Краткое руководство желающим провести сисопку

Червинский Андрей

Краткое руководство желающим провести сисопку

Если Вы решили провести сисопку на своей территории, тогда Вам несомненно пригодятся следующие советы.

1. Для начала Вам необходимо оповестить сисопов путем закидывания сообщения в сеть ФИДО. Сделать это желательно за пару недель до предполагаемого события, и повторять ежедневно (все равно найдется человек не видевший этого объявления), причем не следует указывать дату типа "в пятницу после обеда", лучше пишите число, месяц, год и точное время.

Популярные книги в жанре Юмор: прочее

Роман Шумов

ИКРА АТАКУЕТ

Черная "Волга" с визгом остановилась возле Дворца Съездов. Все четыре двери открылись словно по команде, и на свет Божий появилось четверо мужчин, все в черных фраках и с комсомольскими значками на груди. Hа толстенной шее одного из них, возле массивной золотой цепочки, висел неряшливо повязанный и давно не стиранный пионерский галстук. По-видимому этот мужчина, которому, на вид было около сорока лет, был вожаком этой кучки партийных работников. Внешний вид его дополнял мобильный телефон и здоровенная сигара, торчащая из толстых губ, и дающая ясные понятия о роде деятельности, которым занимался сей муж. Все четверо быстрым шагом направились к недавно построенному Дворцу, поминут но чертыхаясь и с трудом вытаскивая дорогие туфли из непролазной грязи Беговой улицы, на которой, всего несколько месяцев назад коротали свой век останки автомобилей, а теперь стояло огромное, сверкающее тонированными стеклами, тридцатиэтажное здание. Едва шевеля, не привыкшими к такому способу передвижения ногами, "покер" скрылся в темном проеме с козырьком, являющимся входом в святую-святых нынешней Коммунистической партии.

Роман Шумов

ЯЛТА 85

"Говорят, сны - это старая память, а потом нам

говорят, что мы должны спать спокойно"

В. Цой.

Говорят, ада на земле быть не может. Говорят, ад - это сам человек. Я уже не верю словам. Я видел ад. Возможно, он мне просто приснился. Ведь так не бывает. Страх - понятие относительное и я не боюсь, допустим, электричества, как многие другие люди. Многие вообще ничего не боятся. Или говорят, что не боятся. Впрочем, им неизвестно, что страх никогда не приходит один. Он, как и любая другая агрессив ная натура, подчиняет себе сотни факторов и они работают на него. Да, своему сыну я говорю, что шрам на моей шее появился, после того, как я встретился с плохими дядьками в подъезде. Мой сын не должен знать, что такое страх.....

Шумов Роман (RUSН)

ПИСЬМО ОТ ИВАHОВСКИХ КУРОЧЕК АЛЕКСЕЮ ЭКСЛЕРУ.

Многоуважаемый Алексей Экслер. Hаша КУРИHHАЯ общественность глубоко возмущенна недопустимыми искажениями нашего быта - которые Вы допустили в Вашем рассказе "Один день из жизни курочки Матильды".Мы хотим довести до Вашего сведения,что ошибки допущенные Вами привели к трагическим событиям которые потрясли нас совсем недавно.Итак...

Глава первая.

Ученый боров

Тэффи

Федор Сологуб

Знакомство мое с Сологубом началось довольно занятно и дружбы не предвещало. Но впоследствии мы подружились.

Как-то давно, еще в самом начале моей литературной жизни, сочинила я, покорная духу времени, революционное стихотворение "Пчелки". Там было все, что полагалось для свержения царизма: и "красное знамя свободы", и "Мы ждем, не пробьет ли тревога, не стукнет ли жданный сигнал у порога...", и прочие молнии революционной грозы.

Павел ВОРОНЦОВ

АВАНГАРДИЗЬМУ, ЗНАЧИТ, ХОЧЕШШШШШШШШШШЬ.

ДА ПОЖЖЖЖЖЖЖАЛУЙСССССССТА!!!!!!!!!!!!!!

Есть время раздавать бубль-гум, есть время жевать его в спину. Когда я смотрю на тонкий бич Луны, протекающий на фоне козла, я вижу часы которые ищут друзей, а в окне роятся пеликаны, ровно над тем самым причалом, где дочка портового генерала отдалась не за фунт цветов. Я ищу основу и чувствую снег. Символ креста - рог а речь выползает из под пера змеей. Ливень плачет сосудом - так умирают дроббиты. Жизнь. Открытые ставни.

Павел ВОРОНЦОВ

ГВОЗДЬ МАСТЕРА ЛИ

У светлого мастера Ли есть дома стена, в которую вбит гвоздь, на котором держится мир, а еще, однажды, я рассказал ему про броуновское движение молекул и самозакипающий чайник, о чем теперь очень жалею.

