Кремлевская секретарша. На посту в приемной чиновника

Ирочка — обыкновенная секретарша. Только работает в необыкновенном месте — в Кремле. По запутанным коридорам здесь бродит сама История. Она творится на глазах Ирочки. Прошлое и настоящее в Кремле не имеют четких границ. Здесь запросто можно подслушать разговор между Лениным и Арманд о любви. А можно попасть в самый центр интриги между борющимися за власть политиками. А можно провести ночь на кровати вождя мирового пролетариата.

Отрывок из произведения:

Новая серия мини-романов

Амадеус

амадеус роман

Портрет неизвестной

ЖЕНЩИНА И ВРЕМЯ

Издательство «Амадеус» открывает уникальную серию «Портрет неизвестной». Это мини-романы о судьбах российских женщин всех времен.

Наша серия предлагает женщинам заново узнать себя, а мужчинам — в очередной раз попытаться разгадать тайну прекрасной незнакомки.

Женщина смотрится в зеркало. Что может быть естественней! Но чьими глазами женщина себя видит? Долгие века она смотрела на себя глазами мужчины. Но однажды женщина спросила волшебное стекло: «Я ль на свете всех милее?» Может быть, это был первый взгляд на себя собственными глазами. Зеркало времени и река истории сильно изменили отражение женского лица.

Рекомендуем почитать

Алина Головина была любовницей царя, но вышла замуж за ничтожнейшего из смертных. Была безнадежно влюблена в красавца-кавалергарда Жоржа д’Антеса, а Пушкина считала жалким уродом. Судьба распорядилась так, что Алине пришлось стать свидетельницей трагедии поэта и полюбить его — впрочем, тоже безнадежно. Тайна гибели Пушкина открылась ей вместе с тайной его волшебной поэзии.

Соня работает психиатром в частной клинике, занята только карьерой и все в жизни подчиняет железной логике и воле. Она хороша собой, но ни влюбляться, ни тем более выходить замуж не торопится. К ней на прием приходит жена банкира Зимина, которая хочет, понаблюдала за ее пасынком Денисом, поведение которого кажется ей и ее мужу неадекватным. Каждую полночь Денис взбирается на крышу и… поет, причем по-английски. К своему полному изумлению, доктор очень скоро понимает, что не может противостоять нечеловеческому обаянию больного.

Бабета, девушка из крестьян, попала в средней руки «заведение» мадам Векслер. Она вынуждена с особым пристрастием удовлетворять все прихоти клиентов, поскольку с ней живет малолетний сын. Маленький Ваня серьезно заболевает, и врач «заведения» приглашает своего знакомого педиатра, Николая Кузьмича, осмотреть ребенка. Николай Кузьмич предлагает Бабете взять мальчика к себе домой, чтобы обеспечить ему надлежащий уход. В душе «пропащей» Бабеты зарождается чувство к немолодому доктору. Кажется, девушка получает шанс расстаться с ненавистным «заведением».

Лаборантка по имени Берта знакомится в больнице с поэтом Лаврентием Егоровым. В результате автокатастрофы он стал инвалидом, прикованным к коляске. Берта выхаживает Лаврентия и становится его женой. Не сломленный физическими страданиями, Лаврентий ломается оттого, что не может обеспечить любимую материально. Он начинает пить. Берта уходит из дома, и Лаврентий принимает решение покончить с собой, не видя смысла жить без любимой. Но любовь оказывается сильнее и водки, и пули.

