Кремлевский фантомас

Кремлевский фантомас

Костин родной Дом на набережной был той же замуровкой с мертвечиной. Кто-то выпрыгнул из окна, кто-то сдавал квартиры и пропадал, бывшие вожди не жильцы, иностранцы и нувориши одномерны, как роботы. Жили рядом два типа неплохих, но верхний, друг детства Аркаша Блевицкий, спился и мечтал о бабе с деньгами, а новый сосед Леонид Иванович Иванов занимался компьютерным обеспечением и на выходные летал к сыну-школьнику в Итон.

Отрывок из произведения:

Эта дикая история случилась летом в Москве. Обошлось всё, к счастью, относительно малой кровью. Народ разъехался по отпускам. Газетам некого было доводить до инфаркта подробностями. К тому же, дело касалось отчасти гостайны. Его быстро замяли, закрыли и к осени забыли. Кто-то, правда, сберег газетные вырезки, но хранил их в папочке и на вынос не давал, а устные рассказы распались на анекдоты.

Кашу заварил журналист Константин Касаткин из бульварной газеты «Это Самое». Малый он был молодой, лет тридцати с небольшим, легконогий, приятный. Он хорошо писал, любил и понимал женщин и потому нравился им всем. А главное, Костя обладал редким даром – чутьем.

Другие книги автора Елена Леонидовна Кассирова

Эта дикая история случилась летом в Москве. Обошлось всё, к счастью, относительно малой кровью. Народ разъехался по отпускам. Газетам некого было доводить до инфаркта подробностями. К тому же, дело касалось отчасти гостайны. Его быстро замяли, закрыли и к осени забыли. Кто-то, правда, сберег газетные вырезки, но хранил их в папочке и на вынос не давал, а устные рассказы распались на анекдоты.

Популярные книги в жанре Иронический детектив

Берни Роденбарр снова идет в бой! На этот раз он задумал выкрасть знаменитую коллекцию монет. Он владеет информацией, которая может помочь... а может и не помочь. Но Берни – далеко не единственный, кто имеет виды на эту коллекцию. А она, между прочим, состоит из одной единственной монеты, стоящей целого состояния...

Эксцентричная пародия на рассказы о Шерлоке Холмсе.

Текст взят из сборника «Приключения Великого Детектива Шерлока Холмса», подготовленного Уральским Холмсианским Обществом к 100-летию знаменитой схватки у Рейхенбахского водопада.

— Будь я помоложе, сам бы все сделал, — сказал Джон Харпер. — Но с возрастом человек утрачивает ловкость. Тем и плоха старость, что приходится переквалифицироваться в организатора и возлагать ответственность за исполнение на других.

Касл промолчал.

— Будь я помоложе, — снова завел свое Харпер, — убил бы их своими руками. Зарядил бы револьвер и вышел на охоту. Выследил бы их всех по очереди и пристрелил. И Бэрона, и Милейни, и Холландера, и Росса. Всех поубивал бы. — Старик разомкнул губы и усмехнулся. — Должно быть, я сейчас выгляжу странновато. Джон Харпер, жаждущий крови. Президент банка, бывший президент двух клубов и торговой палаты, самый видный из арлингтонских горожан, и вдруг хочет кого-то убить. Ну, да вы знаете, Касл, успех расслабляет. Истончает кишки, ломает хребет, связывает руки. Вы и понятия не имеете, какой это искусный хирург — успех.

Наш самолет вылетел из аэропорта имени Кеннеди в 8:25 вечером невероятно паскудного вторника крайне пакостного августа. В течение последних двух недель люди, которые по долгу службы должны хоть что-то кумекать в погодных делах, упорно прогнозировали ливневые дожди с последующим спадом жары. Но ливень все откладывался и откладывался, а жара стояла несусветная, так что впору было заподозрить работников городского бюро погоды в командной игре на метеорологической рулетке, где сколько ни удваивай ставки на «Дождь» и «Прохладно», выигрыш все равно выпадает на «Жару» и «Ясно». Если бы так продолжалось еще дня три, эти бедолаги рисковали продуть все свои фишки. Потому-то мы и решили дунуть из Нью-Йорка.

Поначалу коп не присматривался к застывшему на середине моста автомобилю. Машины частенько останавливались там, особенно ночью, когда транспортный поток ослабевал и остановка не вызывала шквала сердитых гудков водителей, едущих следом. Мост грациозной параболой изгибался над широкой рекой, делившей город надвое, и с самой высокой точки моста открывался великолепный вид: старые дома, сгрудившиеся слева от реки, водяные мельницы, построенные на правом берегу, бездонное небо, парящие над водой чайки. Второй такой обзорной площадки не было. Подростки мост не жаловали: слишком людно. Они отдавали предпочтение автостоянкам, автомобильным кинотеатрам да пустынной дороге вдоль северного берега, туристы часто наведывались на мост, любовались панорамой и ехали дальше.

Бывают благородные разбойники — например, славный Робин Гуд, бывают джентльмены-грабители — взять хотя бы знаменитого Рокамболя или Арсена Люпена, ну а Берни Роденбарр, герой замечательной детективной серии Лоуренса Блока, — вор-интеллектуал, знаток литературы и искусства. Днем он продает книги в своем букинистическом магазине, а по ночам превращается в вора-виртуоза. И вот однажды, проникнув в номер отеля за письмами «великого затворника» Фэйрберна, он находит убитую женщину…

Кто убил преуспевающего адвоката, не так давно поселившегося в тихом предместье Лондона? Определенные мотивы были практически у всех представителей «сливок» местного общества, да и у нескольких простых смертных.

