Красные сабо

Красные сабо
Автор:
Перевод: Ирина Яковлевна Волевич
Жанры: Современная проза , Роман
Год: 1983

Известный поэт и писатель рассказывает о своих детских и отроческих годах. Действие книги развертывается в 30-е гг. нашего века на фоне важных исторических событий — победы Народного фронта, «странной войны» и поражения французской армии. В поэтическом рассказе об этой эпохе звучит голос трудовой Франции — Франции рабочих и сельских тружеников, которые составляют жизненную основу нации.

Отрывок из произведения:

Жан Жубер — имя не новое для советского читателя. В 1978 году издательство «Прогресс» выпустило в русском переводе его роман «Человек среди песков», удостоенный во Франции одной из наиболее значительных премий — премии Ренодо за 1975 год.

В настоящее время Жан Жубер (род. в 1928 г.) живет и работает в Лангедоке, читает в университете имени Поля Валери в Монпелье курс современной американской литературы. Как и подавляющее большинство французских писателей, он не входит в узкий круг «профессионалов», то есть авторов, зарабатывающих на жизнь исключительно литературным трудом.

Другие книги автора Жан Жубер

Действие романа-предвосхищения, романа-предупреждения перенесено в будущее, в XXI век. Прогрессивный писатель Франции предостерегает об опасности бездумного вторжения человека в природу, пренебрежения ее законами. Помещая своих героев в экстремальные обстоятельства экологической катастрофы, Жубер верит в огромные ресурсы человеческого разума, вобравшего в себя культурный и нравственный опыт прошлых поколений, сплачивающего людей перед лицом катастрофы и позволяющего противостоять ей.

Поэтический роман-притча, поднимающий проблемы взаимодействия человека и природы, рассказывающий о судьбе одинокого мечтателя в буржуазном обществе.

Дневники «проклятого поэта».

Исповедь БЕЗУМНОГО ГЕНИЯ, написанная буквально «кровью сердца». О ТАКИХ рукописях говорят — «эта книга убивает».

Завладеть этими дневниками мечтали многие ученые — однако теперь, почти случайно, к ним получил доступ человек, которому они, в сущности, не нужны.

Простое любопытство ученого?

Осторожнее!

Эта книга убивает!

Популярные книги в жанре Современная проза

Яков Шехтер

О Б М А Н Щ И К

Когда размножилось человечество и стало трудно ангелу смерти убивать всех осужденных, стал он искать себе помощников и придумал врачей.

Рабби Нахман

из Бреслева

рошлой ночью Моше приснился странный сон. Он снова мальчик и опять бежит через весь Бней-Брак на мельницу, с обедом для отца. Весь Бней-Брак... Тогда это была всего лишь пыльная деревушка к востоку от Тель-Авива. По её улицам не спеша проезжали на осликах бедуины, а их овцы упорно лезли в палисадник, пытаясь обглодать подсолнухи, гордость мамы Моше. Сегодня, гуляя по проспекту рабби Акивы, он никак не может сопоставить уютный мир своего детства с этой шумной городской улицей.

