Красивая невеста

Красивая невеста

Жил-был крестьянин. Было у него три сына — двое умных, третий дурачок. Состарился отец. Пришло время добро меж сыновьями делить. А старик не знает, кому дом отдавать. Все три сына ему любы, а милее всех младший. Братья его дурнем считали, а отец за доброту да за честность любил.

Зовет он сыновей и говорит:

— Хочу между вами добро поделить, чтобы после моей смерти споров у вас не было.

Старшие братья обрадовались. Они давно этого дня ждали. А отец говорит:

Рекомендуем почитать

У зажиточного крестьянина было три сына. Двое старших были людьми толковыми и искусными в любой работе, третий же, младший, уже с детских лет слыл придурковатым: ни с каким делом он не мог как следует справиться. Перед смертью отец дал сыновьям такое наставление:

— Дни мои, как я чувствую, клонятся к закату, и, когда я отойду в иной мир, вы, старшие мои сыновья, разделите между собой поровну все имущество; если желаете, разделите пополам и землю. А если только один из вас захочет здесь хозяйничать, пусть выплатит другому половину стоимости нашей земли. Ты же, Пеэтер, мои младший сынок, не годишься ни в хозяева, ни в работники, поэтому надо бы тебе отправляться искать счастья по белу свету. Твоя крестная мать подарила тебе в день крестин — старую рублевую монету. Она назвала эту монету неразменным рублем и велела отдать ее тебе когда ты будешь покидать родительский дом. Крестная сказала так: «Пока у моего крестника будет в кармане эта заветная монета, он не будет знать никаких забот — счастливчика не может коснуться ни горе, ни нужда». Возьми же себе в наследство подарок крестной и постарайся прожить с его помощью.

Как-то слышит девица: вроде разговаривает кто-то, а никого не видать. Любопытство её разобрало — кто же это говорит. Прислушалась она, пошла на голоса. Вдруг видит — злыдни разговаривают. Притаилась девица, потому как знает, что надо их остерегаться. И подслушала разговор.

Слышит, как один здыдень другому говорит:

— Дрянь дело! Дрянь дело!

— Что случилось?

— Да вот оставил я болванов под деревьями в Лапландии.

— И вправду плохо дело! Найдёт вдруг кто наших болванов, побросает наземь — и конец нам.

Шёл однажды по дороге нищий старик. А время было уже вечернее, смеркалось. Решил странник зайти в ближайший дом, попроситься на ночлег. Постучался в окно большой избы:

— Добрые люди, Христа ради пустите переночевать!

Вышла из дома хозяйка-богачка и давай кричать на старика, давай бранить его, на чём свет стоит.

— Сейчас, — кричит, — собак с цепи спущу! Шляются тут всякие! Поди прочь!

Пошёл странник дальше. Увидел бедную, покосившуюся избушку, постучался в оконце:

Жил-был волк, и жила-была овца. Овца от стада отбилась, заблудилась в лесу да и осталась там жить. А волку-то лес- дом родной. Повстречались волк и овца, ну и подружились друг с другом.

Лето хорошо прожили кругом тепло, сытно, чего ж тут ссориться!

Осенью кое-как промаялись, а зима нагрянула — плохо им пришлось. У волка лапы мёрзнут, у овцы хвост дрожит от холода.

Вот овца и говорит:

— Давай, волк, построим себе дом. Будем в доме печь топить, в тепле зиму зимовать. А волку лень. Он говорит:

Я хочу рассказать вам хорошую сказку о тех далеких временах, когда на земле еще понимали язык четвероногих и пернатых и прислушивались к их мудрому слову.

Жила в ту пору в темном дремучем лесу, в одинокой избушке, хромая старуха с тремя красавицами дочерьми. Дочки подле старухи цвели, точно яркие цветочки вокруг сухого пня; особенно пригожей и милой была младшая сестра. Но в лесной глуши красотой девушек могли любоваться только солнце днем да месяц и звезды ночью.

Эстонские народные сказки о птицах и животных

Барин велел повару наготовить вкусной еды. Поставил повар большой котел, положил в него много баранины. Сам сидит, огонь раздувает.

