Красный беломор

В.Козявин

К Р А С H Ы Й Б Е Л О М О Р

В одном мамлякате жил мальчик. Однажды друзья сказали ему, что хотят учиться курить, и мальчик решил купить папиросы. Он пошёл в ларёк, но там ему ничего не продали, потому что он был ещё маленький. И продавщица ему сказала: ''Мальчик, тебе курить ещё рано и очень вредно, а самое главное - никогда не кури красный ''Беломор''!''. Мальчик огорчился, но к нему подошёл человек в чёрном пальто и сказал: ''Мальчик, хочешь, я подарю тебе папиросы?''. Мальчик очень обрадовался и забыл, что сказала ему продавщица, а человек дал ему пачку папирос и быстро ушёл. Мальчик смотрит, а это ''Беломорканал'', только пачка не синяя, а красная. Они с друзьями пошли на заброшенную стройку и стали курить. Папиросы тоже были красные. Только они зажгли папиросы, как из них пошёл красный дым, и мальчики сразу крепко заснули. Тогда из пачки красного ''Беломора'' вылез маленький чёрный человек и стал быстро расти. Вырос и стал тем самым человеком в чёрном пальто. Он расстегнул пальто и вынул Чёрную Трубку. Он вставлял её в мальчиков и сосал у них кровь и мозги, а мальчики чувствовали боль, но не могли проснуться, потому что вдохнули красный дым. Hо тот мальчик, который взял красный ''Беломорканал'', на самом деле в последний миг вспомнил, что говорила продавщица, и старался не дышать. Поэтому он не очень сильно потерял сознание. Он всё видел и сумел незаметно отползти. Потом он побежал в милицию и всё им рассказал. Милиция приехала и незаметно окружила заброшенную стройку. Она бросилась на чёрного человека, но тот быстро уменьшился и спрятался в пачке красного ''Беломора''. Милиция схватила пачку и разрезала её. Внутри были красные папиросы и маленький гроб с чёрным человеком. Милиция открыла гроб, но чёрный человек замахал ушами, как крыльями птица, и хотел улететь. Hо милиция выстрелила из пистолета и сбила его на землю. Это был Сталин. Он сделал папиросы из тела Ленина и травил ими детей, а когда те засыпали, он доставал свою чёрную трубку, вставлял в детей и сосал их кровь и мозги. Кровью он питался, а из мозгов делал новые красные папиросы. Милиция разрезала папиросы, вытащила мозги и положила обратно в детей. Потом она разрезала Сталина, вылила кровь и налила в детей. Сталина милиция выбросила на свалку истории, а дети ожили. Только сделались странные и всё время искали красные папиросы, не могли найти и мучались, потому что красные папиросы были как наркотик.

Другие книги автора В. Козявин

В.Козявин

К Р А С H А Я К А Р Т И H А

У одного мальчика был врождённый мамлякат. Он тяжело болел и всё время лежал в кровати. Поэтому он очень скучал. Как-то раз его мама ушла, а он попросил сестру купить ему картину, чтобы повесить её над кроватью. Сестра пошла в магазин, а по дороге ей встретилась старушка и говорит: ''Hе покупай красную картину!''. Пришла сестра в магазин, а там продаются только красные картины. Она посмотрела на них, и одна картина ей очень понравилась: она была вся красная, на ней была нарисована Красная площадь и мавзолей. Сестра взяла и купила Красную Картину.

В.Козявин

К Р А С H А Я П И Л О Т О Ч К А

Жил-был мальчик, которого все звали Мамлякат, то есть Красная Пилоточка. Так его звали потому, что мама сшила ему красную пилоточку, и он её всегда носил.

Вот как-то раз мама ему и говорит: - Вот тебе корзиночка, отнеси дедушке Ленину живых цветов. Да смотри, ни с кем не разговаривай по дороге! Взял мальчик корзиночку и пошел. Идти надо было через лес, а пошёл он длинной дорогой, чтобы набрать самых красивых живых цветов.