Бесцеремонно расталкивая локтями коллег, энергичный выскочка стремится занять все мыслимые и немыслимые юридические посты, так что на этом поприще снискал весьма недобрую славу. Как оказалось, он к тому же собирает негативную информацию об одних соседях, по-хамски ведет себя с другими и нещадно третирует собственную племянницу — кстати, единственную наследницу его немалого состояния.

Букет достоинств, ничего не скажешь. И надо же такому случиться, что никто из подозреваемых не имеет железного алиби, равно как не найдено и изобличающих кого-либо улик. И если бы не интуиция и незаурядный ум уже знакомого нам инспектора Хемингуэя, дело могло остаться и нераскрытым.

Шерстью покрылся лоб девичий…

Группа «Аукцыон»

Как известно, самым большим другом Беларуси на африканском континенте была Парламентская Республика Конто. По тамошним меркам страна довольно маленькая, чуть меньше двух Великобританий, сплюсованных с одной Данией; малонаселенная, что–то около трех миллионов человек, в основном контской национальности. Так как вся земля Конто была зоной активных боевых действий и заросла непроходимыми джунглями, то почти все ее граждане ютились в маленьких гнилых хижинах на сваях среди малярийных болот в дельте реки Маювонг.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Величайшая и самая загадочная пустыня мира. Без вести пропавшая в тридцатые годы отважная летчица; исчезнувший в тумане броненосец с золотым запасом Конфедерации на борту; зловещий рудник, не уступающий по строгости режима нацистским концлагерям... И самое страшное – источник отравления окружающей среды, угрожающий существованию всего человечества.

Только Дирку Питту, неизменному герою романов Клайва Касслера, по плечу связать воедино цепочку жутких и страшных событий и раскрыть тайны африканских песков.

Многие ищут исчезнувшие во мраке времен сокровища...

Он находит. Дирк Питт! Офицер и джентльмен. Авантюрист и романтик. Дон Кихот и Терминатор. Суперпрофессионал и азартный коллекционер. Человек-легенда, поднявший со дна “Титаник”. Рыцарь без страха и упрека, не раз и не два спасавший человечество от глобальных катастроф, вступая в смертельную схватку с маньяками и злодеями, мечтавшими о власти над миром.

Окунитесь с головой в фантастический мир невероятных приключений на суше и на море, на земле и под землей, на воде и под водой, в пустыне и тропиках, и вы узнаете, как Дирк Питт и его верные друзья обнаружили золотое наследие уничтоженной конкистадорами империи инков и чего им стоило вырвать из цепких лап международного криминала музейные ценности, являющиеся общечеловеческим достоянием.

Карлос Кастанеда

Безмолвное знание

Введение

Безмолвное знание было неотъемлемым аспектом жизни и деятельности шаманов, или иначе говоря магов, живших в древней Мексике. Согласно дону Хуану Матусу, магу-учителю, который представил мне мир знания этих магов, безмолвное знание было наиболее желаемым конечным результатом, которого, при помощи каждого из своих действий и идей, они стремились достичь.

Дон Хуан определял безмолвное знание, как состояние человеческого сознания, в котором полностью проявляется все то, что имеет отношение к человеку, и не для ума или интеллекта, а для всего существа. Он объяснял также, что во вселенной существует полоса энергии, которую маги называют человеческой полосой, и что эта полоса присутствует в человеке. Он уверял меня, что для мага-видящего, который может видеть энергию непосредственно, так как она течет во вселенной, и который может видеть человека, как конгломерат энергетических полей в виде сферы, человеческая полоса - это полоса компактной светимости, проходящая под некоторым углом с левой стороны светящейся сферы на правую. Вся светящаяся сфера имеет размеры равные длине вытянутых вверх и в стороны рук, находящаяся в ней человеческая полоса имеет в ширину около 30 сантиметров. Как объяснял дон Хуан, безмолвное знание - это взаимодействие энергии внутри этой полосы, взаимодействие, которое тотчас же открывается шаману, как только он достигает состояния внутренней тишины. Дон Хуан говорил, что обычный человек подозревает о существовании этого взаимодействия. Человек чувствует его интуитивно, и пытается проследить источник его происхождения и отслеживать его перемещения. Маг, с другой стороны, получает всю целостность этого взаимодействия каждый раз, когда необходимо его истолкование.

Автор пытается возглавить новый отряд магов. Получается это у него пока очень плохо. У всех учеников периодически возникают странные воспоминания о событиях, которых не было и не могло быть в мире обычного восприятия. Конфликты между Кастанедой и другими учениками все возрастают. И вдруг с помощью Ла Горды новый Нагваль вспоминает, что в связи с особой структурой своего энергетического тела – светящегося кокона – он не может быть их лидером. Пути их расходятся. С ним остается только Ла Горда. Они вместе уезжают в Лос-Анджелес, где занимаются совместными путешествиями в сновидении и в состоянии повышенного осознания пытаются вспомнить все то, что происходило с ними в годы ученичества.