Вдруг из-под пола, из-под печки вылезает гном и просит:

— Голубчик, дай баранинки! Отощал от голода.

— Не могу, — говорит повар, — у нас у самих едоков много.

— Тогда хоть подливочки дай! — говорит гном.

— Подливки, так и быть, возьми! — сказал повар и зачерпнул гному поварешку подливки.

Другие книги автора Народные сказки

"Русские заветные сказки" А.Н.Афанасьева были напечатаны в Женеве более ста лет назад. Они появились без имени издателя, sine anno. На титульном листе, под названием, было лишь указано: "Валаам. Типарским художеством монашествующей братии. Год мракобесия". А на контртитуле была пометка: "Отпечатано единственно для археологов и библиофилов в небольшом количестве экземпляров".

Исключительно редкая уже в прошлом веке, книга Афанасьева в наши дни стала почти что фантомом. Судя по трудам советских фольклористов, в спецотделах крупнейших библиотек Ленинграда и Москвы сохранилось всего лишь два-три экземпляра "Заветных сказок". Рукопись книги Афанасьева находится в ленинградском Институте русской литературы АН СССР ("Народные русские сказки не для печати, Архив, № Р-1, опись 1, № 112). Единственный экземпляр "Сказок", принадлежавший парижской Национальной библиотеке, исчез еще до первой мировой войны. Книга не значится и в каталогах библиотеки Британского музея.

Переиздавая "Заветные сказки" Афанасьева, мы надеемся познакомить западного и русского читателя с малоизвестной гранью русского воображения — "соромными", непристойными сказками, в которых, по выражению фольклориста, "бьет живым ключом неподдельная народная речь, сверкая всеми блестящими и остроумными сторонами простолюдина".

Приглашаем маленьких читателей в волшебный мир сказок. Слушая и читая любимые сказки, дети сопереживают героям, учатся понимать, что такое добро и зло, знакомятся с окружающим миром.

В этой книге дети найдут своих любимых сказочных героев и смогут раскрасить их так, как подскажет им их фантазия.

«Жили были петушок да курочка. Рылся петушок и вырыл бобок.

– Ко-ко-ко, курочка, ешь бобовое зёрнышко!

– Ко-ко-ко, петушок, ешь сам!..»

В некотором царстве, в некотором государстве жили-были старик и старуха, и было у них три сына. Младшего звали Иванушка. Жили они — не ленились, с утра до ночи трудились: пашню пахали да хлеб засевали.

Разнеслась вдруг в том царстве-государстве дурная весть: собирается чудо-юдо поганое на их землю напасть, всех людей истребить, все города-села огнем спалить. Затужили старик со старухой, загоревали. А старшие сыновья утешают их:

— Не горюйте, батюшка и матушка! Пойдем мы на чудо-юдо, будем с ним биться насмерть! А чтобы вам одним не тосковать, пусть с вами Иванушка останется: он еще очень молод, чтоб на бой идти.

Приглашаем маленьких читателей в волшебный мир сказок. Слушая и читая любимые сказки, дети сопереживают героям, учатся понимать, что такое добро и зло, знакомятся с окружающим миром.

В этой книге дети найдут своих любимых сказочных героев и смогут раскрасить их так, как подскажет им их фантазия.

Русская сказка

ФИНИСТ - ЯСНЫЙ СОКОЛ

Жил да был крестьянин. Умерла у него жена, осталось три дочки. Хотел старик нанять работницу - в хозяйстве помогать. Но меньшая дочь, Марьюшка, сказала:

- Не надо, батюшка, нанимать работницу, сама я буду хозяйство вести. Ладно. Стала дочка Марьюшка хозяйство вести. Все-то она умеет, все-то у нее ладится. Любил отец Марьюшку: рад был, что такая умная да работящая дочка растет. Из себя-то Марьюшка красавица писаная. А сестры ее завидущие да жаднющие; из себя-то они некрасивые, а модницы-перемодницы - весь день сидят да белятся, да румянятся, да в обновки наряжаются, платье им - не платье, сапожки - не сапожки, платок - не платок.