Популярные книги в жанре Юмор: прочее

Рассказы опубликованы в журнале "Иностранная литература" № 12, 1976

Из рубрики "Авторы этого номера"

...Сборник «Зеркала» («Lustra»), в котором были напечатаны предлагаемые читателю короткие рассказы X. Бардиевского, вышел в издательстве «Чительник» (Warszawa, Czytelnik) в 1971 году.

Сцена первая.

Место действия – офис неизвестной компании, в которой работает Весли.

Хор коллег поет заздравную песнь в честь Дженис.

Весли

Когда ж они заткнутся наконец

И жрать усядутся? Их пенье

Мертвого поднимет из могилы!

Колеги прекращают петь, начинается застолье.

Весли

Заглохли. Наконец-то!

Теперь могу спокойно я подумать о том

Павел ВОРОНЦОВ

ПОГНАВШИМСЯ ЗА МИРАЖОМ

(кто потерялся в танце миражей)

Поселений на Марсе много, а вот космодром один. И если воду, воздух и даже пищу можно загнать в замкнутый цикл, то это еще не значит, что можно обойтись совсем без грузоперевозок. Самолеты с вертолетами не для здешней разряженной атмосферы а ракеты жрут слишком много топлива, так что основная тяжесть ложится на краулеры. Большие многогусечные чудища могут неделями катиться среди красных бархан от поселения к поселению в соответствии с маршрутом, проложенным мудрыми спутниками. В таких поездках их сопровождают лишь марсианская пыль да миражи. Миражей в марсианских пустынях много.

Авторы, известные в прошлом участники КВН, использовавшие свой опыт и наблюдения для написания «Курса веселых наук», адресуют эту книгу всем исполнителям и коллективам художественной самодеятельности: агитбригадчикам и массовикам, руководителям народных театров и студенческих капустников, и тем, кто любит эту веселую и популярную игру.

ПАВЕЛ ВОРОНЦОВ

ПРОПОВЕДНИК

Я сила, которая вечно хочет

Добра и вечно творит Зло...

Двое встретились на дороге.

- Выбрось это, - сказал один, - там, куда ты идешь, тебе это не пригодится.

- Всегда так говоришь, - ответил второй, поправляя меч на поясе, - но пока эта штука меня кормит.

- Мне ненавистен твой образ жизни, - сказал первый.

"И тем не менее ты меня кормишь", - подумал второй, но лишь рассмеялся вслух. И они разошлись, как всегда расходились.

Смута Новейшего Времени

или

Удивительные Похождения Вани Чмотанова

Николай Боков

Как думаешь, чем кончится тревога?

.................................

Слыхал ли ты когда,

Чтоб мёртвые из гроба выходили

Допрашивать царей, царей законных,

Назначенных, избранных всенародно...?

А.С. Пушкин «Борис Годунов»

Чудна ДЕЛЬТА при тихой погоде, когда вольно и плавно, сдав отчет и системную ленту, грезит вслух Борис Васильевич о ее будущих возможностях! Ни зашелохнет; ни прогремит. Глядишь и не знаешь: не то рекламный буклет пишут, не то соглашение о требованиях разрабатывают. Любо тогда каждому дельтовцу оглядеться с вышины, и глядят они в свои задания и календарные планы, и не наглядятся, и не налюбуются светлым своим зраком, и усмехаются чему-то. Бог их знает — чему!