Коле 24 года, и ему уже мало 12 часов сна в сутки. Он живет в придуманном и далеко не безобидном мире рекламы, которая с его помощью активно промывает мозги всем обитателям огромного города. Всем — только не Колиной двоюродной сестре Кристине, у которой по любому поводу есть оригинальная теория или мнение, отличающееся от стандарта. Оказавшись с сестрой, в которую был когда-то влюблен, под одной крышей, Коля начисто лишается покоя. Зато обретает самого себя…

Не было девушки краше Катеньки в окрестных селах. И не было парня, который бы на нее не заглядывался. А Катя отдала сердце первому парню на деревне — Саньке. И чуть было не потеряла его, не простив измены. Но как только собралась Катя замуж за другого, опомнился Санька и увел ее прямо из-под венца. И жизнь их пошла своим крестьянским порядком…

Другие книги автора Игорь Александрович Харичев

Эта книга – попытка представить, какими будут мир и Россия через 50 лет. И речь идет, в первую очередь, не о развитии техники, а об изменениях, которые должны произойти в обществе и психологии людей. Герой книги Питер Морефф, сотрудник Интерпола, волею судеб получает возможность узнать, как будут меняться мир и Россия в первой половине XXI века и какой станет жизнь людей в 60-х годах нынешнего столетия.

Роман – попытка сопоставить альтернативные варианты истории России и людей, действующих в них. Три главных героя – писатель, астрофизик, политик – получают возможность реализовать себя в современной России, в СССР, который пережил 1991 год и продолжает успешно развиваться, и в России, которая не знает захвата власти большевиками в 1917 году. Но как ведут себя одни и те же люди, находящиеся в разных исторических антуражах? Что меняется в их судьбе? Что составляет «ткань жизни» в каждом варианте истории? Об этом роман.

Главное действующее лицо этой книги – Кремль с его настоящим и прошлым, которое никуда не ушло, с призраками, населяющими кремлевские здания, страхом, которым издавна пропитаны старые стены и который по сей день остается в уже обновленных кабинетах.

Герои книги – начальники и рядовые чиновники, работающие в Кремле в девяностых годах, при Ельцине, их друзья, родственники, а также авантюристы, бывшие чекисты, и, конечно же, призраки – Ленина, Сталина, других правителей СССР, Инессы Арманд, жены Сталина Надежды Алиллуевой. В романе соседствуют подлость и благородство, добро и зло, сталкивающиеся на фоне драматических моментов нашей недавней истории. Действие романа происходит накануне, во время и вскоре после событий 1993 года, закончившихся расстрелом Белого дома, а также в тридцатых, пятидесятых, восьмидесятых годах XX века.

Жанр книги – роман в рассказах, каждый из которых имеет сюжетную законченность, являясь при этом частью всего произведения.

Это роман о современной России. Основное действие разворачивается в провинциальном городе на фоне кампании по выборам депутатов Государственной Думы. Один из двух главных героев, преуспевающий московский политтехнолог, работает на кандидата – богатого бизнесмена, близкого к криминальному миру. Чтобы гарантировать ему победу, политтехнолог придумывает хитрый ход, вовлекая в качестве подставного игрока малоизвестного начальника цеха местного завода, коммуниста-ортодокса. Но авантюра заканчивается не так безобидно, как на то рассчитывал политтехнолог: начальник цеха в непривычных условиях проявляет себя как яркая личность и быстро становится лидером предвыборной гонки. Он уже видит себя депутатом Государственной Думы, когда политтехнолог требует от него сняться с выборов. Все заканчивается весьма драматично.

Популярные книги в жанре О любви

Джоан ДЖОНСТОН

ПОДАРИ МНЕ ЛОШАДКУ

Анонс

На что только не решится мать ради спасения жизни своего ребенка! Даже на фиктивный брак с человеком, которого ненавидит. Но ненависть ли это? А может быть, он не так уж и плох, этот красивый мошенник? Сомнения, терзания, двусмысленность положения...

ПРОЛОГ

Фалькон сразу заметил ее, хотя она стояла в самом центре толпы на тротуаре в деловой части Далласа. Она совсем не относилась к тому типу женщин, который привлекал его, нет. Тонкая мальчишеская фигура. Скорее хорошенькая, чем красивая. Но что-то в ней было такое, что приковывало его взгляд и уже не отпускало.

Ерошевская Лира

Ковчег русских имен

ПОЭТИЧЕСКИЕ ЗАРИСОВКИ

(СТО МУЖСКИХ И СТО ЖЕНСКИХ ИМЕН)

+++

Не бывает случайных встреч. Не бывает случайных имен. Имя доброе стоит свеч, Поклонения и знамен.

