Краткие очерки об обычаях и нравах обитателей Избирательной ойкумены

Дмитрий Красавин

Краткие очерки об обычаях и нравах обитателей

Избирательной ойкумены.

Предисловие автора.

Избирательная ойкумена, в отличии от ойкумены Гекатея Милетского*, не имеет фиксированных пространственных границ. Вчера они совпадали с границами Казахстана, завтра переместятся в Россию, а сегодня плотным кольцом опоясали территорию нашей маленькой Эстонии.

Флуктуация Избирательной ойкумены происходит, с небольшими перерывами, уже на протяжении многих сотен лет. Мы постоянно то тут, то там сталкиваемся с ее обитателями. Общаемся с ними, пьем пиво, закусываем одним огурчиком. Но несмотря на это почти совершенно незнакомы с их нравами и обычаями! Возникают взаимные обиды, претензии. Даже до рукоприкладства дело доходит!

Другие книги автора Дмитрий Антоньевич Красавин

Один из главных героев романа - художник, который пытается спасти от затопления древний русский город Мологу.

Философская основа романа - борьба прекрасного и безобразного. Что есть красота? Сможет ли красота спасти человека, старинный город, Россию? Что есть человек? Свободная самоценная личность? Или нечто вторичное по отношению к некой возвышенной ценности (нация, государство...)?

В приложении к роману приведены копии подлинных документов тех лет.

Дмитрий Красавин

Хаос и музыка

Убийство, наркотики, следственный изолятор...Детектив?

Пожалуй, да. Но еще - размышления о вечном и преходящем, о феномене "я" и таинственном "Некто", овладевающем плотью человека...

Музыкант играл на скрипке - я в глаза его глядел

Я не чтоб любопытствовал - я по небу летел.

Булат Окуджава "Музыкант"

Стена его построена из ясписа,

а город был чистое золото,

Дмитрий Красавин

...и здесь холодно...

(Опыт свободного мышления)

Повесть написана в восемдесят седьмом году. Моя первая попытка отобразить через сюжет художественного произведения различные взгляды на феномен человеческого существования, на единство внутреннего и внешнего миров.

Глава первая

"Встреча в Кадриорге"

Стоял теплый августовский вечер. Под впечатлением только что закончившегося в Кадриоргском дворце концерта музыки Барокко, я вышел в парк и, миновав ограду дворцового комплекса, свернул на узкую извилистую тропку, взбегавшую вверх по холму. Дрожащие звуки клавесина, возникая в глубине пышных, темно-зеленых крон деревьев, слетали с влажных листьев, кружили над травой, увлекая меня еще чуточку побыть наедине с ними, вдали от шума и суеты большого города. Незаметно для себя я оказался в одном из дальних уголков парка. Два маленьких озера и окружающая их темнота, сползающая вниз по раскидистым ветвям грабов, возникли из небытия внезапно, одновременно с появлением маленького старичка, удалявшегося теперь от меня в сторону центральной аллеи. Несколько секунд назад мы, вероятно, шли навстречу друг другу, разминулись, но только теперь я вдруг ясно увидел его лицо одутловатое, неподвижное, с глубоко запавшими глазницами.

Дмитрий Красавин

Сочинения Николеньки

ТРУБА

Труба красавца теплохода ему верна лишь, как раба. В любых портах, в любых походах, во дни торжеств и при невзгодах - где теплоход, там и труба. Он - белоснежен. Она - в саже. Он мчит вперед. Она ревет Мне как-то странно было даже, что ж он ей шею не свернет? Но, я подрос, окончил КВИМУ.*) От старых дум нет и следа. Я знаю - тот красавец сильный лишь потому, что с ним труба!

*)КВИМУ - КАЛИНИНГРАДСКОЕ ВЫСШЕЕ ИНЖЕНЕРНОЕ МОРСКОЕ УЧИЛИЩЕ

Дмитрий Красавин

В А С И Л И А Д А

СОДЕРЖАНИЕ

Третий Рим

Не в деньгах счастье

Пророчество

Пижон

Смелые люди

Уважаемые люди

Белый пароход

Серебряная туфелька с золотой пряжкой

Рождественское настроение

Полет в невесомости

Сказ про сглаз

ТРЕТИЙ РИМ

Вася сказал, что русский народ - народ богоносец.