Для дошкольного возраста.

«Старый солдат шёл на побывку. Притомился в пути, есть хочется. Дошёл до деревни, постучал в крайнюю избу:

– Пустите отдохнуть дорожного человека.

– Заходи, служивый…»

Популярные книги в жанре Сказка

Люди всегда задавали себе вопросы: можно ли во имя хорошей цели совершать плохие поступки? Если мой друг голодает, то можно ли украсть яблоко, чтобы помочь другу? Сколько ни думали, а ответы были разные: одни говорили — можно, а другие — нельзя. Но великая книга человечества Новый Завет отвечает на этот вопрос однозначно: нельзя. Прекрасная цель не оправдывает дурных средств.

Старинная народная сказка – в рисунках для юных читателей и их родителей. Сказка, выполненная в этом стиле, полностью окунает ребенка и взрослого в сказочный мир волшебной сказки и позволяет самостоятельно работать с образами сказки. В этой сказке сказывается о том, как складывалась жизнь во Вселенной да на Матушке Земле.

Для широкого круга читателей.

«В устройстве Мира живых живое создано так, чтобы каждый человек мог быть сам собой, жить для себя, любить себя, и чтоб дело его спорилось».

Давным-давно жила в Журавлином Озере (это у нас в Муромской Чаще такое озеро есть) русалка по имени Капелька. Была она добрая-добрая и жалостливая – на удивление. Забредет какой-нибудь прохожий ненароком (редко, но такое бывало) на озеро, а Капелька его и не думает вглубь заманивать. Поговорит о том-о сем, о детках его порасспрашивает, а потом отпускает живым-невредимым, да еще и дорогу из Чащи показывает.

А однажды сдружилась Капелька с лешачонком Федотиком. Был у нас такой: двоюродный прадедушка дядиного шурина. Росточком Федотик не удался, самому большому грибу под шляпку мог встать, не сгибаясь, силушки у него тоже не много было, а гику да зыку, почитай, совсем не было. А что это за леший без гика и зыка? Чем заблудшую душу пугать прикажете? Очень из-за этого Федотик переживал. И хотя никто над ним не смеялся, старался он подальше от глаз лешачьих запрятаться. То в пень трухлявый заберется и там невидимым станет, то сквозь землю на три аршина уйдет и там камешком до поздней ночи пролежит, то яблочком червивым (чтоб никто не сорвал) прикинется и на дикой яблоне часами висит. Ну скажите, разве это жизнь? Мука это, а не жизнь! Вот и пришел однажды Федотик на берег Журавлиного Озера. Не то топиться решил, не то галечкой на берегу песчаном полежать – он этого и сам толком не знал. Пришел к озеру и видит: со дна из муравы подводной красавица на него какая-то смотрит. Да так ласково и добро, как никто, кроме родимой матушки, и не смотрел боле!

Сказка для детей в двух действиях.

Видел ли ты когда-нибудь у самого берега, под высоким, поросшим лесом склоном, извилистые полоски на песчаном дне моря? Так бел тот песок, так прелестны эти полоски, что тянутся бесконечными извивами до самого края моря! Часто, видя, как громадные белые пенистые волны яростно кидаются на прибрежный склон, я только диву давался, что им не удается стереть эти полоски. Но у морских волн даже не возникает подобного желания, И полоски так и остаются нетронутыми, как прежде. С шумом и грохотом перекатываются водяные валы над песком и снова укладываются на покой в глубинах моря.

Кнут — бедный мальчик, круглый сирота, ни отца ни матери — жил в маленькой хижине с бабушкой около Жемчужной отмели. Всего то и было у него, что рубашка, курточка, пара штанов да шапка; больше ведь летом ничего и не надо! Зимой надевал он еще шерстяные чулки да башмаки из бересты, а это не так уж и мало. Нрава он был бодрого и всегда весел, но голоден — тоже всегда. Редко так бывает — голодать и в то же время духом не падать.

