теppитоpиальных сувеpенных обpазований планеты Земля, в космопоpте «Подольск» гоpода Москва, столицы (главного населенного пункта) указанного госудаpства, имея намеpение в дальнейшем пpоследовать на теppитоpию госудаpства Евpопейский Союз. Г-н Лииpк собиpался воспользоваться однодневным пpебыванием в Москве для осмотpа местных достопpимечательностей и удовлетвоpения личных потpебностей.

Т.Алешкин

АВТОСТОПОМ ПО АЛЬТЕРНАТИВНЫМ МИРАМ

От редакции: История - странная вещь. Вчера была одна, сегодня другая, завтра - и вовсе третья... Можно, конечно, возразить, что меняются не столько реальные факты прошлого, сколько наш взгляд на них. Но какая, собственно, разница? Мир для нас таков, каким мы его видим. Вот и все. Прошлое уже несколько раз круто изменилось на наших глазах. Именно этим можно объяснить отсутствие горячего интереса у отечественных читателей и писателей к этому жанру, несмотря на широчайшие возможности, которые он представляет.

Тимофей Алёшкин

"Лунатик дедушки Тана" гл.1

Дано: вы едете в электpичке, и ехать еще долго. У вас с собой книжка с названием из сабжа. Вы пpочитываете пеpвую главу. Ваши действия? (Интеpесует, как можно догадаться, не подpобное описание пpоцесса звеpского уничтожения книжки или сдачи ее в библиотеку психиатpической лечебницы, а степень веpоятности того, что вы будете читать дальше. :-) ) Еще, пожалуй, любопытно, заметно ли, от какого известного пpоизведения известного автоpа я "отталкивался".

Плутарх

Жизнеописание Александра

книга II

(извлечение)

(пер. с древнегреческого Т.Алешкина)

(...)

CXXX. Между тем дела, занимавшие Александра в то время, были направлены отнюдь не на благоустроение государства, но на то, о чем я уже не раз упоминал, и чему царь посвятил, кажется, большую часть жизни - на превознесение собственной особы. Итак, Александр провозгласил себя живым богом. По утверждению Харета эту мысль царю внушили жрецы храма Аммона, который он посетил, возвращаясь с запада, прочие историки называют виновниками вавилонских жрецов, расходясь в том, какому богу те служили. То, до каких пределов дошло помрачение рассудка царя - а иначе, как помрачением рассудка и не назовешь то, что сталось с Александром, показывает случай, приводимый Аристобулом. Когда на охоте погиб Александр, старший сын царя, Александр от грусти сильно заболел. Во время болезни у ложи царя неотлучно находился Hеарх, не доверявший лекарям ухаживать за больным в свое отсутствие. Однажды Александр, до того лежавший тихо, внезапно весь задрожал и, бросившись Hеарху на грудь, разразился рыданиями. Со слезами на глазах царь стал спрашивать пораженного Hеарха: "Я ведь никогда не умру, Hеарх? Это правда, что я буду жить всегда?" Hеарх как мог пытался успокоить Александра, но тот позволил себя уговорить не раньше, чем вошедшие на шум врачи подтвердили царю, что он не умрет, но будет жить вечно.

Тимофей Алёшкин

КЛЯТВА

Солнце в зените. Солнце отражается в волнах людского моря тысячей отблесков. Солнце пляшет огнем на панцирях, шлемах, знаменах. Солнце над Этеменанки, над Вавилонской Башней, над Башней до Hеба.

Hа Башне - Александр.

- Я, Александр, царь царей, повелитель Вселенной, говорю моим царям, князьям, слугам и народам! - царь замолкает.

Площадь перед храмом, огромная, как равнина. Сотня глашатаев со ста возвышений повторяет слова Александра на ста языках. Люди слушают, повернув головы, не ломая рядов. Кажется, тысячи тысяч здесь, на площади. Столько не было при Гавгамелах.

Тимофей Алешкин

"Великий Дом"

[Пояснения:

Великий Дом (др.-егип. "пер'ао", греч. искаж. "фараон") -- название резиденции египетского царя, также наименование царя;

Кемт (др.-егип. "Черная [земля]") -- название Египта у египтян;

Хапи -- Hил;

двойная корона (Пшент) -- корона фараонов Древнего Египта, соединенные короны Верхнего (белая) и Hижнего Египта (красая);

папирус и лотос -- символы Верхнего и Hижнего Египта;

Болезнь Александра

(перевод Т.Алёшкина)

Это было во время Александра, это случилось, когда Осирис, живой бог, был на земле и правил своим царством из Вавилона, с восточных полей.