Я согласился. Мы действительно лучше всяких там американцев:

Бывший партийный функционер, Яша Беленький, сколотивший состояние на скупке краденных с завода цветных металлов, пожертвовал крупную сумму денег на восстановление храма в монастыре.

Строители обещали увековечить его имя на стене восстановленного храма…

Работы завершены. Яша возвращается в родной город, чтобы принять участие в церемонии освящения храма…

Популярные книги в жанре Современная проза

Я - ...

- Я одинок?

- Да, я одинок.

- Почему?

- Глупый вопрос. Если бы я знал, то помог бы сам себе.

- Я не хочу быть одиноким?

- Не знаю. Сначала это угнетает, но потом приходит отчуждение и то же самое одиночество становится необходимым, как воздух.

- Меня бросили?

- Не думаю. Вокруг всегда хватало хороших людей. Думаю, дело скорее во мне. Знаешь, я однажды прошел тест «Какая вы картина», и какой же был результат - «Крик» Мунка.

С тех пор, как она ушла. "Дафна"

С тех пор, как она ушла, он перестал замечать фиолетовые предметы, если только его внимание не обращали на них.

Он начал иногда кончать раньше времени, и перед сексом его всегда брала мелкая дрожь.

Он начал чаще мастурбировать и реже заниматься сексом.

Он не мог закончить ни одного начатого дела.

Потребовалось очень много смелости, чтобы во всем этом признаться.

Стоит тебе признать свою слабость, выманить и выпустить ее, чтобы больше не пускать внутрь, найдется достаточно мелких и трусливых щенков, которые осмеют тебя, и твоя слабость как пугливая мышь заберется еще глубже.

Книга об эмиграции, эмигрантах, о любви и подлости и о многом другом.

Заводские истории

Родился 14 марта 1940 г. в Рязанской области, в селе Победное... Он рос в семье военного, детство и юные годы провел на Украине в поселках и городах Днепропетровской области. Закончил Днепропетровский металлургический институт, работал мастером литейного цеха в Одессе, затем приехал в Ленинград, устроился на завод «Большевик». В 1968-1970-е гг. в чине лейтенанта служил в танковых частях. В армии начал писать прозу. Как это бывает в России - «с тоски» по отступающему вдаль идеалу. Его повесть из армейской жизни «Любовь к афоризмам» (1974), повесть об опасности и благотворности романтических порывов, вызвала в ту пору живую дискуссию.

Первый рассказ Михаила Панина «Расстояние» опубликован в журнале «Звезда» в 1973 г., и с этого времени его высокопрофессиональный литературный труд связан с жизнью этого старейшего журнала России. С 1978 г. он работает в нем редактором, а затем до последнего дня заведующим отделом прозы.

Единство его собственной прозы основано на единстве авторского нравственного поиска, который можно сформулировать так: сколько человеку для счастья земли надо? Это сюжет и рассказов, и повестей, и романов петербургского писателя. По ним ставились фильмы, они получали премии, в том числе и петербургскую премию «Северная Пальмира» - за роман из жизни нашей «пропащей» интеллигенции «Труп твоего врага» (1996)...

Все началось с одного визита. Я пошел к своему старо­му другу и застал его сочиняющим какую-то книгу.

— Что это ты делаешь? — спросил я.

— Составляю «Словарь литераторов»,— ответил он. Я попросил его показать мне уже написанную часть, полистал ее и увидел, что там сплошные звезды от лите­ратуры: либо старые, испытанные таланты, либо моло­дые дарования, которые принесут новую славу нашему искусству. Большинство старых были еще живы. Я не имел чести учиться у них лично, но читал их произве­дения и сейчас был вдвойне счастлив побольше узнать об их жизни и творчестве. Внезапно мои глаза остано­вились на одном имени: Чжуан Чжун. Я не мог считать его своим закадычным другом, однако был знаком с ним и с интересом прочел следующее:

Арон Тамаши — один из ярких и самобытных прозаиков, лауреат государственных и литературных премий ВНР.