Имя доброе - это ключ , Открывающий звездный мир, Где в глухую ночь из-за туч Светит путникам Альтаир.

Имя доброе как маяк , На слуху оно, на виду, Это самый предвестный знак, Это самый надежный редут.

Мужские имена

Маседонио Фернандес

Танталиада

Мир создан в наказание Танталам.

Сцена первая. Забота о травинке

Убедившись, что способность любить, малейшее теплое чувство, как ни пытался он их вернуть, покинули его окончательно, и мучась этим своим открытием, Он долго ломал голову и в конце концов решил: пусть новое воспитание чувств начнется для него с заботы о беспомощной былинке, хлопот о жизни почти ничтожной, последних крох ласки, в которых не отказывают никому.

Гузель Халит

ВИЗИТ ТЕЛЕМАСТЕРА

Все началось с того, что у меня сломался телевизоp. Я, конечно, знала, что не стоит включать его во вpемя гpозы, но показывали мой любимый фильм. И хотя я уже видела его pаз, навеpное, восемь, все-таки не смогла отказать себе в удовольствии посмотpеть еще. А гpоза в тот день, надо сказать, была невиданная: молнии свеpкали дpуг за дpугом каждые несколько секунд, гpомовые - не pаскаты даже, а целые pазpывы - pаздавались, казалось, пpямо над кpышей нашего дома. И сопpовождалось все это фееpическое действо тpопически пpоливным дождем.

Мак Хаммер

К ВОПРОСУ О ЧАЕ

У Hюрки дома он впервые. Маленькая однокомнатная квартира, кухонька за приоткрытой дверью, коридорчик с вешалкой для одежды и грубоватой самодельной табуреткой. Вязкий, сероватый на ощупь воздух. Все погружено в полумрак, плотно задвинутые шторы пропускают минимум света, желтая лампочка у входной двери, расположенная внизу, у самых ног, порождает длинные угловатые тени, тянущиеся через всю комнату, карабкающиеся по стене и причудливо изламывающиеся под самым потолком. Одну тень отбрасывает Hюркино тело, а другую - его собственное, оба длинные, забавные, они топчутся в коридорчике, Иваныч, наконец, снимает куртку, вешает ее на крючок, нагибается, головой скользя вдоль нюркиных рук, держащих принесенную им розу, и ниже, к ногам, к ее или своим, долго расшнуровывает ботинки, вот, ему удается это, и он распрямляется, быстро, рывком вверх. Hюрка чуть-чуть отступает, и жестом приглашает его в комнату.

Мак Хаммер

КОФЕ ДЛЯ ВАС!

Стоял день осени. Смутный, неясный, тревожный. Hебо хмурилось. По оконному стеклу медленно ползли капли дождя. Кирилл уцепился взглядом за одну из них.

Она пробиралась чуть сбоку, в стороне от своих товарок. Осторожно подкрадываясь к едва заметным неровностям оконной глади, поглощая приникшие к ней пылинки, сторонясь островков грязи побольше...

Захваченный внезапным чувством, он отскочил от окна, распахнул дверь, метнулся в коридор. Глаза нырнули во тьму, скрипнули расшатанные половицы. Отброшенный дверным проемом четырехугольник света выхватил ободранные обои, ржавый велосипед у стены и покосившуюся телефонную полочку. Телефон был старинный, дисковый. Смурного зеленого цвета, с обмотанной изолентой трубкой, что была расколота кем-то из нерадивых жильцов, стоял он здесь с незапамятных времен.

— Вот покрестилась, а толку… Чем дальше, тем, кажется, меньше верю в Бога, — произнесла я безразличным тоном. Ну до того безразличным, что безразличней не бывает; время по телефону и то сообщают эмоциональнее. Но мой собеседник знал меня слишком хорошо и не упал от скандального заявления в обморок, лишь молча, с чуть кокетливой укоризной склонил набок голову, отчего, как всегда, стал очаровательно похож разом и на большую собаку, и на большую ворону. Я за годы скопила обширнейшую картотеку его ужимок, и смысл милой пантомимы был мне предельно ясен: эх, барышня, барышня! Меня, если позабыли, дешёвыми подколками на теософию не разведёшь; сначала развейте тему.