Владимир Шевчук

Феерия

Тряпичный щенок лежал рядом с подушкой, и манил обещанием тепла и спокойствия. В то время, как живой пытался, вовсе, столкнуть хозяйку с кровати. Она лежала поглаживая, тряпичного, и пытаясь успокоить живого. Телефон, молча лежал под подушкой. Почему он молчит. Она отрывала взгляд от щенка, прекращала борьбу, и касалась трубки. Мысли жили своей жизнью, и их заполняли воспоминания и тревога. Живой щенок, толкнул тряпичного, и мягкая лапка того, коснулась ее груди. В этот момент зазвонил телефон. Она нажала кнопку связи, и лапка тряпичного щенка медленно продолжила свой путь, постепенно превращаясь в человеческую руку, и даря наслаждение. Живой щенок обидевшись на хозяйку, не обращающую на него внимания, выскочил за дверь. Хозяйка, потянула длинное тряпичное ухо, которое в ее руках приобрело теплоту и упругость. Ее язык коснулся внутренней поверхности, ушной раковины, а через мгновение, зубы, уже успели сжать живую плоть. Телефон тихо шептал. Ее руки конулись живого лица, затем медленно соскользнули по шее вниз. В то время, как по ее телу, скользили такие же нежные и горячие руки. Шея, грудь, живот, ноги, лобок и дальше. Их руки двигались синхронно, возбуждая, и будто изучая тела, но всегда возвращаясь в одно и то же место. И заставляя судорожно сжиматься мышцы. Время рук прошло. ---- Самолет, вначале медленно бежит по взлетной полосе, разогревая сопла, и ускоряя движение. Огонь, постепенно разгораясь где-то в глубине, в итоге находит, единственно возможный путь. И устремляется на свободу. Огонь несется по соплам, сметая все на своем пути. Огонь сметает страх перед полетом, и убивает память о холодной земле. Огонь вырывается на свободу. Колеса последние разы касаются земли, и ... Взлет. Колеса еще некоторое время, по инерции, крутятся, но уже ясно, что теперь самолетом правит огонь, рвущийся из сопл. Полет. Вся накопившаяся ярость, и неудовлетворенность, пожирается стремительным пламенем, и растворяется в пространстве, латая разрывы созданные крыльями. Поначалу холодная, обшивка касаясь рвущегося воздуха, становится все горячее, пока в итоге не раскаляется до температуры, рвущегося из сопл огня.

Владимир Шевчук

Меpтвая птица

Дидона! Как тобой pука судьбы игpала

Каких любовников тебе она дала!

Один скончался - ты бежала;

Дpугой бежал - ты умеpла!

В.А. Жуковский

------ (pасставание пеpвое) (тяжесть pасставания)

Если ты сейчас не убеpешься,

То тебя я не сумею отпустить.

- Быстpее уходи, не то я не смогу тебя отпустить, а этого делать ни в коем случае нельзя. - Hо маленькая, мне бы в туалет заскочить - выпитые две банки водки-лимон все чувствительней заявляли о себе. - Я люблю тебя. Заскочишь в паpке. - и она захлопнула двеpь отметая этим любые возpажения. Да уж. Тяжело pасстаться, и нельзя остаться. Из-за ее стаpиков они постоянно не встpечались, а мучались. Хотя он думал, что все мучения создает главным обpазом она. Hу что стpашного случилось бы, зайди он на минуту в туалет? Hичего. Пpосто она бы жутко надулась, pешив, что не может его отпустить. И тpепала бы всем неpвы. (Так пpоисходило и обычно, может и не только во вpемя его пpиходов. Все пpоблемы твоpили не мама, бабушка или дедушка, а именно она, видя во всех одну сплошную пpоблему). Он смиpился с этим. Как говаpивала она "Ты меня только за мою вpедность и любишь". А он не любил вpедность, но любил ее. И пpиходилось теpпеть и миpиться с дуpацкими выходками, вот как сегодня. ----- Он впpипpыжку напpавлялся к паpку. Hочь, дуpацкий дождь сpеди зимы, и голые деpевья. Hи доpожки, ни тpопинки - только темные тени снующие с места на место. Он ничего не замечал. Выбpав пpимеpное напpавление, и не пытаясь искать тpопу он шел к цели. Цель была близка и манила обещанием облегчения. Завидев свет он ускоpил шаги, чтобы так и не успев испугаться наступившей темноты упасть с пpоломленным чеpепом. И на целые сутки стать знаменитым - посмеpтно. ----- А весь следующий день она неpвно pасхаживала возле окна, и как бешеная мчалась к телефону, ожидая его звонка. Позвонить пеpвой, она как обычно считала ниже своего достоинства. А потому обо всем узнала последней.

Владимир Шевчук

Возвращение домой

Я живу в коробке из кирпича

Я ем то, чем брезгуют даже крысы

В мою голову часто бьет моча,

А мне кажется, что это мысли.

(таракан)

Предисловие необходимое к роману, даже если он не роман.

С какого то времени я перестал любить своих богов, вернее я просто перестал их понимать. За что такая ненависть к поселенцам их миров? Да, они боги, но нам то тоже пожить охота, тем более, что в данном случае не они нас создали, а наши собственные боги, которых мы не знаем. Зато этих мы знаем, ну очень хорошо, и это в общемто неплохо, но все равно радости мало (т.е. неплохо то, что мы их знаем, а радости мало оттого, что знаем какие они сволочи).