Мне нужно было найти его. Искать было легко — след был еще теплый. Он вел меня в дебри зеленых, не отбрасывающих тени заборов, за которыми раздавались утомленные жарой голоса: "Ти, виварка вонюча, — укорял один негромкий, экономящий силы, — я і по водичку, я і по корову, а вона сидить і цілий день со6і пизду чуха…" В доме напротив хорошо развитая девушка развешивала белье, ловко переступая через пыльных, окопавшихся кур сильными ногами. Она бросила в меня макитрой, как только я произнес его имя. Черные стриженые волосы на лобке в гневе встали дыбом, пробив белую ткань купальника. Кровавый след уводил дальше, он привел меня к пряничному домику, раскрашенному нежными цветами. Здесь могла бы жить Белоснежка. Маттиолы росли прямо под окнами, на них валялся одуревший от ароматов кот. В ничтожной тени возле кота наслаждался потемневший от простой лагерной жизни дядька. Балансируя на корточках, он специальным взглядом набросил на меня невидимую сеть, как тарантул. "Івана нема", — сказал он, и выбросил "Приму" в роскошные мальвы. Окурок прочертил в горячем воздухе изящную математическую истину, после чего был немедленно склеван громадным, как орел, белым петухом. Левый глаз петуха закрывало бельмо, одна нога была закована в кандалы, железная цепь тянулась за ним к собачьей будке. "Він у нас замість собаки, — сказал темный дядька, сбивая плевком жирного шмеля с наглой георгины, — ми його на цеп посадили, щоб людей не клював". Я спросил его про Катерину. "ЇЇ увезли в лікарню", — сказал он бесстрастно, — та дура через твого Івана засунула голову в костьор. Правда, обгоріла не сильно, врачі сказали, шо скоро випишуть". Я попрощался. Иван оставлял за собой выжженную землю, как Чингисхан, и я тащился за ним, как отставший от орды мародер.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Козлов А.И.

Финская война. Взгляд "с той стороны"

Содержание

Предисловие

I. Предыстория

II. Политический пролог к "зимней войне"

III. Talvisota - "зимняя война"

IV. Московский мирный договор

V. "Война - продолжение"

Литература

Предисловие

"Финская война" 1939-40 годов - один из символов героизма советского солдата, "человека с ружьем", и одно из позорнейших пятен в летописи политических деяний Советского Союза. "Незнаменитой войной" назвал ее поэт А. Твардовский. Пожалуй, самое точное определение.

Козлов Александр Иванович

Жизнь и судьба русского генерала Антона Ивановича Деникина

Об авторе: Александр Иванович Козлов окончил военное училище и Ростовский госуниверситет. Служил офицером-пограничником на Сахалине и Кавказе, работал журналистом в Сочинской студии телевидения, преподавателем Волгоградского политехнического института, затем приступил к научно-педагогической деятельности в Ростовском университете, где трудится до настоящего времени. Много лет заведовал кафедрой отечественной истории новейшего периода, был деканом исторического факультета. Автор 200 научных работ, в том числе 11 книг (еще 18 книг - в соавторстве). Специалист по истории России конца XIX-XX веков. Доктор исторических наук, профессор, академик Академии военных наук. Заслуженный деятель науки России.

Александр Козлов

Военно-морские рассказы

Содержание

У матросов нет вопросов

За два часа до Нового года

Прошу "добро" на поражение

Любовь к морю

Морской каравай

Плавали - знаем

Запрещенные доклады

Палочки для канапе

У матросов нет вопросов

Самый понятливый народ - это мы, военные моряки. Нам, военным, объясняй, не объясняй - мы все равно сделаем по-своему! Поэтому любые поползновения на свободу, выражающиеся провокационными вопросами: "Вам все понятно? Вы знаете как надо это делать?" - мы всегда и без раздумий пресекаем, отвечая: "Конечно!" И, непременно, добавляем: "У матросов - нет вопросов!" При этом ни у кого: ни у того, кто спрашивает, ни у того, кто отвечает, нет сомнений в том, что все равно все будет сделано не так как сказано, а скорее всего - в точности наоборот! Такой уж у нас, у военных моряков, несговорчивый характер.

Козлов Андрей Петрович

Тревожная служба

{1}Так помечены ссылки на примечания. Примечания в конце текста

Аннотация издательства: Войну Андрей Петрович Козлов встретил начальником пограничной заставы. О первых боях с фашистскими захватчиками, о роли пограничников в бесперебойной работе Дороги жизни через Ладогу идет речь в первой части воспоминаний. А потом - нелегкая служба командира полка в западных районах страны, фронт без линии фронта. Завершается книга страницами о прославленной дивизии имени Ф. Э. Дзержинского. Воспоминания генерал-лейтенанта А. П. Козлова рассчитаны на широкий круг читателей.