Беда, правда: у его кроткой и добросердечной бабушки не часто бывало столько съестного, чтобы мальчик мог наесться досыта. Она пряла шерстяную пряжу и посылала Кнута продавать ее в большую господскую усадьбу господина Петермана в миле от них. Усадьба называлась Оса, что значит Вершина. Когда Кнут возвращался с монетами за пряжу, старушка покупала ржаную муку и пекла хлеб. Был у нее и вентерь, так что порой можно было и порыбачить, и рыбу добыть, когда сыновья Юнаса-рыбака помогали Кнуту ставить сеть. А коли удавалось выручить побольше денег за пряжу, так можно было, пожалуй, и простоквашей полакомиться. Небольшой же клочок поля, величиной с пол в их горнице, приносил им картошку. Но такое богатство на их долю перепадало не всегда. Маленький животик Кнута то и дело взывал: «Хочу есть!» Однако он все равно постоянно бывал бодр и весел.

— Диву даешься, глядя на ручей! — воскликнул Риккард. — Кажется, будто у него есть, что сказать мне, что-то свое особенное. Всякий раз, стоит мне запрудить его мелкими камешками, чтобы мои кораблики плыли по фарватеру поглубже, ручей брызжет на меня водой прямо в лицо, и журчит, и бурчит, словно хочет сказать: «Послушай-ка! Послушай-ка!» Да, можно говорить что угодно, когда болтаешь на языке, которого никто не понимает!

— Знаешь, — подхватила слова Риккарда его сестра Роза, — все точь-в-точь так же и с моим ручьем! Когда я плещусь в нем или стираю кукольные платьица, мне кажется, я вижу, будто кто-то выглядывает из воды, кивает мне и говорит: «Я что-то знаю! Я знаю то, чего не знаешь ты!»

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Повез как-то мужик на базар воз сухих березовых дров. Подошел к нему барин и спрашивает:

— Сколько просишь за свою солому?

— Да что вы, пане, не солома это, а березовые дрова!

Барин выхватил нагайку, вытянул мужика по спине и снова спрашивает:

— Так сколько же ты за свою солому просишь?

— Воля ваша, — говорит мужик, — сколько дадите.

Барин заплатил за воз дров, как за воз соломы, и уехал.

Случилось в другой раз этому же мужику повести быка на базар продавать. И снова ему тот же барин попался.

Жил на свете один богатый граф. Как сыр в масле катался, законы своей страны ни во что не ставил. Все в округе должно было быть по его велению, по его хотению.

Отправился однажды граф на прогулку и увидел на лесной опушке большой да красивый крестьянский дом. Приглянулся дом графу. Осмотрел он его со всех сторон и к двери подъезжает.

Вышел на крыльцо хозяин дома. Поздоровался с ним граф и спрашивает:

— Эй, хозяин! Не хочешь ли дом продать? Я не поскуплюсь, за ценой не постою.

Крестьянин жил в деревне, а король — в столице, в Мадриде. Деревня была далеко от Мадрида, и, конечно, король ничего не слыхал о крестьянине. Зато крестьянин знал многое про короля.

Он знал, что король живет в огромном дворце, что ест он самые лучшие кушанья, что подают ему их на золоте, что у него множество слуг и все его боятся — не только слуги, даже министры, разодетые в шелк и бархат. «И конечно, этот король ростом с великана! — так думал крестьянин. — Не будь он таким высоченным и сильным, почему бы люди стали его бояться!» Одним словом, захотелось крестьянину на короля подивиться, посмотреть на него собственными глазами.

Одна из характерных черт римской сатиры — сугубый реализм, выразившийся в постоянном повышенном внимании авторов сатирических произведений к повседневной действительности, к так называемой «прозе жизни».

Древние различали две формы сатиры: одна — исключительно стихотворная — развивалась поэтами: Луцилием, Горацием, Персием и Ювеналом; для другой характерно было смешение стихов и прозы. Блестящим развитием её являются два выдающихся произведения эпохи Нерона: «Апофеоз божественного Клавдия» и роман Петрония «Сатирикон».