Виктор Широков

ИГРУШКА

У меня рот растягивается до ушей, когда вспоминаю свои трагические ошибки. Это ж надо уродиться таким дурнем. Другое дело, что ценою своих неудач и проблем оплачивал строки, становившиеся все дороже и дороже.

Привалило дураку счастье, аж не знал он, дурень, что с ним делать. И давай крошить его на части. Бестолково. Глупо. Неумело. Думал он, что счастье безгранично, что ещё не раз оно привалит. Не Господь, а сам себя отлично наказал, сейчас сидит в развале. Нажитое все пошло прахом. День-деньской сидит в развалюхе. Сам себе стирает рубахи. Сам себе дает оплеухи. Непонятное что-то бормочет, и не ждет ни от кого участья. Только не озлобились очи. Может, все же не ушло счастье...

Виктор Широков

КРАЖИ

Меня обворовывали неоднократно. Только в этом году трижды. Летом я отправился на овощной рынок и, зазевавшись, не заметил, как разрезали сумку, куда я клал бумажник не только с деньгами, но и с кипой документов: паспортом, различными пропусками, билетами в библиотеки, визитками... Помню, что вертелся около чернявый мальчонка, зажимавший в правой руке три монетки. Возможно, они были бритвенно заточены, ибо разрез ткани сумки был прицельно безжалостен и задел даже край бумажника...

Виктор ШИРОКОВ

НАВСТРЕЧУ БУДУЩИМ ЗОРЯМ

Валаамские картинки

1

Трудно припомнить совершенно отчетливо, когда стала возникать в разговорах едкая и безысходная красота северного острова. Сама добродетель и благочестие Отечества нашего, запечатленные ещё крепкой и точной, по живописному победительной зайцевской и шмелевской прозой, а через полвека, если точнее через все корневищно перекрученные семь десятилетий большевистского произвола аукнувшиеся проблескиваниями и посверкиваниями нагибинской кино и сценографии, притягивали и не подпускали одновременно как сильный магнит.

Виктор Широков

ТРИ МОГИЛЫ - В ОДНОЙ

Готический роман

"Вообще, я бы завтра же бросил эту тяжкую, как головная боль, страну, - где все мне чуждо и противно, где роман о кровосмешении или бездарно-ударная, приторно-риторическая, фальшиво-вшивая повесть о войне считается венцом литературы; где литературы на самом деле нет, и давно нет; где из тумана какой-то скучнейшей демократической мокроты, - тоже фальшивой, - торчат все те сапоги и каска..."

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Том I трехтомника «Древний Китай» посвящен истории возникновения в бассейне Хуанхэ древнейших очагов цивилизации и государственности (Шан, Западное Чжоу). В книге даются краткий очерк предыстории Китая, а также характеристика древнекитайских источников и истории изучения китайских древностей.

Дорогая Янссон-сан, пишет Вам девочка из Японии.

Мне тринадцать лет и два месяца, восемнадцатого января исполнится четырнадцать. У меня есть мама и две младшие сестренки.

Я прочла всё, что Вы написали, а потом читала ещё раз и думала про снег и одиночество. Токио очень большой город. Я учу английский и очень стараюсь. Я люблю Вас и мечтаю стать такой же старой и мудрой, как Вы.

Посылаю Вам одно хайку на японском про цветы сакуры.

Журнальный вариант повести Анастасии Перфильевой «Шпага д’Артаньяна». Повесть была опубликована в журнале «Пионер» № 3 за 1955 год.

Повесть Аделаиды Котовщиковой «Кто моя мама» была опубликована в журнале «Костер» №№ 7–9 в 1959 году.

В повести «Кто моя мама» писательница рассказывает о девочке Гале. Галя рано потеряла родных. Девочка часто думает о том, кто же была её мама, и пытается о ней что-нибудь узнать.

Не лёгкая жизнь сложилась у Гали, но в трудные минуты девочка не одинока: ей помогают друзья — взрослые и дети.