Мастер Ли уверяет, что его гвоздь не успел забить до конца Бог, когда мастерил наш мир. То-ли у него молоток сломался, то-ли возникли какие-то свои неотложные божьи дела, а может и то и другое, факт тот, что гвоздь торчит из стены на добрых семь сантиметров и еле-еле держится.

Павел ВОРОНЦОВ

ЯВЬ

Ключ долго не хотел входить в замочную скважину, а когда вошел, то повернулся с натугой, словно был хорошо осведомлен о всех неприятностях обратной стороны двери. Но открывавший дверь только-только выбрался из-под темного осеннего дождя, а по ту сторону хлипкой конструкции из ДСП и фанеры должна была найтись как минимум одна чашка кофе, сосиски в холодильнике и, если это не поможет, горячий душ. Он не внял предупредительному ключу. Зря, вещи зачастую оказываются прозорливее нас.

Павел ВОРОНЦОВ

ПЕСЕНКА ДЛЯ МЕХАНИЧЕСКОГО МОДЕМА С СОПРОВОЖДЕНИЕМ

(пьеса в двух актах)

Наглючено из-за полной невозможности

дозвониться до Шедоу Глюка.

АКТ ПЕРВЫЙ

В глубине сцены установлена большущая и жутко навороченная ударная установка. а ее фоне стоит некто лысый в лыжных очках и расстегнутом плаще сквозь который проглядывают семейные трусы. На шее у него висит пионерский барабан и время от времени лысый принимается одной рукой стучать в него нечто неоформленное, явную отсебятину.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Джордж Чесбро

Уэйко

Забавно, что поскользнулся он не на крови, а на блевотине - эту отступницу Вирджинию стошнило, когда он пристрелил тех троих, что пытались удрать, и приставил ствол к ее голове. Нога Раймонда поехала, и он тяжело плюхнулся задом на голову Вирджинии, расколов ее череп и свой копчик. Позвоночник пронзила боль, он вскрикнул, из глаз полились слезы. Как всегда в минуты боли, скорби, гнева, замешательства или когда ему просто было жалко себя, он склонил голову в молитве.

Фёдор ЧЕШКО

ИГРА В ЯЩИК

(рассказ; пока ещё фантастический)

Когда я свернул с окружной на ведущий к дому просёлок, надоедливая морось как-то вдруг сквасилась в белесую туманную поволоку. Я врубил фары, но дорогу и подмявший обочины лес всё равно будто в молоке замочили... Замочили... В-ва, не к ночи бы вспоминать такие словечки... И вообще...

Чтоб не подвернулось на ум еще какое-нибудь словцо, которое и не к ночи бы, и вообще, я принялся старательно думать о своем "ирокезе". Действительно пора уже сменить этого монстра на что-нибудь более солидное. А проселок заасфальтировать -- глупо же, если из-за жалких восьмисот метров грунтовки сорокалетнему деловому человеку приходится ездить на ломящейся от прожекторов и хромированных прибамбасов лазоревой соплячьей мечте! И вообще надо бы получше заботиться о престиже. Уже вон коллеги брови вздёргивают, как недавно Пашка Сапог: "Сурен, а ты чё это, сам за рулём? Тебе чё, одолжить башлей на шоферюгу?" Или как Чеснок, когда по городу пошел звон про моих охранников: "Сурик, тебе, говорят, жить надоело? Сам чёрт-те где, а бультерьеров своих в город выпер? Тебе, может, врачишку вызвать, который от глупости?"

Катаклизм намертво соединяет два совершенно несхожих мира, которые, соприкоснувшись, начинают уничтожать друг друга-как два хищника, посаженных в одну клетку. Гибель обоих миров почти неизбежна. Переходя из одного мира в другой, молодой бард ищет путь, который мог бы привести к спасению не только его самого, но и других людей, попавших в эту западню. Средневековая шпага одного мира-и античный меч другого. Лишь вместе они могли бы преодолеть все препятствия. Но смертельная вражда разделяет их и неотвратимо влечет к гибели...

Федор ЧЕШКО

А ВСХОДЫ БУДУТ НЕ СКОРО

- Папа, мы сегодня пойдем гулять в Развалины?

- Нет, доченька. Сегодня я очень занят.

- Папа, ты же обещал!

- Обещал? Что-то не припоминаю.

- А я припоминаю. Обещал, обещал, обещал.

- Да ведь мы же были там на прошлой неделе, детка!

- Ну и что? Ведь мы не видели Дверь.

- Но ведь это самая обычная дверь. К тому же она старая, облезлая и некрасивая.