Рассказы, весьма разнообразные по стилистической манере и тематике, отражают 40-летний период творчества писателя.

Принять и полюбить себя «как есть» – для многих недостижимая цель. Нам со всех сторон внушают, что мы должны становиться лучше, избавляться от недостатков или хотя бы их скрывать. Мы постоянно себя критикуем, чего-то стыдимся и никак не можем обрести внутреннюю гармонию. В этой книге Екатерина Сигитова, врач-психотерапевт с неизлечимым кожным заболеванием – ихтиозом, на примерах из собственной жизни и историй других людей рассказывает, как все-таки найти точку опоры и научиться любить себя с любыми особенностями и проблемами.

Упражнения и задания из книги помогут по-новому взглянуть на себя и приблизиться к принятию независимо от того, насколько вы сейчас от этого далеки и что именно вам мешает.

С древних времен люди умели читать знаки судьбы, защищаться от дурного влияния, использовать талисманы и проводить необходимые обряды. Но затем многое было забыто или признано антинаучным. Анна Кирьянова – известный психолог и философ – уверена: эти знания по-настоящему мудры, а их пользу подтверждает современная психология. Из этой книги вы узнаете, как распознать токсичных людей в своем окружении и защититься от них, как правильно загадывать желания, как привлечь удачу и достаток, избежать беды и сохранить счастье.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Красавина Екатерина

КОРАЛЛЫ МЕРТВЕЦА

ГЛАВА 1

Самолет летел над Гавайями. Оля откинулась в пассажирском кресле и закрыла глаза. Последние минуты были особенно невыносимыми. Хотелось выпрыгнуть из самолета и бежать, размахивая руками, на пляж. К сине-бирюзовой воде. К океану.

Перелет был утомительным. А впереди её ждала большая развлекательная программа; Cад кактусов, Долина храмов, Полинезийский культурный центр. И обязательно - серфинг. Оля представила, как она взмывает на гребень огромной волны, а потом стремительно летит вниз.

Красавина Екатерина

Смерть под занавес

Глава 1

Ни в светских, ни в театральных кругах никто особенно не удивился тому, что Элла Гурдина третий раз подряд получила театральную премию "Божественная Мельпомена". Когда объявили победителя, известный театральный критик Максим Переверзенцев громогласно на весь зал крикнул: "Браво, Эл-ла!" - и встал, аплодируя. За ним поднялись и другие. В зале было душно. В последний момент перед вручением ежегодной национальной премии, как на грех, отказала вентиляция. Организаторы чертыхались, а директор Дома актерской гильдии, где проходило торжество, грозился подать в отставку.

Я Н К Р А Ш К О

О Р Б И Т А С М Е Р Т И

Пеpевод В.Б.Маpченко

Все лица, выступающие в этой книге, выдуманы и всякое сходство с реальными, живыми или покойными людьми - результат чистой случайности.

События, пусть даже в большинстве своем и выдуманные, базируются, все же, на реальной основе. Например, во всех технических проблемах и данных, касающихся параметров "Атлантиса", его старта, орбитальных операций и приземления, за образец приняты американские "челноки" "Колумбия", "Челленджер" и "Атланта" и были подробно проконсультированы с госпожой Анной Бальтер, которой автор таким путем желал бы выразить сердечную благодарность за сотрудничество и помощь.

Сергей Красиков

Яркость воображения

Я думаю, не надо напоминать просвещенному читателю, что современная российская литература воображения имеет свои корни в романе Ильи Камнезема (творческий псевдоним Каменева и Зиновьева) "Наше славное будущее". Другое дело - роман, первоначально изданный Шанхайской "Академией", впервые полностью публикуется на родине. Такова уж историческая справедливость, все яркое, запрещенное, не понятое современниками, в конце-концов вырывается на свободу, становится общепринятой классикой.