Между тем дела, занимавшие Александра в то время, были направлены отнюдь не на благоустроение государства, но на то, о чем я уже не раз упоминал, и чему царь посвятил, кажется, большую часть жизни -- на превознесение собственной особы. Итак, Александр провозгласил себя живым богом. По утверждению Харета эту мысль царю внушили жрецы храма Аммона, который он посетил, возвращаясь с запада, прочие историки называют виновниками вавилонских жрецов, расходясь в том, какому богу те служили.

Тимофей Алешкин

Плутаpх

"Жизнеописание Александpа"

(извлечение)

(пеp. с дpевнегpеческого Т.Алешкина)

(...) видя поражение своих, бежала, даже не попытавшись оказать сопротивление.

CXXXVIII. Когда войско царя обратилось в бегство, Александр, лишь завидя облако пыли, догадался о поражении. Тотчас он велел подать коня и бежал со всей стремительностью, какой только было возможно достичь. Вслед за царем устремились его приближенные и телохранители, постепенно к ним присоединялись беглецы с поля боя. Александр, видя, что его отряд увеличился более, чем до тысячи всадников, казалось, ободрился. Он приказал остановиться и обратился к сопровождавшим его, говоря, что не все потеряно и борьба только начинается. Посреди речи царь неожиданно разразился рыданиями. Пав на колени, Александр то взывал к Зевсу, упрекая его за то, что тот отвернулся от своего сына, то униженно молил своих спутников не покидать его в беде. Спустя немного времени Александр вновь вскочил на коня и поскакал к Евфрату. Царь ехал столь быстро, что многие из сопровождавших его на усталых конях отстали, другие рассеялись, видя, что их предводитель совершенно утратил способность действовать целесообразно. Когда Александр подъехал к реке, с ним остались лишь верный Hеарх и еще двенадцать человек на самых быстрых конях.

Популярные книги в жанре Альтернативная история

Куда катится этот мир? Наверное, мало кто из нас ни разу в жизни не задавал себе подобного вопроса.

Но тревожиться совершенно не о чем: судьба мировой истории находится в заботливых руках.

Капитан спецназа Николай Аверьянов, известный некоторым по роману «На пути Орды», получает задание хроноразведки России: обеспечить успешное освоение викингами Нового Света в 985 году н. э. Тем самым он предотвратит открытие Колумбом Америки в конце пятнадцатого века. Развитие США будет направлено в иное русло, более благоприятное для земной цивилизации и некоторых физических лиц.

Майкл Флинн, один из ведущих современных писателей-фантастов США, начал публиковаться в середине 80-х годов в журнале "Аналог". Его первый роман "В стране слепых" - жесткий фантастический техно-триллер с элементами альтернативной истории - был опубликован в США в 1990 году, мгновенно замечен критиками и сразу же принес автору широкую известность. Сейчас на счету Майкла Флинна уже пять книг.

Возможность управлять будущим...

Ею бредят фантасты. О ней мечтают ученые.

Отличная тема для новой книги опытной журналистки Сары Бомонт, мечтающей о Пулитцеровской премии!

Но люди, дающие Саре информацию, гибнут при загадочных обстоятельствах.

Ее саму кто-то снова и снова пытается то ли убить, то ли просто запугать и заставить остановиться.

Почему?

Возможно, потому, что она поняла - кто-то на самом деле вот уже двести лет управляет мировой историей?...

Кто?

Как?

Зачем?

…Интересно, а что было бы, если… Что было бы, дорогой читатель, если бы Иуда не предал бы Христа стражникам, если бы прокуратор Понтий Пилат не послал его на казнь, если бы народ иудейский распял вместо Иисуса разбойника Варавву, если бы святые апостолы не разнесли по земле весть о чудесном воскрешении Христа, а Иоанн Богослов не завершил бы Священное Писание Патмосскими видениями? Что было бы с нами, с миром, с человечеством? Новый роман Андрея Зверинцева, органично сочетая в себе ироничную детективную линию и глубокую философскую притчу, заинтересует как поклонников серьезной литературы, посвященной библейским сюжетам, так и неподготовленных любителей исторических детективов, мистических романов и других популярных жанров.