Мне трудно…

И уже слезятся глаза…

Казалось бы, что плохого в том, что я часами сижу по утрам на берегу речки, любуясь восходом? Вы видели, как сверкает роса на траве, когда первый луч…

Или в том, что я бросил камень в орущий динамик соседа? И попал!.. А что необычного в том, что…

Я, как сказано, еще и левша, и немножко картавлю, а когда волнуюсь даже заикаюсь. И курю, когда выпью? И вообще во мне многое не как у людей. Я, к примеру, не посадил еще ни одного дерева, не выстроил дом… Я не понимаю, отчего люди не понимают меня, когда я спрашиваю, почему стрелки часов крутятся только вправо? Что в этом странного?.. Надо мной смеются, когда я рассказываю, как я, наполнив ванну теплой водой и высыпав в нее пачку соли, бухаюсь потом в эту славную воду и представляю, что купаюсь в Мертвом море. А когда мне дают линованную бумагу, я пишу поперек. Многих это бесит. Почему?..

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

КАЛЛЕ КАСПЕР

БУРИДАНЫ

Фрагменты эпопеи

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

АЛЕКС И МАРТА. НАЧАЛО XX ВЕКА

Глава первая. Суховей

Когда-то тут, наверное, тоже шумел лес, но сегодня, куда ни смотри, везде волновалась трава, только отдельные дубы, росшие в более высоких местах на курганах, напоминали об исчезнувшем богатстве. Вряд ли в этом опустошении была повинна гроза, скорее все-таки люди; в отместку их теперь уже ничто не защищало от ветра. Но, с другой стороны, — какой простор! Ничего столь величавого, сколь степь, Алекс раньше не видел: когда взбираешься на вершину холма и оглядываешься, понимаешь, что земля действительно круглая…

Рассказ Юрия Сотника «Невиданная птица» был опубликован в журнале «Пионер» № 5 в 1949 году.

«Болезнь как метафора» (1978) – эссе Сьюзен Сонтаг, в котором она пытается демистифицировать рак, разоблачая мифы и метафоры, окружающие эту болезнь. Темой работы является не физическая боль как таковая, а использование болезни в качестве фигуры речи. Сонтаг утверждает, что рак не является ни проклятием, ни наказанием; это просто заболевание (которое возможно излечить). Спустя десять лет, со вспышкой новой стигматизированной болезни, изобилующей мистификациями и карательными метафорами, появилось продолжение к «Болезни…» – «СПИД и его метафоры» (1989) – эссе, расширяющее поле исследования до пандемии СПИДа. В настоящей книге представлены обе работы, в которых Сонтаг показывает, что «болезнь не метафора и что самый честный подход к болезни, а также наиболее “здоровый” способ болеть – это попытаться полностью отказаться от метафорического мышления».

В первой части книги «Из смерти в жизнь. Главная награда» автор Сергей Галицкий познакомит читателя с уникальными свидетельствами о помощи Бога и Его святых нашим воинам в реальных боевых ситуациях в Афганистане и на Кавказе. О своём личном опыте от первого лица рассказывают заслуженные офицеры Вооружённых сил Советского Союза и России: Герой России генерал-майор ВДВ Г.В. Анашкин, Герой России майор МВД И.С. Задорожный, кавалер ордена Красного Знамени, ордена Красной Звезды и ордена Мужества генерал-майор медицинской службы В.О. Сидельников, кавалер двух орденов Красной Звезды полковник ВДВ В.В. Осипенко, кавалер ордена Красной Звезды и двух орденов Мужества, легендарный лётчик армейской авиации полковник В.А. Господ, кавалер ордена Мужества подполковник морской пехоты А.М. Лебедев, кавалер ордена Мужества и ордена Дружбы военный священник Димитрий Василенков и другие.