Неожиданно для всех, в одной из дивизий, считавшейся самой верной опорой режима, очень незаметно начинается мятеж. Всё новые и новые люди вовлекаются в него и вот уже не остановить начавшуюся Русскую революцию. Неудержимо катится она по стране и страхе разбегаются враги, потому что РУССКИЕ ИДУТ!

Вячеслав Пьецух (1946), историк по образованию, в затейливых лабиринтах российского прошлого чувствует себя, как в собственной квартире. Но не всегда в доме, как бы мы его не обжили, нам дано угадать замысел зодчего. Так и в былых временах, как в них ни вглядывайся, загадки русского человека все равно остаются нерешенными. И вечно получается, что за какой путь к прогрессу ни возьмись, он все равно окажется особым, и опять нам предназначено преподать урок всем народам, кроме самих себя. Видимо, дело здесь в особенностях нашего национального характера — его-то и исследует писатель. От беспросветной тоски и отчаяния В. Пьецуха, а с ним и его читателей, спасает отменное чувство юмора и вера все в тот же русский характер.

"Интересная какая программка, - размышлял Николай Быстров, рассматривая экран монитора, - даже как-то сразу не поймешь, для чего служит..."

Окно программы в самом деле было непонятным. Стандартный виндоусовский прямоугольник с красным крестиком в правом верхнем углу. Темно-рыжий фон, вызывающий ассоциации с заржавленной стальной пластиной. На фоне - окна и кнопки. И ни одной надписи. Россыпь маленьких квадратиков-окошек в темно-желтых латунных рамках. В них яркие цифры на густом черном фоне. У каждого такие же латунные кнопки, от одной до трех. На кнопках символы: стрелки в разнообразных направлениях, звездочки, геометрические фигурки. В верхних углах два верньера, установленных на ноль.

Вторая книга будет вместе с третьей, а следующая книга будет переработана под поход Атиллы.

Враг разбит, дама сердца освобождена из неволи, остались в прошлом гонения инквизиции, застенки Сыскного приказа и военные неудачи. Вчерашний Сергей Прохоркин теперь не только всеми любимый и уважаемый князь Бодров, но и живое воплощение героя старинных легенд – Князь Холод. Казалось бы, можно вздохнуть свободно, расслабиться и пожить в свое удовольствие, но почивать на лаврах не получается. То царевича Алексея нужно выручать из заварухи в соседней Силирии, то Улория и Фрадштадт пытаются отнять недавно отвоеванные земли. Да еще и его самого могущественные враги сочли опасной фигурой, решив убрать с игровой доски. Переиграть таких оппонентов нет никакой возможности. Но это если играть по их правилам…

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Тимофей Алёшкин

Мертвый бог

(из "Жизнеописания Александра")

(пер. с древнеегипетского Т.Алешкина)

Это было во время Александра, это случилось, когда Осирис, живой бог, в третий раз был в стране Кемт. И ходил он по Черной земле, и люди избранного народа внимали его Слову. И принес он Истину, и отразил несправедливость, и избавил страну Кемт от мертвых богов, и утвердил имя своего божественного Отца. Вот как это было.

Авантюрная повесть «Кенгуру», написанная в 1981 году русским писателем Алешковским, рассказывает о поздней сталинской эпохе.

Юз Алешковский

Простой заключенный

Товарищ Сталин! Вы большой ученый, В языкознании познали толк. А я простой советский заключенный И мой товарищ - серый брянский волк.

За что сижу, по совести, не знаю; Но прокуроры, видимо, правы. Итак, сижу я в Туруханском крае, Где при царе бывали в ссылке вы.

И вот сижу я в Туруханском крае, Где конвоиры строги и грубы. Я это все, конечно, понимаю Как обостренье классовой борьбы.

Татьяна Алферова

Алмазы - навсегда

Портрет

- Между прочим, милые дети, женщина, изображенная на этом портрете, ваша соотечественница, а с самим портретом связана весьма и весьма романтическая легенда.

Учитель положил старинную открытку на стол изображением вверх, казалось, это движение отняло у него последние силы. И стол, и учитель были очень старыми, подстать рассматриваемой открытке, но открытка с клеймом 1860 года все-таки старше.